100 самых читаемых стихотворений

Список регулярно обновляется в зависимости от интересов читателей


Борис Чичибабин
Борис Чичибабин «Молитва»
Не подари мне лёгкой доли, 
в дороге друга, сна в ночи. 
Сожги мозолями ладони, 
к утратам сердце приучи. 
  
Доколе длится время злое, 
да буду хвор и неимущ. 
Дай задохнуться в диком зное, 
весёлой замятью замучь. 
  
И отдели меня от подлых, 
и дай мне горечи в любви, 
и в час, назначенный на подвиг, 
прощённого благослови. 
  
Не поскупись на холод ссылок 
и мрак отринутых страстей, 
но дай исполнить всё, что в силах, 
но душу по миру рассей. 
  
Читать
Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «На самом деле, мне нравилась только ты»
На самом деле, мне нравилась только ты, 
      
Мой идеал и моё мерило.  
Во всех моих женщинах были твои черты,  
И это с ними меня мирило.  
Пока ты там, покорна своим страстям,  
Порхаешь между Орсе и Прадо,  
Я, можно сказать, собрал тебя по частям 
     – 
Звучит ужасно, но это правда.  
Одна курноса, другая с родинкой на 
     спине,  
Третья умеет всё принимать как 
     данность.  
Одна не чает души в себе, другая во мне 
     – 
Вместе больше не попадалось.  
Одна как ты, с лица отдувает прядь,  
Другая вечно ключи теряет.  
А что, я ни разу не мог в одно это всё 
Читать
Спиридон Дрожжин
Спиридон Дрожжин «Родине»
Как не гордиться мне тобой, 
О родина моя! 
Когда над Волгою родной 
Стою недвижим я, 
  
Когда молитвенно свой взор 
Бросаю в небеса, 
На твой чарующий простор, 
На темные леса. 
  
Как хороша ты в теплый день 
На празднике весны, 
Среди приветных деревень 
Родимой стороны! 
  
Как бодро дышится, когда 
На поле весь народ 
Среди свободного труда 
Все силы отдает! 
  
Читать
Юнна Мориц
Юнна Мориц «Мужество»
Земля казалась плоской под ногами. 
Но исчезали в море корабли. 
И кто-то первый робкими шагами 
Тогда пошел искать конец земли. 
  
Ему, наверно, было ровно двадцать. 
Мне жаль, что я не видела лица 
Того, кто первый начал сомневаться 
В существованье у земли конца! 
  
Земля краями упиралась в небо 
И расстилалась на глазах как пласт 
Чтоб доказать, что все сомненья - 
     небыль 
И прав твердящий глупости схоласт. 
  
Желтели травы, замерзали реки, 
Цвели сады от майского дождя,- 
И силы находились в человеке, 
Чтоб умереть, до края не дойдя, 
Читать
Вера Полозкова
Вера Полозкова «Бернард пишет Эстер»
Бернард пишет Эстер: «У меня есть семья 
     и дом. 
Я веду, и я сроду не был никем ведом. 
По утрам я гуляю с Джесс, по ночам я 
     пью ром со льдом. 
Но когда я вижу тебя – я даже дышу с 
     трудом». 
 
Бернард пишет Эстер: «У меня возле дома 
     пруд, 
Дети ходят туда купаться, но чаще врут, 
Что купаться; я видел всё – Сингапур, 
     Бейрут, 
От исландских фьордов до сомалийских 
     руд, 
Но умру, если у меня тебя отберут». 
 
Бернард пишет: «Доход, финансы и аудит, 
Джип с водителем, из колонок поёт Эдит, 
Скидка тридцать процентов в любимом 
Читать
Владимир Корнилов
Владимир Корнилов «Трава»
О чем трава поёт 
Средь ночи и к утру? 
Не знаю многих нот, 
А слов – не разберу. 
  
И потому стихам 
В который раз, – увы! – 
Души не передам 
И музыки травы. 
  
…Касался многих тем, 
Свергая все и вся, 
Но, кажется, не тем 
Я вовсе занялся. 
  
И нынче все права 
На все свои труды 
Я б отдал за слова 
И музыку травы. 
  
Читать
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Дикое поле»
Страна, 
Ты прошла испытания Казахстаном – 
есть сегодня земля, 
на которой крестам не расти. 
Испытали Тараса. 
И Фёдора испытали. 
Петроград, прости. 
Ленинград, мою землю прости. 
Казахстан – это проводы, 
проволока колючая, 
это было – 
Саратов и Киев, и снова 
Саранск. 
Это ссылки на Маркса, 
кочевья, театры и лучшие копи, 
кони и домны, 
Турксиб, просто Сиб. И жара. 
Я хотел бы родиться в горах 
и не зваться казахом, 
или жить в белой хатке, 
Читать
Юрий Кузнецов
Юрий Кузнецов «Атомная сказка»
Эту сказку счастливую слышал 
Я уже на теперешний лад, 
Как Иванушка во поле вышел 
И стрелу запустил наугад. 
  
Он пошёл в направленье полёта 
По сребристому следу судьбы. 
И попал он к лягушке в болото, 
За три моря от отчей избы. 
  
– Пригодится на правое дело! – 
Положил он лягушку в платок. 
Вскрыл ей белое царское тело 
И пустил электрический ток. 
  
В долгих муках она умирала, 
В каждой жилке стучали века. 
И улыбка познанья играла 
На счастливом лице дурака. 
  
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Я слышу не то, что ты мне говоришь, а голос...»
Я слышу не то, что ты мне говоришь, а 
     голос. 
Я вижу не то, во что ты одета, а ровный 
     снег. 
И это не комната, где мы сидим, но 
     полюс; 
плюс наши следы ведут от него, а не к. 
  
Когда-то я знал на память все краски 
     спектра. 
Теперь различаю лишь белый, врача 
     смутив. 
Но даже ежели песенка вправду спета, 
от нее остается еще мотив. 
  
Я рад бы лечь рядом с тобою, но это – 
     роскошь. 
Если я лягу, то – с дерном заподлицо. 
И всхлипнет старушка в избушке на 
     курьих ножках 
Читать
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Все начинается с любви...»
Все начинается с любви... 
Твердят: 
«Вначале 
    было 
        слово...» 
А я провозглашаю снова: 
Все начинается 
с любви!.. 
  
Все начинается с любви: 
и озаренье, 
    и работа, 
глаза цветов, 
глаза ребенка - 
все начинается с любви. 
  
Все начинается с любви, 
С любви! 
Я это точно знаю. 
Все, 
Читать
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Я не сдаюсь, но всё-таки сдаю...»
Я не сдаюсь, но всё-таки сдаю, 
Я в руки брать перо перестаю, 
И на мои усталые уста 
пугающе нисходит немота. 
  
Но слышу я, улёгшийся в постель, 
Как что-то хочет рассказать метель. 
И как трамваи в шуме городском 
Звенят печально каждый о своём. 
  
Пытаются шептать клочки афиш, 
Пытается кричать железо крыш. 
И в трубах петь пытается вода. 
И так мычат беззвучно провода. 
  
Вот также люди, если плохо им 
Не могут рассказать всего другим. 
Наедине с собой они молчат 
Или вот так же горестно мычат. 
  
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Теркин - кто же он такой?...»
Теркин - кто же он такой? 
Скажем откровенно: 
  
Просто парень сам собой 
Он обыкновенный. 
  
Впрочем, парень хоть куда. 
Парень в этом роде 
В каждой роте есть всегда, 
Да и в каждом взводе. 
  
