Юрий Каминский

Юрий Каминский

(1938 – 2007)

 

* * *

 

Юрий Каминский«…Бронзоволицый, худой, вдохновенный. Скулы, сплетения мышц, желваки. Непокорные – кольцами – волосы. Огненные глаза.  Таким – всегда молодым – вижу я и сейчас, в зрелые годы,  другана на протяжении сорока пяти непростых, скажем сдержанно, чтоб не вдаваться в миновавшие и теперешние, нет им счёта, сложности лет, – поэта Юру Каминского», написал в предисловии к последней книге писателя «Ребро» его друг, наш земляк, известный поэт Владимир Алейников. Таким он запомнился и нам, современникам, криворожским литераторам, которым посчастливилось не только читать его книги, бывать на выступлениях, но и встречаться с ним в неформальной обстановке: после творческих вечеров, на занятиях в секции поэзии Ассоциации криворожских литераторов, на природе. Именно тогда он раскрывался как человек общительный, доброжелательный, весёлый, обладающий чувством юмора.

Многие помнят его моментальные экспромты – отклики на стихи, ситуацию, чьё-то высказывание. Пусть не всегда безупречные, но искренние и сказанные к месту, они всегда воспринимались легко и вызывали смех и хорошее настроение. Часто они записывались после озвучивания автором на том, что было под рукой: газетах, обрывках бумаги, салфетках. Мы бережно собрали то, что сохранилось, чтобы представить Каминского не только как трагического поэта, но и показать ещё одну из его граней – жизнелюбие и потрясающее чувство юмора на «Страницах памяти» культурологического альманаха «Символ».

 

Татьяна Мелихова,
главный редактор альманаха «Символ»

Кривой Рог

 

Книги

 

Повящение Ю. Каминскому

 

За поджог роддома – пожизненный срок,

За глагольную рифму – вышка.

Мой бестселлер прячется между строк

Самой глупой и нудной книжки.

 

Я звонил на небо, а мне в ответ

Резал ухо винсентный зуммер.

И на кой мне сдался ваш белый свет,

Если даже Каминский умер.

 

Если книги не жгут, то к чему тогда

Поза автора и пророка?

Книги надо красть, а потом читать

Под подушкой, тайком от Бога.

 

Максим Кабир

 

* * *

 

…Юрий Каминский – классик.

Пора говорить об этом…

Владимир Алейников

 

Юрий Зиновьевич Каминский – один из наиболее ярких русскоязычных поэтов, который постоянно жил и работал на Криворожье. Родился в 1938 году в Днепропетровске. С 1944 года проживал в Кривом Роге. Учился в СШ № 25. После службы в рядах Советской армии, которую проходил на далёкой Чукотке, окончил на «отлично» трехлетний курс факультета журналистики. Определённое время сотрудничал с газетой «Криворожский строитель». Но основная часть жизни была связана, по его словам, с «КГБ» – коммунальной городской баней, где он работал слесарем по ремонту котельного оборудования. «Там, – говорил Юрий Зиновьевич, – я был на своём месте – тем «золотником, который мал, да дорог».

И всё же Юрию Каминскому пришлось иметь дело и с настоящим КГБ. После того, как в 70-х годах прошлого столетия стихи криворожского поэта прозвучали в эфире радиостанции «Немецкая волна», его личностью вплотную заинтересовались компетентные органы. Следствием этого внимания было то, что его первый сборник стихов, который готовился к печати в днепропетровском издательстве, по указанию партийного начальства был запрещён к выпуску. Делалось это не без помощи, как это обычно происходило в годы советского застоя, «авторитетного» мнения некоторых местных литераторов городского объединения «Рудана», которые нещадно разгромили предложенную к печати подборку поэта. Вот почему с того времени Юрий Зиновьевич принципиально не участвовал в работе ни городского литобъединения, ни каких-либо других литературных группировок, всё время оставаясь поэтом-одиночкой.

