Наталья Никулина

Наталья Никулина

Четвёртое измерение № 5 (209) от 11 февраля 2012 г.

Подборка: Чего уж проще

Цикл из книги «Нести свет да нести»

Эго

 

* * *

 

Вот оно, Эго моё!

Сидит. Голову на колени склонило.

С головы до пят

опутано тиной грехов и пороков.

И вся глубина падения его –

в сердце его.

И низость мыслей – стопы его.

Высота гордыни – объём грудей его.

Узость взглядов – талия его.

Полнота лени – бёдра его.

Долгота прелюбодеяний – руки его.

Бесконечность пересудов – язык его.

Величина тщеславия – ум его.

И пустота чувств – очи его.

Смотрит оно на себя и не видит себя.

Сейчас встанет

и опять пойдёт за мной,

не отставая от меня ни на шаг,

словно пришитое ко мне

Иглою старшего Кутюрье,

и душа его –

все эти 90 на 60 на 90

страстей его.

 

* * *

 

Чего уж проще –

исправить погоду.

 

Исправить

и забыть о ней.

Если не навсегда,

то хотя бы не ругать её

при каждой встрече с первым встречным…

и всего-то нужно –

не убивать, не лгать, не красть, не судить, не обижать любимых…

коллизии, переходящие в катаклизмы – всё так примитивно:

дождь – слёзы,

миражи – иллюзии,

туманы – обманы,

буря – обиды (если мглою кроет – скандалы);

оползни, сели, лавины – клевета, клевета, клевета;

наводнения, цунами, землетрясения – прелюбодейства всякого рода,

извержения вулканов – гордость и злость, злость и гордость, и более ничего.

смерчи – убийства,

Ну, давайте попробуем,

ну, хотя бы ради себя любимых.

Ради того, наконец, что бы сменить тему.

Ну что мы всё о погоде, да о погоде,

как попугаи, на самом деле?

Неужели больше поговорить не о чем?

Всё ругаем её и ругаем

Давайте попробуем и перестанем.

Ради Эго!

И поднимем бокалы за ушедшее райское лето

с раздавленными ягодами светлых дней!

 

Эго и душа

 

1.

 

под эгидой эго

нестройными рядами

и вообще не рядами,

и даже не толпами,

а хаотически двигаясь,

то наскакивая,

то подлетая,

то наплывая,

наступают на душу мою

разные чувства

и как сперматозоиды,

проникая в яйцеклетку,

оплодотворяют её.

Кто ты, эго моё?

 

2.

 

меня беспокоит его присутствие здесь

успокаивает его отсутствие.

появляется надежда,

что оно вернётся другим,

несколько изменённым.

лучше – совсем другим.

меня беспокоит и даже раздражает

что мы не совпадаем:

я – Душа и моё эго –

большой ребёнок.

сплошное: дай! дай! дай!

хочу! хочу! хочу!

но иногда оно исчезает…

и я замираю в ожидании

каким оно вернётся?

и сможем ли мы по-прежнему

играть с ним в поддавки?

 

* * *

 

Ангелы довольствуются малым.

Не прибегая к насилию.

Не унижаясь до просьб.

Не выставляя напоказ своего горя.

Ангелы довольствуются малым –

искрами, каплями, бликами, отзвуками,

эхом, миражами, иллюзиями,

минувшим довольствуются,

случаем, следствием –

крохами со стола жизни,

отчего-то называемой гламурной.

Недавно отыскала своего ангела

меж страниц,

в толстой книге

под названием «Библия»…

 

лепестками мака

с горы Елеонской от Эго отгородился,

сидит и смотрит большими глазами…

 

* * *

 

Душа моя в руках ангела –

светильник на открытом месте.

и светит всем. Спяща мя зле тяготою греховную,

яко бдяща сохрани.

Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою.

 

в руках эго душа –

лампа Аладдина.

 

лабиринтами пальцев вся зацапана,

до дыр затёрта.

меркнет свет её,

лучи ржавеют.

подобием шкуры становятся

мамонта ли, минотавра… Спяща мя зле тяготою греховную,

яко бдяща сохрани.

Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою

 

* * *

 

Ангелы рассыпаются

На множество маленьких муравьёв.

Шестикрылые серафимы

Превращаются

в пауков.

Но скорпионы

Задирают хвосты

Стремясь

Вернуть себе подобие херувимов.

 

Никуда не деться мне

от твоей любви.

 

Из цикла «Прощёное воскресенье»

 

 

* * *

 

говоришь, кристалл

говоришь, жидкий

и смотришь в меня

как в микроскоп

говоришь, видишь насквозь

всю душу мою

до донышка...

а решётку жидкокристаллическую

клетку мою золотую

графитовую молекулярную

бриллиантовую

на безымянном пальце не видишь.

не видишь.

и видеть не желаешь

как же тогда с душой у тебя получается,

ангел ты чужой, шестикрылый,

херувим не мой, многоочитый…

как же тог…

 

* * *

 

иногда мне кажется

что остов моего скелета

может превратиться в корабль

и я поплыву на нём к тебе...

 

обрастёт со временем мохом прорастёт травой

и весной в половодье качнувшись поплывёт

вниз

куда-то вниз

где находишься ты.

посланцы времени –

птицы композиторы и женщины

проводят его новым гимном.

думаю это может произойти в Прощёное воскресенье.

 

* * *

 

слишком поздно. ты вернулся слишком поздно.

я постарела за это время на триста лет.

толпы поклонников переместились под другой балкон.

остался лишь старенький профессор

с Деисусом в руках из домашнего алтаря.

я набрала в рот святой воды и пустила туда золотую рыбку.

я устлала ресницами глазное дно

и пригласила ласточек и стрижей вить там гнёзда.

из позвоночника получился отличный тоннель...

буду лежать и слушать как лопаются зёрна граната

и бегут по тоннелю поезда на тот свет...

 

* * *

 

костюм стал велик

усохла что ли душа

?

едва дыша

я повернулась внутри себя

качнула звезду над стихами

что лежали под сердцем

жабрами шевеля.

надо попробовать ещё раз.

задом наперёд

ходить как-то неудобно.

и поискать выход...

может быть завтра

может быть сейчас

может быть вслед

за уходящим светом из твоих глаз...