И чтоб знали, чем силен, 
Скажем откровенно: 
  
Красотою наделен 
Не был он отменной, 
  
Не высок, не то чтоб мал, 
Но герой - героем. 
На Карельском воевал - 
Читать
Владимир Корнилов
Владимир Корнилов «Эпоха»
Не различу, прекрасна ли, убога, 
Не разберу, слаба или сильна, 
Да только это не моя эпоха 
И это вовсе не моя страна. 
  
Та и другая будто неживая, 
Куда живей кладбищенский покой, 
С того и оставаться не желаю 
В другой эпохе и в стране другой... 
  
          2001
Читать
Иван Бунин
Иван Бунин «Догорел апрельский светлый вечер»
Догорел апрельский светлый вечер, 
По лугам холодный сумрак лег. 
Спят грачи; далекий шум потока 
В темноте таинственно заглох. 
  
Но свежее пахнет зеленями 
Молодой озябший чернозем, 
И струится чище над полями 
Звездный свет в молчании ночном. 
  
По лощинам, звезды отражая, 
Ямы светят тихою водой, 
Журавли, друг друга окликая, 
Осторожной тянутся гурьбой. 
  
А Весна в зазеленевшей роще 
Ждет зари, дыханье затая, — 
Чутко внемлет шороху деревьев, 
Зорко смотрит в темные поля.
Читать
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Ты большая в любви...»
Ты большая в любви. 
                 Ты смелая. 
Я - робею на каждом шагу. 
Я плохого тебе не сделаю, 
а хорошее вряд ли смогу. 
Все мне кажется, 
              будто бы по лесу 
без тропинки ведешь меня ты. 
Мы в дремучих цветах до пояса. 
Не пойму я - 
            что за цветы. 
Не годятся все прежние навыки. 
Я не знаю, 
        что делать и как. 
Ты устала. 
         Ты просишься на руки. 
Ты уже у меня на руках. 
«Видишь, 
       небо какое синее? 
Слышишь, 
Читать
Юнна Мориц
Юнна Мориц «Зейдер-Зее»
Леону Тоому 
  
Я подвержена идее 
Побывать на Зейдер-Зее, 
На заливе, столь воспетом 
Мореплавцем и поэтом 
В древней саге и позднее, 
В тех столетиях и в этом. 
Да! Мечты моей предметом 
Стал далекий Зейдер-Зее. 
  
Только я смежаю веки - 
Возникает образ некий, 
Нежный, как цветок лаванды, 
И старинный, как в музее. 
Это волны Зейдер-Зее 
Омывают Нидерланды, 
Реи, якорные змеи, 
Лодки, ботики, шаланды. 
Кража в Лувре - Зейдер-Зее! 
Читать
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Пёс»
Отчего так предан Пёс, 
И в любви своей бескраен? 
Но в глазах – всегда вопрос, 
Любит ли его хозяин. 
Оттого, что кто-то – сек, 
Оттого, что в прошлом – клетка! 
Оттого, что человек 
Предавал его нередко. 
Я по улицам брожу, 
Людям вглядываюсь в лица, 
Я теперь за всем слежу, 
Чтоб, как Пёс, не ошибиться.
Читать
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Мосты»
Я строю мысленно мосты, 
Их измерения просты, 
Я строю их из пустоты, 
Чтобы идти туда, где Ты. 
  
Мостами землю перекрыв, 
Я так Тебя и не нашёл, 
Открыл глаза, а там… обрыв, 
Мой путь закончен, я – пришёл.
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Подражая Некрасову, или любовная песнь Иванова»
Кажинный раз на этом самом месте 
я вспоминаю о своей невесте. 
Вхожу в шалман, заказываю двести. 
  
Река бежит у ног моих, зараза. 
Я говорю ей мысленно: бежи. 
В глазу – слеза. Но вижу краем глаза 
Литейный мост и силуэт баржи. 
  
Моя невеста полюбила друга. 
Я как узнал, то чуть их не убил. 
Но Кодекс строг. И в чем моя заслуга, 
что выдержал характер. Правда, пил. 
  
Я пил как рыба. Если б с комбината 
не выгнали, то сгнил бы на корню. 
Когда я вижу будку автомата, 
то я вхожу и иногда звоню. 
  
Подходит друг, и мы базлаем с другом. 
Читать
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Сатана»
Ей было двенадцать, тринадцать - ему.  
Им бы дружить всегда.  
Но люди понять не могли: почему  
Такая у них вражда?!  
  
Он звал ее Бомбою и весной  
Обстреливал снегом талым.  
Она в ответ его Сатаной,  
Скелетом и Зубоскалом.  
  
Когда он стекло мячом разбивал,  
Она его уличала.  
А он ей на косы жуков сажал,  
Совал ей лягушек и хохотал,  
Когда она верещала.  
  
Ей было пятнадцать, шестнадцать - ему,  
Но он не менялся никак.  
И все уже знали давно, почему  
Он ей не сосед, а враг.  
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Братья»
Лет семнадцать тому назад 
Были малые мы ребятишки. 
Мы любили свой хутор, 
Свой сад, 
Свой колодец, 
Свой ельник и шишки. 
  
Нас отец,за ухватку любя, 
Называл не детьми, а сынами. 
Он сажал нас обапол себя 
И о жизни беседовал с нами. 
  
- Ну, сыны? 
Что, сыны? 
Как, сыны?- 
И сидели мы, выпятив груди,- 
Я с одной стороны, 
Брат с другой стороны, 
Как большие, женатые люди. 
  
Читать
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Русский огонек»
1 
  
Погружены в томительный мороз, 
Вокруг меня снега оцепенели! 
Оцепенели маленькие ели, 
И было небо тёмное, без звезд. 
Какая глушь! Я был один живой 
Один живой в бескрайнем мёртвом поле! 
Вдруг тихий свет — пригрезившийся, что 
     ли? — 
Мелькнул в пустыне, как сторожевой… 
  
Я был совсем как снежный человек, 
Входя в избу, — последняя надежда! — 
И услыхал, отряхивая снег: 
— Вот печь для вас… И тёплая одежда… — 
Потом хозяйка слушала меня, 
Но в тусклом взгляде жизни было мало, 
И, неподвижно сидя у огня, 
Она совсем, казалось, задремала… 
Читать
Герман Плисецкий
Герман Плисецкий «Я тебя бы на руки взял…»
Я тебя бы на руки взял, 
я тебя бы взял и унёс, 
тихо смеясь на твои «нельзя», 
вдыхая запах твоих волос. 
 
И, не насытившись трепетом тел, 
стуком в груди нарушая тишь, 
всё просыпался бы и глядел, 
плача от радости, как ты спишь. 
 
Я бы к тебе, как к ручью, приник, 
как в реку, в тебя бы гляделся я. 
Я бы за двести лет не привык 
к бездонной мысли, что ты моя. 
.............................. 
Если бы не было разных «бы», 
о которые мы расшибаем лбы. 
  
          1956
Читать
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «С чего начинается Родина?»
С чего начинается Родина? 
С картинки в твоём букваре, 
С хороших и верных товарищей, 
Живущих в соседнем дворе… 
  
А, может, она начинается 
С той песни, что пела нам мать, 
С того, что в любых испытаниях 
У нас никому не отнять. 
  
С чего начинается Родина... 
С заветной скамьи у ворот, 
С той самой берёзки, что во поле, 
Под ветром склоняясь, растёт. 
  
А, может, она начинается 
С весенней запевки скворца, 
И с этой дороги просёлочной, 
Которой не видно конца. 
  
Читать
Александр Кушнер
Александр Кушнер «Вот я в ночной тени стою»
Вот я в ночной тени стою 
Один в пустом саду. 
То скрипнет тихо дверь в раю, 
То хлопнет дверь в аду. 
  