На вопрос относительно первых проб пера Юрий Каминский обычно отвечал: «Пишу стихи, сколько себя помню». И своей ранней любовью к художественному слову он был обязан трём женщинам: матери, сестре и учительнице русского языка и литературы. Стихи поэта впервые были напечатаны в 1954 году в газете «Юный ленинец». За эту публикацию он получил первую в своей жизни премию как победитель литературного конкурса.

В 60-х годах Каминский активно посещал литературную студию при газете «Металлург», костяком которой были молодые амбициозные литераторы и журналисты Рудольф Кан, Олесь Хмара, Владимир Пожаренко, Слава Горб, Сава Урих и широко известный сегодня российский поэт Владимир Алейников. Участвовал и в заседаниях литературного объединения, работавшего при ДК РУ имени Дзержинского под руководством известного криворожского драматурга Евгения Шевадзуцкого. Членами этого литобъединения были известные в то время поэты и прозаики Владимир Михайличенко, Иван Кошицкий, Надежда Иваницкая, Владимир Омаровский, Ирина Моина.

В тех же 60-х Каминский стал победителем республиканского поэтического конкурса, который проводила газета «Комсомольское знамя». Позже печатался в журнале «Радуга». В 1985 году победил и на всесоюзном уровне – в конкурсе одного стихотворения, объявленном журналом «Смена».

Однако первая поэтическая книга Юрия Каминского увидела свет достаточно поздно. Это случилось лишь в 1990 году, когда при содействии его друга Владимира Алейникова был издан в Москве сборник стихов «Эти ночи». И уже потом одна за другой выходили его поэтические сборники в Кривом Роге – «Стреляют собак», «Бумеранг», «Круги жизни», «Светом отзовется», «Прошли дожди»; в Германии – «Ноев ковчег», «Кровоподтёки строк». Творчество поэта было оценено и на всеукраинском уровне. В 2003 году он получил премию имени Леонида Вышеславского.

На протяжении последних лет в «Издательском доме» (Кривой Рог) увидели свет сборники стихов «Одинокая птица» (2005), «Глагол» (2005), «Портреты» (2006), «Матриархат» (2006), «Ребро» (2007).

Наконец закончилось и длительное уединение поэта. С 2003 года Юрий Каминский начал посещать заседания Ассоциации криворожских литераторов и принимать участие в её мероприятиях. В апреле 2004 года в рамках инициированной АКЛ и «Издательским домом» культурной акции «Криворожские литературные вечера» на малой сцене Криворожского театра драмы и музыкальной комедии имени Т. Г. Шевченко состоялся его авторский вечер. Позже в музее «Литературное Криворожье» КГПУ, где традиционно проводила свои заседания АКЛ, прошли презентации его новых книг.

Появление Юрия Зиновьевича в кругу литераторов всегда вызывало необыкновенное оживление. Каждая такая встреча превращалась в своеобразный праздник общения с человеком большого таланта, неисчерпаемого юмора и жизнелюбия. Он был непревзойдённым мастером экспромта. Стоило ему сказать свою традиционную фразу: «Тут у меня родились четыре строчки», как на лицах присутствующих сразу же появлялись улыбки. Его остроумные и меткие короткие эпиграммы, пародии, ироничные отзывы на только что услышанное или прочитанное, спешно записанные на полях газет, каких-то лоскутах бумаги или салфетках, ходили потом по рукам, их цитировали, ими восхищались, удивляясь мастерству и проникновенности автора.

Несмотря на кажущуюся лёгкость и виртуозность владения словом, Юрий Каминский работал чрезвычайно много и напряжённо. Его исступленную творческую работу можно сравнить разве что с тяжёлой участью невольника на галерах, в отличие от которого поэт сам обрёк себя на каторгу, приковав к кораблю под названием «Поэзия». И в этом захватывающем плавании он налегал на весла, будто двужильный. Он и в самом деле был таким. И не случайно слово «двужильный» так часто встречается в его стихах в самых разнообразных образных вариациях.

