Ника Турбина

Ника Турбина

Четвёртое измерение № 31 (91) от 1 ноября 2008 г.

Подборка: Со святыми легче в небесах...

«45»: 1 мая 2008 года мы опубликовали подборку из 27 (по количеству прожитых лет) стихов Ники Турбиной и обещали спустя полгода разместить столько же стихотворений повзрослевшей Ники. Выполняем своё обещание.

Ниже приведены тексты, которые не публиковались при жизни поэта. К сожалению, не известны даты их написания, можно лишь утверждать, что они появились на свет во второй половине жизни Ники, то есть в период с 1988-го по 2002-й годы.

Все стихи по просьбе семьи Ники отредактировал добрый друг редакции, поэт Александр Ратнер, живущий в Днепропетровске.

Ван-Гог

 

Врач!

Заткните

Трещину в стенке

Безумным Винсентом.

Гениальность – позор?

Гениальность бесценна,

Чудачества вздор.

Распрямите полотна,

Рождённые

Мозгом растопленным,

Его и моим мозгом

Поэма великая

Соткана.

 

* * *

 

Будь проклят день,

Неприрождённые

                    убийцы,

Зачатые в преддверье

                    снов.

Когда ушную раковину

                    слов

Лишили голоса,

Распяли душу.

Всë потеряли,

Не успев

          дослушать.

 

* * *

 

Как по площадке

Детской песочницы,

Блуждаю по колкому

                              окну.

Ножницы, дайте ножницы,

Ненужную перерезать

Пуповину мою.

 

* * *

 

Я не хотела умирать,

Летать пыталась –

Не свершалось.

А умерла,

          то потешалась

Над бренной

дерзостью мечты.

 

* * *

 

Асфальт ночью горячий.

Пятки уже прирастают

                            к земле.

Это такая тяжёлая

Дорога

         до крематория.

 

* * *

 

Эй, заходите.

Здесь головы меняют

                              больным поэтам:

Чуть износилась – отвинтят,

И будешь опять мстителем.

Боль разрывает стихию,

Эхом в меня вонзаясь.

Мне бы дойти до пристани,

Да голоса не хватает.

 

* * *

 

Сестре Маше

 

Спи, моя печальная,

Девочка, спи.

Пусть тебе приснятся

Пеночные сны.

Я тебя укрою

Нежными ветрами.

Пусть тебя качают

Сонники полей.

Пусть расскажет полночь

О тропинках колких,

Над тобой склонились

Травы-шелкодонки.

Тонкие колосья,

Диска колечки.

Все они курносые

С азиатским косом.

А с рассветом тени

От ветвей акаций

На щеке запутаются

Завитками снов.

 

* * *

 

Когда наступает утро,

Полночь становится колкой.

Теряя капли-минуты,

Вечность кажется долгой.

У вечности нет предела,

Есть только время на выход.

 

* * *

 

Вам одиночество к лицу.

На полустоптанных страницах,

Как правда

Ищет нож к лжецу,

Так ты отпугиваешь лица.

 

* * *

 

Ищите правду в самих себе,

В глаза детей почаще смотрите.

А то заладили: «Распяли Христа!..»

Да вы на руки свои поглядите.

Ведь легче узреть чужую ложь,

В неё и камень летит со свистом.

Чем ближе к сердцу – острее нож,

Ещё острее – по горлу бритвой.

Мирным не назовёшь

Крик боли на нашей планете.

А мы все двери скорей на засов,

Будет покойно на этом свете…

Так пусть на том вы горите в аду,

И дети, сожжённые в Хиросиме,

Не проведут вас по тонкому льду –

Вода окажется гильотиной.

Вечный укор нашему времени –

Глаза идущих в печи Дахау.

И страшно земле от этого бремени.

Но не утихли творцы напалма –

Горят города, земля горит,

Пальцы чернеют от пепла брата.

У вас душа никогда не болит,

И вам неведомо чувство расплаты.

Так пусть рождённые вами дети

(А вы подобных себе творите)

Не повернутся лицом ко времени

И с поля брани уйдут убитыми.

 

Маме

 

Захватив запястьем белый вырез

У корней окрашенных волос,

Ты елозишь, как огонь в камине,

На диване из зелёных слёз.

Мама, мама, колыбель сатина

Рыжего, как чёлка на глазах.

Обними покрепче Августина –

Со святыми легче в небесах.

 

* * *

 

Устали холодные ветры.

Распяли Христа во дворе.

И дети шныряют, как вепри

В чужой, запустелой траве.

Метёт тротуары дворник.

Ночник погасил свой свет.

И капли забытой крови

Давно потеряли цвет.

 

* * *

 

Разминулись дороги

На пристани.

Где теперь поезда?

Две косички упали,

Как исповедь,

На твои покрова.

Лучше выйду

В рубашке белой:

«Ах, немножко в крови!»

Что вы сделали,

Люди?