А слева музыка звучит 
И голос в лад поет. 
А справа кто–то все кричит 
И эту жизнь клянет.
Читать
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Помните!»
Помните! 
Через века, 
            через года, –  
помните! 
О тех, 
кто уже не придёт 
                  никогда, – 
помните! 
Не плачьте! 
В горле 
        сдержите стоны, 
горькие стоны. 
Памяти 
       павших 
              будьте 
                     достойны! 
Вечно 
достойны! 
Хлебом и песней, 
мечтой и стихами, 
Читать
Александр Кушнер
Александр Кушнер «Времена не выбирают...»
Времена не выбирают, 
В них живут и умирают. 
Большей пошлости на свете 
Нет, чем клянчить и пенять. 
Будто можно те на эти, 
Как на рынке, поменять. 
  
Что ни век, то век железный. 
Но дымится сад чудесный, 
Блещет тучка; я в пять лет 
Должен был от скарлатины 
Умереть, живи в невинный 
Век, в котором горя нет. 
  
Ты себя в счастливцы прочишь, 
А при Грозном жить не хочешь? 
Не мечтаешь о чуме 
Флорентийской и проказе? 
Хочешь ехать в первом классе, 
А не в трюме, в полутьме? 
Читать
Алексей Плещеев
Алексей Плещеев «В бурю»
Комнату лампада 
Кротко озаряла; 
Мать, над колыбелью 
Наклонясь, стояла. 
  
А в саду сердито 
Выла буря злая, 
Над окном деревья 
Темные качая. 
  
И колючей веткой 
Ель в стекло стучала, 
Как стучит порою 
Путник запоздалый. 
  
Дождь шумел; раскаты 
Слышалися грома; 
И гремел, казалось, 
Он над крышей дома. 
  
Читать
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Звезда полей»
Звезда полей во мгле заледенелой 
Остановившись, смотрит в полынью. 
Уж на часах двенадцать прозвенело, 
И сон окутал родину мою… 
  
Звезда полей! В минуты потрясений 
Я вспоминал, как тихо за холмом 
Она горит над золотом осенним, 
Она горит над зимним серебром… 
  
Звезда полей горит, не угасая, 
Для всех тревожных жителей земли, 
Своим лучом приветливым касаясь 
Всех городов, поднявшихся вдали. 
  
Но только здесь, во мгле заледенелой, 
Она восходит ярче и полней, 
И счастлив я, пока на свете белом 
Горит, горит звезда моих полей…
Читать
Владимир Корнилов
Владимир Корнилов «Пролог»
Не итогом, а только прологом 
Оказались и жизнь, и судьба. 
Убежавшим с уроков пророком 
До сих пор ощущаю себя. 
  
Правда, напрочь изношено тело, 
А другого – увы! – не дано, 
Но беспечности нету предела 
И доверчивости – заодно. 
  
Что томило меня, то осталось 
Полстолетья с довеском спустя... 
Перед миром – я рухлядь и старец, 
Перед словом – всё то же дитя. 
  
          2001
Читать
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «По несчастью или к счастью, истина проста...»
По несчастью или к счастью, 
Истина проста: 
Никогда не возвращайся 
В прежние места. 
Даже если пепелище 
Выглядит вполне, 
Не найти того, что ищем, 
Ни тебе, ни мне. 
Путешествие в обратно 
Я бы запретил, 
Я прошу тебя, как брата, 
Душу не мути. 
А не то рвану по следу – 
Кто меня вернёт? – 
И на валенках уеду 
В сорок пятый год. 
В сорок пятом угадаю, 
Там, где – боже мой! – 
Будет мама молодая 
И отец живой.
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Письмо генералу Z.»
«Война, Ваша Светлость, пустая игра. 
Сегодня – удача, а завтра – дыра...» 
  
Песнь об осаде Ла-Рошели 
  
Генерал! Наши карты – дерьмо. Я пас. 
Север вовсе не здесь, но в Полярном 
     Круге. 
И Экватор шире, чем ваш лампас. 
Потому что фронт, генерал, на Юге. 
На таком расстояньи любой приказ 
превращается рацией в буги-вуги. 
  
Генерал! Ералаш перерос в бардак. 
Бездорожье не даст подвести резервы 
и сменить белье: простыня – наждак; 
это, знаете, действует мне на нервы. 
Никогда до сих пор, полагаю, так 
не был загажен алтарь Минервы. 
  
Читать
Николай Майоров
Николай Майоров «Мы»
Это время 
                                    
     трудновато для пера. 
                                        
                    Маяковский 
  
Есть в голосе моём звучание металла. 
Я в жизнь вошёл тяжёлым и прямым. 
Не всё умрёт. Не всё войдёт в каталог. 
Но только пусть под именем моим 
Потомок различит в архивном хламе 
Кусок горячей, верной нам земли, 
Где мы прошли с обугленными ртами 
И мужество, как знамя, пронесли. 
  
Мы жгли костры и вспять пускали реки. 
Нам не хватало неба и воды. 
Упрямой жизни в каждом человеке 
Железом обозначены следы – 
Так в нас запали прошлого приметы. 
Читать
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Я что-то часто замечаю...»
Я что-то часто замечаю, 
к чьему-то, видно, торжеству, 
что я рассыпанно мечтаю, 
что я растрепанно живу. 
Среди совсем нестрашных с виду 
полужеланий, 
                         получувств 
щемит: 
              неужто я не выйду, 
неужто я не получусь? 
Меня тревожит встреч напрасность, 
что и ни сердцу, ни уму,  
и та не праздничность,  
                                        
     а праздность,  
в моем гостящая дому, 
и недоверье к многим книжкам,  
и в настроеньях разнобой, 
и подозрительное слишком 
неупоение собой... 
Читать
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Памяти матери»
Вот он и кончился покой! 
Взметая снег, завыла вьюга. 
Завыли волки за рекой 
Во мраке луга. 
  
Сижу среди своих стихов, 
Бумаг и хлама. 
А где-то есть во мгле снегов 
Могила мамы. 
  
Там поле, небо и стога, 
Хочу туда,— о, километры! 
Меня ведь свалят с ног снега, 
Сведут с ума ночные ветры! 
  
Но я смогу, но я смогу 
По доброй воле 
Пробить дорогу сквозь пургу 
В зверином поле!.. 
  
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Теркин, Теркин, добрый малый...»
Теркин, Теркин, добрый малый, 
Что тут смех, а что печаль. 
Загадал ты, друг, немало, 
Загадал далеко вдаль. 
  
Были листья, стали почки, 
Почки стали вновь листвой. 
А не носит писем почта 
В край родной смоленский твой. 
  
Где девчонки, где вечерки? 
Где родимый сельсовет? 
Знаешь сам, Василий Теркин, 
Что туда дороги нет. 
  
Нет дороги, нету права 
Побывать в родном селе. 
  
Страшный бой идет, кровавый, 
Смертный бой не ради славы, 
Читать
Иван Крылов
Иван Крылов «Чиж и Голубь»
Чижа захлопнула злодейка–западня: 
   Бедняжка в ней и рвался и метался, 
А Голубь молодой над ним же издевался. 
«Не стыдно ль, – говорит, – средь бела 
     дня 
         Попался! 
      Не провели бы так меня: 
      За это я ручаюсь смело». 
Ан, смотришь, тут же сам запутался в 
     силок. 
         И дело! 
Вперед чужой беде не смейся, Голубок. 
  
          1814
Читать
Николай Тихонов
Николай Тихонов «Баллада о гвоздях»
Спокойно трубку докурил до конца, 
Спокойно улыбку стер с лица. 
  