Нужно было быть действительно двужильным, чтобы в творческом горении зачастую проводить и дни, и бессонные ночи, отыскивая необходимые слова, шлифуя и филигранно соединяя их в строки, чтобы каждое, словно драгоценный бриллиант, заиграло всеми своими удивительными гранями. О своём требовательном и трепетном отношении к слову в одном из своих стихотворений поэт писал:

 

В мороз и в зной, с рассвета до заката,

Почти полжизни чудаком слывя,

И в странствиях, и возле нашей хаты

Искал я незатёртые слова.

Искал слова, чтоб за душу хватали,

На гребнях гор и на краю стола,

Искал слова надёжней ратной стали

И трепетней пчелиного крыла.

(«Слово и слова»)

 

И когда поэту удавалось осуществить желаемое, наступал миг ни с чем не сравнимого удовлетворения:

 

Перо. Бумага. Стол сосновый.

И я, у века на краю,

Смакую найденное слово,

С которым чай вприкуску пью.

Оно сверкает каждой гранью,

Дороже мне алмазов всех,

Я слышу в нём своё дыханье

И женщины любимой смех.

(«Воспоминание о слове»)

 

Он был неутомим в своём творчестве, будто пытался успеть сказать о человеке и мире всё, что волновало его неспокойную и неравнодушную натуру. Подтверждение этого – его богатейшее творческое наследие. Начиная с 1990 года, поэтические сборники Юрия Каминского издавались почти ежегодно, а в отдельные годы ему удавалось издавать даже по две книги. Однако издать всё написанное Юрий Зиновьевич, к сожалению, не успел. Остались в рукописях уже подготовленные автором к печати поэтические сборники «Мифы Эллады» и «Продаже не подлежит», подборки стихов, написанных в последние годы жизни. Сигнальный экземпляр своего последнего прижизненного издания – сборника «Ребро» – Юрий Каминский успел подержать в руках, уже будучи тяжело больным. 30 декабря 2007 года двужильный поэт с галеры «Поэзия» отбыл в иные миры.

Когда мы ехали на кладбище, провожая Юрия Зиновьевича Каминского в последний путь, на дорогу между катафалком и автобусом вдруг выбежал бездомный пес. Сначала казалось, что это просто случайность. Однако, когда пёс пробежал за катафалком с полкилометра до самого кладбища, упрямо не сворачивая с дороги, хотя на пути было несколько поворотов, стало понятно, что в этом есть что-то удивительное. Ещё бы, ведь столько щемящих строк поэт посвятил этим четвероногим друзьям! Вспомнилось его стихотворение «Прогулки с бездомной собакой» из его последнего прижизненного сборника «Ребро»:

 

Ночная речка. Тишина.

Здесь воздух небывало лаком.

И мы гуляем допоздна

С бездомной рыжею собакой.

Здесь, где мне каждый кустик люб,

Где месяц заплутал в осоке,

Я разговаривать люблю

С ней о материях высоких.

Собака слушает, дыша

Простужено и вздыбив уши…

Коль обитает в ней душа –

Мы с нею родственные души.

Она и я – мы из дворняг,

И всех, что б нам ни говорили,

На нас повешенных собак

Мы на свободу отпустили.

Мы долго бродим над рекой…

Ну что там в жизни быстротечной,

Когда опять подать рукой

До Гончих Псов, бегущих в вечность.

 

Возможно, именно этот бездомный пес и провожал вместе с нами поэта в вечность. Это ли не наивысшая оценка трудов земных его души праведной?

 

Владимир Стецюк

 

Иллюстрации:

несколько портретов поэта;

группа криворожских литераторов;

обложка сборника стихов Юрия Каминского «Ноев ковчег»

Подборки стихотворений

Свободный поиск

Http://my-mostbet.ru/zerkalo/

http://my-mostbet.ru/zerkalo/ mostbet зеркало рабочее на сегодня прямо сейчас 2019

my-mostbet.ru