Юрий Вайсман

Юрий Вайсман

Четвёртое измерение № 18 (438) от 21 июня 2018 г.

Подборка: Не верь словам – слова пусты

* * *

 

В крике матери, с первым криком,

Звёздным эхом в земном эфире –

Чудом трепетным, чудом диким

Мы рождаемся в этом мире.

 

Вырастаем, и со слезами –

От кроватки до табуретки,

Пьём ромашковыми глазами

Унавoженный опыт предков.

 

Вырастаем. От детских криков

До скандалов пустых и пьяных,

Вырастаем, – странная дикость

Переходит в дикую странность.

 

А по улицам бродит лихо,

В каждом доме – чужая стая,

В каждой стае – неразбериха…

Вырождаемся. Вырастаем.

 

* * *

 

Не верь словам – слова пусты,

В них слишком много многоточий...

И даже в тех, что шепчут ночью,

И даже в тех, что шепчешь ты.

Не верь словам – слова пусты.

 

Не верь словам – слова глухи,

Бескрылый взмах, пустые звуки.

Но разве могут лгать нам руки,

Но разве могут лгать стихи!

Не верь словам – слова глухи.

 

Взгляни в глаза – не нужно слов,

Как и для снов не нужно света!

Терзаясь в поисках ответа,

И злясь, и отвечая злом,-

Взгляни в глаза. Не нужно слов.

 

* * *

 

Кто придумал что осень – грусть

Тот был просто обманут грустью.

Ты проснёшься – я улыбнусь,

И сентябрь глаза опустит.

 

На окошко набросит дождь,

Прикрывая чужую радость

Он и сам испытает дрожь

Каждой клеточкой листопада.

 

И как юноша покраснев,

От смущенья и от рассвета,

Приревнует тебя ко мне,

А потом нас обоих к лету.

 

Ты воскликнешь: «Какой смешной! –

И с улыбкой добавишь: – Милый,

Ты не помнишь как я весной

По причудам твоим грустила?"

 

Кто скучает о лете, пусть

Плачет в колкую зелень сосен!

Кто придумал, что осень – грусть?

Кто так глупо обидел осень...

 

Настроение...

 

Когда кончается успех,

Когда потеряна удача,

И всё не так, и даже смех

Не отличается от плача.

 

Когда у дьявола каприз,

Когда душа насквозь промокла,

Когда стекают на карниз

Дождём оплавленные стёкла.

 

Когда от пустоты мутит,

Когда в любовницах расплата!

Когда так хочется уйти,

Без зонтика и без возврата.

 

* * *

 

Мне нравится тебя смотреть,

Глазами чувствуя как кожей –

Взгляд отвести, что умереть,

Промолвить слово – уничтожить!

 

Затягивает глубина,

И нету омута бездонней

Чем тот в который сносит нас

Весенним паводком ладоней.

 

Tак бесконечно далека

Зима,

Лишь мы, лишь губы эти,-

Два распустившихся цветка

В одном соцветии.

 

В них шум проснувшейся реки,

В них отзвук отшумевшей вьюги

Переплелись – как лепестки,

Узнавшие себя друг в друге.

 

Природа звуками полна.

Под какофонию капели,

Вздыхает юная Весна

Над акварелями Апреля.

 

Ей тоже нравится смотреть

Как лепестки скользят по коже…

Взгляд отвести – что умереть!

Промолвить слово – уничтожить!

 

* * *

 

Я думал на исходе дня

О древних мудрецах Востока,

Чей разум силился понять

Тригонометрию истока.

 

Казалось бы – какой резон,

Ловя зрачком размытый контур

Упрямо плыть на горизонт,

Не приближаясь к горизонту?

 

Туда где небо и земля

Сливаются как дух и тело

В ось абсолютного нуля,

Натянутую до предела.

 

* * *

 

Поэт, опередивший время,

Любимец женщин и зверей

Зачем свои стихи как семя

Ты проливаешь у дверей?

 

Не в том ли истины основа,

Не в том ли истинность пути,-

Чтоб оторваться от земного

И до земного донести?!

 

Так древний грек терял рассудок,

Молясь тому что сотворил.

Предназначение сосуда,-

В заполненности изнутри.

 

И Посейдон, что правит волны,

И Зевс, в чьих пальцах бытие

Всё делают чтоб ты исполнил

Предназначение своe.

 

Так сбрось ненужную обузу,

И улыбаясь, и любя,

Творцом войди в покои Музы,

Давно желающей тебя!

 

* * *

 

В.К.

 

Апрель отмерил половину

И прожит год на четвертак,

Как здорово что друг старинный

Заходит в гости просто так.

 

Нарезать хлеб, пройти во двор,

Усевшись за столом под дубом,

Вести неспешный разговор

На языке простом и грубом.

 

И рассуждать про Пентагон,

Про Скрипалей и про улики,

И пить душистый самогон,

Настоянный на базилике.

 

Поговорить о планах НАТО,

С кем нам дружить и воевать,

И почему плоды граната

Не успевают вызревать.

 

И что Балканские славяне

Опять, похоже – в западне,

И хорошо б достроить баню,

Хотя бы к будущей весне.

 

И в завершенье разговора,

По маленькой на посошок,

И у калитки, вдоль забора

Иерусалимский артишок.

 

* * *

 

В Базилике блуждают блики,

Изречено святым отцом:

От василька до базилика

Мы все равны перед Творцом.

 

И окрыляет, и тревожит

Простое это тождество,

Ведь где то глубоко, под кожей

Во мне – подобие Его!

 

И эта малая крупица

Меня пытается спасти,

А я пытаюсь откупиться

Банальным: Господи – прости.

 

Как пронести свой крест нательный,

Не зацепив за бахрому?!

Ведь жизнь хрупка, ведь жизнь – смертельна

По назначенью своему.

 

Где дух святой? Где дух мятежный?

Где свет, а где небытие?

Не так пугает неизбежность,

Как ожидание её.

 

Где тот, кто вертит этот вертел,

Решает – кто ему нужней!

Пытаясь убежать от смерти,

Мы слепо следуем за ней...

 

В Базилике блуждают блики,

И лик распятого Христа,

И мир спасает красота,

И мы пред ней – равновелики.