«Команда, во фронт! Офицеры, вперед!» 
Сухими шагами командир идет. 
  
И слова равняются в полный рост: 
«С якоря в восемь. Курс – ост. 
  
У кого жена, брат – 
Пишите, мы не придем назад. 
  
Зато будет знатный кегельбан». 
И старший в ответ: «Есть, капитан!» 
  
А самый дерзкий и молодой 
Смотрел на солнце над водой. 
  
«Не все ли равно, – сказал он, – где? 
Еще спокойней лежать в воде». 
Читать
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Реквием (Вечная слава героям...)»
Памяти наших отцов и старших 
               братьев, памяти вечно 
     молодых 
               солдат и офицеров 
     Советской 
               Армии, павших на фронтах 
               Великой Отечественной 
     войны. 
  
       1 
  
Вечная 
     слава 
          героям! 
Вечная слава! 
Вечная слава! 
Вечная 
     слава 
          героям! 
Слава героям! 
Читать
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Позапрошлая песня»
Старенькие ходики. 
Молодые ноченьки… 
Полстраны – угодники. 
Полстраны – доносчики. 
  
На полях проталинки, 
дышит воля вольная… 
Полстраны – этапники. 
Полстраны – конвойные. 
  
Лаковые туфельки. 
Бабушкины пряники… 
Полстраны – преступники. 
Полстраны – охранники. 
  
Лейтенант в окно глядит. 
Пьёт – не остановится… 
Полстраны уже сидит. 
Полстраны готовится.
Читать
Анатолий Жигулин
Анатолий Жигулин «О, Родина! В неярком блеске...»
О, Родина! В неярком блеске 
Я взором трепетным ловлю 
Твои пролески, перелески - 
Все, что без памяти люблю: 
  
И шорох рощи белоствольной, 
И синий дым в дали пустой, 
И ржавый крест над колокольней, 
И низкий холмик со звездой... 
  
Мои обиды и прощенья 
Сгорят, как старое жнивье. 
В тебе одной - и утешенье 
И исцеление мое. 
  
          1967
Читать
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Волчата»
Шёл человек. 
Шёл степью, долго, долго. 
Куда? Зачем? 
Нам это не узнать. 
В густой лощине он увидел волка, 
Верней, волчицу, 
А, точнее, мать... 
Она лежала в зарослях полыни, 
Откинув лапы и оскалив пасть. 
Из горла перехваченного плыла 
Толчками кровь, густая, словно грязь. 
Кем? Кем? Волкoм? Охотничьими псами? 
Слепым волчатам это не узнать. 
Они, толкаясь и ворча, сосали 
Большую неподатливую мать. 
Голодные волчата позабыли, 
Как властно пахнет в зарослях укроп. 
Они, прижавшись к маме, жадно пили 
Густую холодеющую кровь. 
С глотками в них входила жажда мести. 
Читать
Александр Яшин
Александр Яшин «Спешите делать добрые дела»
Мне с отчимом невесело жилось, 
Все ж он меня растил – 
И оттого 
Порой жалею, что не довелось 
Хоть чем–нибудь порадовать его. 
  
Когда он слег и тихо умирал, – 
Рассказывает мать, – 
День ото дня 
Все чаще вспоминал меня и ждал: 
«Вот Шурку бы... Уж он бы спас меня!» 
  
Бездомной бабушке в селе родном 
Я говорил: мол, так ее люблю, 
Что подрасту и сам срублю ей дом, 
Дров наготовлю, 
Хлеба воз куплю. 
  
Мечтал о многом, 
Много обещал... 
Читать
Семён Гудзенко
Семён Гудзенко «Перед атакой»
Когда на смерть идут — поют, 
а перед этим 
        можно плакать. 
Ведь самый страшный час в бою — 
час ожидания атаки. 
Снег минами изрыт вокруг 
и почернел от пыли минной. 
Разрыв — 
       и умирает друг. 
И значит — смерть проходит мимо. 
Сейчас настанет мой черед, 
За мной одним 
         идет охота. 
Будь проклят 
          сорок первый год — 
ты, вмерзшая в снега пехота. 
Мне кажется, что я магнит, 
что я притягиваю мины. 
Разрыв — 
        и лейтенант хрипит. 
Читать
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Хулиганы»
В. Высоцкому 
  
Мамаша, успокойтесь, он не хулиган, 
Он не пристанет к вам на полустанке, 
В войну Малахов помните курган? 
С гранатами такие шли под танки. 
  
Такие строили дороги и мосты, 
Каналы рыли, шахты и траншеи. 
Всегда в грязи, но души их чисты, 
Навеки жилы напряглись на шее. 
  
Что за манера – сразу за наган, 
Что за привычка – сразу на колени. 
Ушел из жизни Маяковский – хулиган, 
Ушел из жизни хулиган Есенин. 
  
Чтоб мы не унижались за гроши, 
Чтоб мы не жили, мать, по-идиотски, 
Ушел из жизни хулиган Шукшин, 
Читать
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Букет»
Я буду долго 
Гнать велосипед. 
В глухих лугах его остановлю. 
Нарву цветов. 
И подарю букет 
Той девушке, которую люблю. 
Я ей скажу: 
– С другим наедине 
О наших встречах позабыла ты, 
И потому на память обо мне 
Возьми вот эти 
Скромные цветы!.. 
Она возьмёт. 
Но снова в поздний час, 
Когда туман сгущается и грусть, 
Она пройдет, 
Не поднимая глаз, 
Не улыбнувшись даже... 
Ну и пусть. 
Я буду долго 
Читать
Фёдор Глинка
Фёдор Глинка «Авангардная песнь»
Друзья! Враги грозят нам боем, 
Уж села ближние в огне, 
Уж Милорадович пред строем 
Летает вихрем на коне. 
Идем, идем, друзья, на бой! 
Герой! нам смерть сладка с тобой. 
  
Зарделся блеск зари в лазури; 
Как миг, исчезла ночи тень! 
Гремит предвестник бранной бури, 
Мы будем биться целый день. 
Идем, идем, друзья, на бой! 
Герой! нам смерть сладка с тобой. 
  
Друзья! Не ново нам с зарями 
Бесстрашно в жаркий бой ходить, 
Стоять весь день богатырями 
И кровь врагов, как воду, лить! 
Идем, идем, друзья, на бой! 
Герой! нам смерть сладка с тобой. 
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Каждый перед Богом наг»
Что дозволено Юпитеру, 
          не дозволено быку. 
  
Каждый перед Богом наг. 
Жалок, наг и убог. 
В каждой музыке – Бах, 
В каждом из нас – Бог. 
  
Ибо вечность – Богам. 
Бренность – удел быков... 
Богово станет нам 
сумерками Богов. 
  
И надо небом рискнуть, 
может быть, невпопад. 
Ещё нас не раз распнут 
и скажут потом: распад. 
  
И мы завоем от ран, 
потом взалкаем даров ... 
Читать
Андрей Вознесенский
Андрей Вознесенский «Стихи не пишутся – случаются...»
Стихи не пишутся – случаются, 
как чувства или же закат. 
Душа – слепая соучастница. 
Не написал – случилось так.
Читать
Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «Если бы кто-то меня спросил»
Если бы кто-то меня спросил, 
Как я чую присутствие высших сил – 
Дрожь в хребте, мурашки по шее, 
Слабость рук, подгибание ног, – 
Я бы ответил: если страшнее, 
Чем можно придумать, то это Бог. 
  
Сюжетом не предусмотренный поворот, 
Небесный тунгусский камень в твой 
     огород, 
Лёд и пламень, война и смута, 
Тамерлан и Наполеон, 
Приказ немедленно прыгать без парашюта 
С горящего самолёта, – всё это Он. 
  