Сделали.

Господи, помоги!

 

* * *

 

Подожди,

Я зажгу фонарь

Осветить откос,

По которому

Ты скатишься во тьму.

 

* * *

 

В моей опочивальне

Тает снег.

Я варежки вяжу

                    кому-то.

Под утро ты придёшь,

Как будто

Не проходило

                   столько лет.

Распеленаю пряжу –

Тебе уже не вяжут.

 

* * *

 

Измождённая,

Как старуха.

На лицо надвинуты руки.

Я бросаю тебе монетку.

Это – мама

          глядит из клетки.

 

* * *

 

Удила закушу,

Пеной брызну.

Всех друзей облюю,

После взвою.

Что ты делаешь,

Маленькая,

Теперь уже старенькая?

 

* * *

 

Годы пройдут,

Память увянет.

Помни одно –

Реквиемом станет

Мой монолог уходящий.

Знаками время заменится.

Люди изнанку жизни

Услышат.

Беды, страданья

Новый примут обет.

 

* * *

 

Распушусь,

Накроюсь шалью,

Каблучки.

Буду весело смеяться от тоски.

Пойду в хлев,

Рядом лягу.

Эй, Бурёнка моя,

Конец один:

Ты – на бойню,

Я – на помойку.

Встретимся – стыдно.

Перепутали наши билеты,

Одного оказались цвета.

 

* * *

 

Андрею Вознесенскому

 

Я позвонила Вам в ночь.

Зачем мой палец

Крутит диск телефонный?

Зачем я боюсь тишины?

Как это просто –

Сказать Вам слово.

Молчите Вы.

И ветер с воем

Стучит Вам в двери –

Заприте их.

И далеки все слова-неверья,

Забудьте их.

Пусть не дрожит

Ваших глаз треугольник,

Ваш телефон молчит…

Коснусь я только

Рукой осторожной

Всех бед твоих.

Ты лучше выйди

В мой сад осенний,

Наш телефон там – ночь.

Зажмурься только,

И все ненастья

                    отступят прочь.

И голос мой отзовётся

                    в листьях,

Как в проводах.

Ты подожди ещё

                    мгновенье,

Послушай,

Как тревожно стонут

Во тьме деревья,

Им жаль себя…

Но ты уходишь,

Спеша из ночи,

Боясь себя.

И дверь свою

На звонок телефонный

Откройте смелей –

Там нет меня.

Я номер Ваш

Наберу осторожно,

Но не скажу,

Кто я.

 

* * *

 

Предел мечтам моим

Не наступил.

Брожу по жизни,

Словно маленький ребёнок

По белой простыне,

Бросая душу

В пропасти надежд.

Она то упадёт,

Сражённая ударом,

То может так запеть,

Что новые придут слова,

Простые, добрые,

Которым нет аналогов.

 

* * *

 

Я – мать-одиночка

У моих стишочков.

 

* * *

 

Многие думают,

Я опоздала –

Поезд ушёл.

Новые рельсы

Жизнь проложила,

Время умножило

Чувство любви.

Просто я вечер

Сменила на утро.

Мне помогли.

 

* * *

 

Проскочить

Мимо лжи на коне,

Гриву в узел связать.

Радость детям дарить,

Усмехаясь невзгодам.

Расстегнуть

           все застёжки души,

Согревая людей

Потаённою силой

Великой любви.

Доказать,

Что Родину

           страстно люблю.

Умереть

На земле моей русской.

 

* * *

 

Что-то хрустнуло в фальшивом мире.

Стекает прочность жизни

По водосточным трубам.

…Вроде, речка, хорохорясь,

Падает с уступа,

Рассказывая,

Что была свидетелем

Романа «Сотворение»…

Помог прохожий:

Зашёл случайно,

Стихи читал,

           мне посвящённые,

В рифмы дерзкие мысли собирал,

Едва коснувшись слова,

Умнó и храбро о жизни рассуждал

В сумятице знакомых челобитий.

По стеклу окна он рисовал

Мою судьбу

           гуашью разноцветной,

Запивая солёными слезами.

А я сливала жизнь в водопровод

И торопилась к речке.

 

* * *

 

Опрошу всех богов

О законах любви, –

Тебя просветить.

Поведу

В мною срубленный дом

Из стволов,

Что зовутся любовью.

Донный,

Самотканый палас

Из посевов души постелю.

Из окна покажу

Необъятную даль,

Где гуляет простор у крыльца.

Улыбки развешу

По стенам жилья.

На стол

Доброту моих рук набросаю.

Двери настежь открою

Для друзей ли, врагов –

Счастьем надо делиться.

 

Царевна-лягушка

 

Стрела вонзилась глубоко,

Её не вытащить руками.

А что слова,

Уж их сказали,

Хотя и было нелегко.

Пусть буду

Прошлым я твоим,

Но только не сжигайте кожу,

Которую сейчас я сброшу.