А если среди зимы запахло весной, 
Если есть парашют, а к нему ещё 
     запасной, 
В огне просматривается дорога, 
Во тьме прорезывается просвет, – 
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Рассказ танкиста»
Был трудный бой. Всё нынче, как 
     спросонку, 
И только не могу себе простить: 
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку, 
А как зовут, забыл его спросить. 
  
Лет десяти-двенадцати. Бедовый, 
Из тех, что главарями у детей, 
Из тех, что в городишках прифронтовых 
Встречают нас как дорогих гостей. 
  
Машину обступают на стоянках, 
Таскать им воду вёдрами — не труд, 
Приносят мыло с полотенцем к танку 
И сливы недозрелые суют… 
  
Шёл бой за улицу. Огонь врага был 
     страшен, 
Мы прорывались к площади вперёд. 
А он гвоздит — не выглянуть из башен, — 
Читать
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Я спокоен, я иду своей дорогой»
Я спокоен, я иду своей дорогой. 
Не пою, что завтра будет веселей. 
Я – суровый, 
           я – суровый, 
                     я суровый. 
Улыбаешься в ответ: 
а я – сирень. 
  
Застываю рядом с мраморной колонной, 
Удивляюсь, почему не убежал. 
Я – холодный, 
          я – холодный, 
                    я – холодный. 
Улыбаешься в ответ: 
а я – пожар. 
  
Я считаю перебранку бесполезной. 
Всё в порядке, пусть любовь повременит. 
Я – железный. 
          Я – железный. 
Читать
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Огромное небо»
Об этом, товарищ, 
не вспомнить нельзя, 
В одной эскадрилье 
служили друзья, 
и было на службе 
и в сердце у них 
огромное небо, огромное небо, 
огромное небо – одно на двоих. 
  
Дружили, летали 
в небесной дали, 
рукою до звёзд 
дотянуться могли, 
беда подступила, 
как слёзы к глазам – 
однажды в полёте, однажды в полёте, 
однажды в полёте мотор отказал... 
  
И надо бы прыгать – 
не вышел полёт!.. 
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Весенние строчки»
Утренник лег на дорогу 
Ровным сухим полотном. 
Не торопясь, понемногу 
Солнце встает над бугром. 
  
Солнце, как тонкий орешник, 
Выросло медным кустом. 
Заговорила скворешня — 
Маленький радостный дом. 
  
Желтое стадо проталин 
В поле проснулось, живет… 
Радость угретых завалин, 
Радость открытых ворот.
Читать
Ион Деген
Ион Деген «Мой товарищ, в смертельной агонии»
Мой товарищ, в смертельной агонии 
Не зови понапрасну друзей. 
Дай-ка лучше согрею ладони я 
Над дымящейся кровью твоей. 
Ты не плачь, не стони, ты не маленький, 
Ты не ранен, ты просто убит. 
Дай на память сниму с тебя валенки. 
Нам ещё наступать предстоит. 
  
          Декабрь 1944
Читать
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Родная деревня»
Хотя проклинает проезжий 
Дороги моих побережий, 
Люблю я деревню Николу, 
Где кончил начальную школу! 
  
Бывает, что пыльный мальчишка 
За гостем приезжим по следу 
В дорогу торопится слишком: 
— Я тоже отсюда уеду! 
  
Среди удивленных девчонок 
Храбрится, едва из пеленок: 
— Ну что по провинции шляться? 
В столицу пора отправляться! 
  
Когда ж повзрослеет в столице, 
Посмотрит на жизнь за границей, 
Тогда он оценит Николу, 
Где кончил начальную школу…
Читать
Иван Бунин
Иван Бунин «Помню — долгий зимний вечер»
Помню — долгий зимний вечер, 
Полумрак и тишина; 
Тускло льется свет лампады, 
Буря плачет у окна. 
  
«Дорогой мой, — шепчет мама, — 
Если хочешь задремать, 
Чтобы бодрым и веселым 
Завтра утром быть опять, — 
  
Позабудь, что воет вьюга, 
Позабудь, что ты со мной, 
Вспомни тихий шепот леса 
И полдневный летний зной; 
  
Вспомни, как шумят березы, 
А за лесом, у межи, 
Ходят медленно и плавно 
Золотые волны ржи!» 
  
Читать
Вера Полозкова
Вера Полозкова «Давай будет так»
Давай будет так: нас просто разъединят, 
Вот как при междугородних переговорах – 
И я перестану знать, что ты шепчешь над 
Её правым ухом, гладя пушистый ворох 
Волос её; слушать радостных чертенят 
Твоих беспокойных мыслей, и каждый 
     шорох 
Вокруг тебя узнавать: вот ключи звенят, 
Вот пальцы ерошат чёлку, вот ветер в 
     шторах 
Запутался; вот сигнал sms, вот снят 
Блок кнопок; скрипит паркет, но шаги 
     легки, 
Щелчок зажигалки, выдох – и всё, гудки. 
 
И я постою в кабине, пока в виске 
Не стихнет пальба невидимых эскадрилий. 
Счастливая, словно старый полковник 
     Фрилей, 
Который и умер – с трубкой в одной 
Читать
Григорий Поженян
Григорий Поженян «Я такое дерево…»
Ты хочешь, чтобы я был, как ель, 
     зелёный, 
Всегда зелёный – и зимой, и осенью. 
Ты хочешь, чтобы я был гибкий как ива, 
Чтобы я мог, не разгибаясь, гнуться. 
Но я другое дерево. 
 
Если рубанком содрать со ствола кожу, 
Распилить его, высушить, а потом 
     покрасить, 
То может подняться мачта океанского 
     корабля, 
Могут родиться красная скрипка, копьё, 
     рыжая или белая палуба. 
А я не хочу чтобы с меня сдирали кожу. 
Я не хочу чтобы меня красили, сушили, 
     белили. 
Нет, я этого не хочу. 
Не потому что я лучше других деревьев. 
Нет, я этого не говорю. 
Читать
Владимир Корнилов
Владимир Корнилов «Перемены»
Считали: всё дело в строе, 
И переменили строй, 
И стали беднее втрое 
И злее, само собой. 
  
Считали: всё дело в цели, 
И хоть изменили цель, 
Она, как была доселе, – 
За тридевятью земель. 
  
Считали: всё дело в средствах, 
Когда же дошли до средств, 
Прибавилось повсеместно 
Мошенничества и зверств. 
  
Меняли шило на мыло 
И собственность на права, 
А необходимо было 
Себя поменять сперва. 
  
Читать
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Журавли»
Меж болотных стволов красовался восток 
     огнеликий..  
Вот наступит сентябрь – и покажутся 
     вдруг журавли!  
И разбудят меня, как сигнал, журавлиные 
     крики  
Над моим чердаком, над болотом, забытым 
     вдали.  
Вот летят, вот летят, возвещая нам срок 
     увяданья  
И терпения срок, как сказанье 
     библейских страниц, –   
Всё, что есть на душе, до конца 
     выражает рыданье  
И могучий полёт этих гордых 
     прославленных птиц!  
Широко на Руси машут птицам прощальные 
     руки.  
Помраченье болот и безлюдье знобящих 
     полей –   
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Снега потемнеют синие...»
Снега потемнеют синие 
Вдоль загородных дорог, 
И воды зайдут низинами 
В прозрачный еще лесок, 
  
Недвижимой гладью прикинутся 
И разом - в сырой ночи 
В поход отовсюду ринутся, 
Из русел выбив ручьи. 
  
И, сонная, талая, 
Земля обвянет едва, 
Листву прошивая старую, 
Пойдет строчить трава, 
  
И с ветром нежно-зеленая 
Ольховая пыльца, 
Из детских лет донесенная, 
Как тень, коснется лица. 
  
Читать
Дмитрий Кедрин
Дмитрий Кедрин «Аленушка»
Стойбище осеннего тумана, 
Вотчина ночного соловья, 
Тихая царевна Несмеяна - 
Родина неяркая моя! 
  
Знаю, что не раз лихая сила 
У глухой околицы в лесу 
Ножичек сапожный заносила 
На твою нетленную красу. 
  
Только всё ты вынесла и снова 
За раздольем нив, где зреет рожь, 
На пеньке у омута лесного 
Песенку Аленушки поешь... 
  
Я бродил бы тридцать лет по свету, 
А к тебе вернулся б умирать, 
Потому что в детстве песню эту, 
Знать, и надо мной певала мать! 
  
Читать
Вера Полозкова
Вера Полозкова «А ведь это твоя последняя жизнь»
А ведь это твоя последняя жизнь, хоть 
     сама-то себе не ври. 
Родилась пошвырять пожитки, друзей 
     обнять перед рейсом. 
Купить себе анестетиков в дьюти-фри. 
Покивать смешливым индусам или 
     корейцам. 
 
А ведь это твоё последнее тело, 
     одноместный крепкий скелет. 
Зал ожидания перед вылетом к горним 
     кущам. 
Погоди, детка, ещё два-три десятка лет 
     – 
Сядешь да посмеёшься со Всемогущим. 
 
Если жалеть о чем-то, то лишь о том, 
Что так тяжело доходишь до вечных 
     истин. 
Моя новая чёлка фильтрует мир решетом, 
Читать
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Любовь, измена и колдун»
В горах, на скале, о беспутствах 
     мечтая, 
     Сидела Измена худая и злая. 
     А рядом под вишней сидела Любовь, 
     Рассветное золото в косы вплетая. 
  
     С утра, собирая плоды и коренья, 
     Они отдыхали у горных озер. 
     И вечно вели нескончаемый спор – 
     С улыбкой одна, а другая с 
     презреньем. 
  
     Одна говорила: - На свете нужны 
     Верность, порядочность и чистота. 
     Мы светлыми, добрыми быть должны: 
     В этом и - красота! 
  
     Другая кричала: - Пустые мечты! 
     Да кто тебе скажет за это спасибо? 
     Тут, право, от смеха порвут животы 
Читать
Даниил Хармс
Даниил Хармс «Очень-очень вкусный пирог»
Я захотел устроить бал, 
И я гостей к себе... 
  
Купил муку, купил творог, 
Испек рассыпчатый... 
  
Пирог, ножи и вилки тут – 
Но что–то гости... 
  
Я ждал, пока хватило сил, 
Потом кусочек... 
  
Потом подвинул стул и сел 
И весь пирог в минуту... 
  
Когда же гости подошли, 
То даже крошек...
Читать
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Ты даже не знаешь»
Когда на лице твоем холод и скука, 
     Когда ты живешь в раздраженье и 
     споре, 
     Ты даже не знаешь, какая ты мука, 
     И даже не знаешь, какое ты горе. 
  
     Когда ж ты добрее, чем синь в 
     поднебесье, 
     А в сердце и свет, и любовь, и 
     участье, 
     Ты даже не знаешь, какая ты песня, 
     И даже не знаешь, какое ты 
     счастье!
Читать
Наум Коржавин
Наум Коржавин «Памяти Герцена»
Любовь к Добру разбередила сердце им. 
А Герцен спал, не ведая про зло... 
Но декабристы разбудили Герцена. 
Он недоспал. Отсюда всё пошло. 
  
И, ошалев от их поступка дерзкого, 
Он поднял страшный на весь мир трезвон. 
Чем разбудил случайно Чернышевского, 
Не зная сам, что этим сделал он. 
  
А тот со сна, имея нервы слабые, 
Стал к топору Россию призывать, – 
Чем потревожил крепкий сон Желябова, 
А тот Перовской не дал всласть поспать. 
  
И захотелось тут же с кем-то драться 
     им, 
Идти в народ и не страшиться дыб. 
Так началась в России конспирация: 
Большое дело – долгий недосып. 
Читать
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Я и ты, нас только двое?»
Я и ты, нас только двое? 
О, какой самообман. 
С нами стены, бра, обои, 
Ночь, шампанское, диван. 
  
С нами тишина в квартире 
И за окнами капель, 
С нами всё, что в этом мире 
Опустилось на постель. 
Мы – лишь точки мирозданья, 
Чья-то тонкая резьба, 
Наш расцвет и угасанье 
Называется – судьба. 
  
Мы в лицо друг другу дышим, 
Бьют часы в полночный час, 
А над нами кто-то свыше 
Всё давно решил за нас.
Читать
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Красный гонец и чёрный гонец»
Перелески, холмы, задыхается конь, 
без дорог, напрямик 
мчит весёлый гонец, 
пот солёной корой застыл на лице, 
он сменил пять коней, 
пять коней, пять коней. 
Сбросил кованый шлем, 
бросил кожаный щит, 
меч остался в полыни, 
копьё – в ковылях, 
лук бухарский в песках Муюнкумов 
лежит. 
И ржавеет кольчуга в хлопковых полях. 
Только знамя в руке! 
Полуголый гонец 
знак победы – багровое знамя – 
не бросил. 
Это знамя дало ему 
семь коней, 
семь коней, 
Читать
Иван Бунин
Иван Бунин «Бушует полая вода»
Бушует полая вода, 
Шумит и глухо, и протяжно. 
Грачей пролетные стада 
Кричат и весело, и важно. 
  
Дымятся черные бугры, 
И утром в воздухе нагретом 
Густые белые пары 
Напоены теплом и светом. 
  
А в полдень лужи под окном 
Так разливаются и блещут, 
Что ярким солнечным пятном 
По залу «зайчики» трепещут. 
  
Меж круглых рыхлых облаков 
Невинно небо голубеет, 
И солнце ласковое греет 
В затишье гумен и дворов. 
  
Читать
Линор Горалик
Линор Горалик «Ночью, доктор, я узнал,»
Ночью, доктор, я узнал, 
за что полжизни бы отдал, – 
и чтоб забыть, о чём узнал, 
к утру полжизни бы отдал. 
  
Вот почему средь бела дня 
жизнь оставила меня: 
хоть любила-плакала, 
простить обиду не смогла.
Читать
Николай Некрасов
Николай Некрасов «О Волга! после многих лет...»
О Волга! после многих лет 
Я вновь принес тебе привет. 
Уж я не тот, но ты светла 
И величава, как была. 
Кругом всё та же даль и ширь, 
Всё тот же виден монастырь 
На острову, среди песков, 
И даже трепет прежних дней 
Я ощутил в душе моей, 
Заслыша звон колоколов. 
Всё то же, то же... только нет 
Убитых сил, прожитых лет... 
  
Уж скоро полдень. Жар такой, 
Что на песке горят следы, 
Рыбалки дремлют над водой, 
Усевшись в плотные ряды; 
Куют кузнечики, с лугов 
Несется крик перепелов. 
Не нарушая тишины 
Читать
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Две главы из поэмы «До твоего прихода»»
1. Когда уезжал... 
  
Позабылись дожди, 
                  отдыхают ветра... 
Пора... 
  
И вокзал обернётся, – 
                      руки в бока, – 
пока! 
  
На перроне озябшем 
                   нет ни души... 
Пиши... 
  
Мы с тобою одни на планете пустой. 
Постой... 
Я тебя дожидался, 
                  звал, 
                        повторял, 
терял! 
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Лежат они, глухие и немые»
Лежат они, глухие и немые, 
Под грузом плотной от годов земли — 
И юноши, и люди пожилые, 
Что на войну вслед за детьми пошли, 
И женщины, и девушки-девчонки, 
Подружки, сёстры наши, медсестрёнки, 
Что шли на смерть и повстречались с ней 
В родных краях иль на чужой сторонке. 
И не затем, чтоб той судьбой своей 
Убавить доблесть воинов мужскую, 
Дочерней славой — славу сыновей, — 
Ни те, ни эти, в смертный час тоскуя, 
Верней всего, не думали о ней.
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «С видом на море»
И. Н. Медведевой 
  
I 
  
Октябрь. Море поутру 
лежит щекой на волнорезе. 
Стручки акаций на ветру, 
как дождь на кровельном железе, 
чечетку выбивают. Луч 
светила, вставшего из моря, 
скорей пронзителен, чем жгуч; 
его пронзительности вторя, 
на весла севшие гребцы 
глядят на снежные зубцы. 
  
II 
  
Покуда храбрая рука 
Зюйд–Веста, о незримых пальцах, 
расчесывает облака, 
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 21. Смерть и воин»
За далекие пригорки 
Уходил сраженья жар. 
На снегу Василий Теркин 
Неподобранный лежал. 
  
Снег под ним, набрякши кровью, 
Взялся грудой ледяной. 
Смерть склонилась к изголовью: 
— Ну, солдат, пойдем со мной. 
  
Я теперь твоя подруга, 
Недалеко провожу, 
Белой вьюгой, белой вьюгой, 
Вьюгой след запорошу. 
  
Дрогнул Теркин, замерзая 
На постели снеговой. 
— Я не звал тебя, Косая, 
Я солдат еще живой. 
  
Читать
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Людей неинтересных в мире нет...»
Людей неинтересных в мире нет. 
Их судьбы — как истории планет. 
У каждой все особое, свое, 
и нет планет, похожих на нее. 
  
А если кто-то незаметно жил 
и с этой незаметностью дружил, 
он интересен был среди людей 
самой неинтересностью своей. 
  
У каждого — свой тайный личный мир. 
Есть в мире этом самый лучший миг. 
Есть в мире этом самый страшный час, 
но это все неведомо для нас. 
  
И если умирает человек, 
с ним умирает первый его снег, 
и первый поцелуй, и первый бой... 
Все это забирает он с собой. 
  
Читать
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «За того парня»
Я сегодня до зари 
встану. 
По широкому пройду 
полю. 
Что-то с памятью моей 
стало: 
всё, что было не со мной, 
помню. 
  
Бьют дождинки по щекам 
впалым. 
Для вселенной двадцать лет – 
мало. 
Даже не был я знаком 
с парнем, 
обещавшим: 
«Я вернусь, мама!..» 
  
А степная трава 
пахнет горечью. 
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Жестокая память»
Повеет в лицо, как бывало, 
Соснового леса жарой, 
Травою, в прокосах обвялой, 
Землёй из-под луга сырой. 
  
А снизу, от сонной речушки, 
Из зарослей — вдруг в тишине — 
Послышится голос кукушки, 
Грустящей уже о весне. 
  
Июньское свежее лето, 
Любимая с детства пора, 
Как будто я встал до рассвета, 
Скотину погнал со двора. 
  
Я всё это явственно помню: 
Росы ключевой холодок, 
И утро, и ранние полдни — 
Пастушеской радости срок; 
  
Читать
Валентин Гафт
Валентин Гафт «На смерть Алексея Габриловича»
Живых всё меньше в телефонной книжке, 
Звенит в ушах смертельная коса, 
Стучат всё чаще гробовые крышки, 
Чужие отвечают голоса. 
  
Но цифр этих я стирать не буду 
И рамкой никогда не обведу. 
Я всех найду, я всем звонить им буду, 
Где б не были они – в раю или в аду. 
  
Пока трепались и беспечно жили, 
Кончались денно-нощные витки. 
Теперь о том, что недоговорили, 
Звучат, как многоточие, гудки.
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Июль - макушка лета...»
Июль - макушка лета,- 
Напомнила газета, 
Н прежде всех газет - 
Дневного убыль сета; 
Но прежде малой этой, 
Скрытнейшей из примет,- 
Ку-ку, ку-ку,- макушка,- 
Отстукала кукушка 
Прощальный свой привет. 
А с липового цвета 
Считай, что песня спета, 
Считай, пол-лета нет,- 
Июль - макушка лета. 
  
          1941
Читать
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Хмурую землю стужа сковала»
Хмурую землю 
стужа сковала, 
небо по солнцу 
затосковало. 
Утром темно, 
и в полдень темно, 
а мне всё равно, 
мне всё равно! 
А у меня есть любимый, любимый, 
с повадкой орлиной, 
с душой голубиной, 
с усмешкою дерзкой, 
с улыбкою детской, 
на всём белом свете 
один–единый. 
Он мне и воздух, 
он мне и небо, 
всё без него бездыханно 
и немо... 
А он ничего про это не знает, 
Читать
Николай Некрасов
Николай Некрасов «В полном разгаре страда деревенская...»
В полном разгаре страда деревенская... 
Доля ты!– русская долюшка женская! 
   Вряд ли труднее сыскать. 
  
Не мудрено, что ты вянешь до времени, 
Всевыносящего русского племени 
   Многострадальная мать! 
  
Зной нестерпимый: равнина безлесная, 
Нивы, покосы да ширь поднебесная – 
   Солнце нещадно палит. 
  
Бедная баба из сил выбивается, 
Столб насекомых над ней колыхается, 
   Жалит, щекочет, жужжит! 
  
Приподнимая косулю тяжелую, 
Баба порезала ноженьку голую – 
   Некогда кровь унимать! 
  
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Сын за отца не отвечает»
Сын за отца не отвечает — 
Пять слов по счету, ровно пять. 
Но что они в себе вмещают, 
Вам, молодым, не вдруг обнять. 
  
Их обронил в кремлевском зале 
Тот, кто для всех нас был одним 
Судеб вершителем земным, 
Кого народы величали 
На торжествах отцом родным. 
  
Вам — 
Из другого поколенья — 
Едва ль постичь до глубины 
Тех слов коротких откровенье 
Для виноватых без вины. 
  
Вас не смутить в любой анкете 
Зловещей некогда графой: 
Кем был до вас еще на свете 
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Моллюск»
Земная поверхность есть 
признак того, что жить 
в космосе разрешено, 
поскольку здесь можно сесть, 
встать, пройтись, потушить 
лампу, взглянуть в окно. 
  
Восемь других планет 
считают, что эти как раз 
выводы неверны, 
и мы слышим их «нет!», 
когда убивают нас 
и когда мы больны. 
  
Тем не менее я 
существую, и мне, 
искренне говоря, 
в результате вполне 
единственного бытия 
дороже всего моря. 
Читать
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Телефон»
У меня зазвонил телефон. 
– Кто говорит? 
– Слон. 
– Откуда? 
– От верблюда. 
– Что вам надо? 
– Шоколада. 
– Для кого? 
– Для сына моего. 
– А много ли прислать? 
– Да пудов этак пять 
Или шесть: 
Больше ему не съесть, 
Он у меня еще маленький! 
  
А потом позвонил 
Крокодил 
И со слезами просил: 
– Мой милый, хороший, 
Пришли мне калоши, 
Читать
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Мне говорят: нету такой любви»
Мне говорят: 
нету такой любви. 
Мне говорят: 
как все, 
так и ты живи! 
Больно многого хочешь, 
нету людей таких. 
Зря ты только морочишь 
и себя и других! 
Говорят: зря грустишь, 
зря не ешь и не спишь, 
не глупи! 
Всё равно ведь уступишь, 
так уж лучше сейчас 
уступи! 
...А она есть. 
Есть. 
Есть. 
А она – здесь, 
здесь, 
Читать
Владимир Высоцкий
Владимир Высоцкий «Я не люблю»
Я не люблю фатального исхода, 
От жизни никогда не устаю. 
Я не люблю любое время года, 
Когда веселых песен не пою. 
  
Я не люблю холодного цинизма, 
В восторженность не верю, и еще – 
Когда чужой мои читает письма, 
Заглядывая мне через плечо. 
  
Я не люблю, когда наполовину 
Или когда прервали разговор. 
Я не люблю, когда стреляют в спину, 
Я также против выстрелов в упор. 
  
Я ненавижу сплетни в виде версий, 
Червей сомненья, почестей иглу, 
Или – когда все время против шерсти, 
Или – когда железом по стеклу. 
  
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Горение»
М. Б. 
  
Зимний вечер. Дрова 
охваченные огнем – 
как женская голова 
ветреным ясным днем. 
  
Как золотиться прядь, 
слепотою грозя! 
С лица ее не убрать. 
И к лучшему, что нельзя. 
  
Не провести пробор, 
гребнем не разделить: 
может открыться взор, 
способный испепелить. 
  
Я всматриваюсь в огонь. 
На языке огня 
раздается «не тронь» 
Читать
Алексей Сурков
Алексей Сурков «Бьется в тесной печурке огонь...»
Бьется в тесной печурке огонь, 
На поленьях смола, как слеза, 
И поет мне в землянке гармонь 
Про улыбку твою и глаза. 
  
Про тебя мне шептали кусты 
В белоснежных полях под Москвой. 
Я хочу, чтобы слышала ты, 
Как тоскует мой голос живой. 
  
Ты сейчас далеко-далеко. 
Между нами снега и снега. 
До тебя мне дойти нелегко, 
А до смерти - четыре шага. 
  
Пой, гармоника, вьюге назло, 
Заплутавшее счастье зови. 
Мне в холодной землянке тепло 
От моей негасимой любви. 
  
Читать
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «Баллада о солдате»
Полем, вдоль берега крутого, 
Мимо хат – 
В серой шинели рядового 
Шёл солдат. 
Шел солдат, преград не зная 
Шёл солдат, друзей теряя, 
Часто бывало – 
Шёл без привала, 
Шёл вперёд солдат. 
  
Шёл он ночами грозовыми – 
В дождь и град! 
Песню с друзьями фронтовыми 
Пел солдат. 
Пел солдат, глотая слёзы, 
Пел про русские березы, 
Про кари очи, 
Про дом свой отчий, 
Пел в пути солдат. 
  
Читать
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «На безымянной высоте»
Дымилась роща под горою, 
И вместе с ней горел закат… 
Нас оставалось только двое 
Из восемнадцати ребят. 
Как много их, друзей хороших, 
Лежать осталось в темноте – 
          У незнакомого посёлка, 
          На безымянной высоте. 
  
Светилась, падая, ракета 
Как догоревшая звезда. 
Кто хоть однажды видел это, 
Тот не забудет никогда. 
Тот не забудет, не забудет 
Атаки яростные те – 
          У незнакомого поселка, 
          На безымянной высоте. 
  
Над нами мессеры кружили, 
И было видно, словно днем, 
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Похороны Бобо»
1. 
  
Бобо мертва, но шапки не долой. 
Чем объяснить, что утешаться нечем? 
Мы не проколем бабочку иглой 
Адмиралтейства – только изувечим. 
  
Квадраты окон, сколько ни смотри 
по сторонам. И в качестве ответа 
на «Что стряслось» пустую изнутри 
открой жестянку: «Видимо, вот это». 
  
Бобо мертва. Кончается среда. 
На улицах, где не найдёшь ночлега, 
белым-бело. Лишь чёрная вода 
ночной реки не принимает снега. 
  
2. 
  
Бобо мертва, и в этой строчке грусть. 
Читать
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Прощанье»
В авто, 
     последний франк разменяв. 
— В котором часу на Марсель?— 
Париж 
   бежит, 
        провожая меня, 
во всей 
      невозможной красе. 
Подступай 
       к глазам, 
              разлуки жижа, 
сердце 
    мне 
       сантиментальностью расквась! 
Я хотел бы 
         жить 
           и умереть в Париже, 
если б не было 
             такой земли — 
                         Москва.
Читать
Павел Васильев
Павел Васильев «Иртыш»
Камыш высок, осока высока, 
Тоской набух тугой сосок волчицы, 
Слетает птица с дикого песка, 
Крылами бьет и на волну садится. 
  
Река просторной родины моей, 
Просторная, 
Иди под непогодой, 
Теки, Иртыш, выплескивай язей - 
Князь рыб и птиц, беглец зеленоводый. 
  
Светла твоя подводная гроза, 
Быстры волны шатучие качели, 
И в глубине раскрытые глаза 
У плавуна, как звезды, порыжели. 
  
И в погребах песчаных в глубине, 
С косой до пят, румяными устами, 
У сундуков незапертых на дне 
Лежат красавки с щучьими хвостами. 
Читать
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «От окраины к центру»
Вот я вновь посетил 
эту местность любви, полуостров 
     заводов, 
парадиз мастерских, 
рай речных пароходов, 
и опять прошептал: 
«Вот я снова в младенческих ларах». 
Вот я вновь пробежал 
Малой Охтой вдоль тысячи арок. 
  
И кирпичных оград 
просветлела внезапно угрюмость. 
Добрый вечер и день, 
моя бедная юность! 
Не душа и не плоть – 
чья-то тень над родным патефоном, 
словно платье твоё 
вдруг подброшено вверх саксофоном. 
  
В ярко-красном кашне 
Читать
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 9. Два солдата»
В поле вьюга–завируха, 
В трех верстах гудит война. 
На печи в избе старуха, 
Дед–хозяин у окна. 
  
Рвутся мины. Звук знакомый 
Отзывается в спине. 
Это значит — Теркин дома, 
Теркин снова на войне. 
  
А старик как будто ухом 
По привычке не ведет. 
— Перелет! Лежи, старуха.— 
Или скажет: 
— Недолет... 
  
На печи, забившись в угол, 
Та следит исподтишка 
С уважительным испугом 
За повадкой старика, 
Читать
Николай Рубцов
Николай Рубцов «До конца»
До конца, 
До тихого креста 
Пусть душа 
Останется чиста! 
  
Перед этой 
Жёлтой, захолустной 
Стороной берёзовой моей, 
Перед жнивой 
Пасмурной и грустной 
В дни осенних 
Горестных дождей, 
Перед этим 
Строгим сельсоветом, 
Перед этим 
Стадом у моста, 
Перед всем 
Старинным белым светом 
Я клянусь: 
Душа моя чиста. 
Читать
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Солнце бьёт из всех расщелин»
Никогда не думал, что такая 
          Может быть тоска на белом 
     свете. 
          К. Симонов 
      
Солнце бьёт из всех расщелин, 
Прерывая грустный рассказ 
О том, что в середине недели 
Вдруг приходит тоска. 
  
Распускаешь невольно нюни, 
Настроение нечем крыть, 
Очень понятны строчки Бунина, 
Что в этом случае нужно пить. 
  
Но насчёт водки, поймите, 
Я совершеннейший нелюбитель. 
  
Ещё, как на горе, весенние месяцы, 
В крови обязательное брожение. 
Читать