Юлия Кюрпя

Юлия Кюрпя

Сим-Сим № 17 (401) от 11 июня 2017 г.

Подборка: Разнеожиданность

Ливневый рассвет

 

Сегодняшний рассвет пролился звонким ливнем,

Смешав стаккато брызг с минором сонных грёз,

Задорно наполнял округу взглядом синим,

Улыбкою небес звуча в листве берёз.

 

Легато проводов смирить пыталось тучи –

Раскинувшись дугой, связать кромешный звон.

Но капель бисер вис гирляндой нот липучих,

Читая знак реприз, гремел созвучьем гром.

 

И музыка неслась по кочкам и канавам,

Вбирая пыль дорог, бурля этюдом луж,

Текла по мостовой, по крышам и по травам,

Прогнав и утра тишь, и спящих мыслей глушь.

 

Странная вышка с укропной макушкой

 

Странная вышка с укропной макушкой: дерево, выше собратьев своих, тянется к небу. А туча индюшкой гордо-напыщенной гонит седых карликов снежных, разлапистокрылых. Ветер, усталый домашний тиран, носится, хапает, есть уж не в силах, спрятать пытается снова в карман белых пушистых лихих недомерок. Но не пугает их злой Гулливер, и безмятежно, как время без стрелок, кружат, играя хвостами химер, зимних, простуженных, грозно сердитых, прячущих в пасти сосульки-зубцы... И сквозь окошко со взглядом открытым снова спешат ко мне рифмо-гонцы.

 

Загогулиной

 

Загогулиной небесной

Сыплет месяц манкой пресной.

Тучам стыдно. Смотрят честно –

Обещают снегопад.

 

Голь деревьев ждёт одежды,

Манит иней-мех, как прежде,

Вся – морозная надежда

На колючий ворс-наряд.

 

Воет ветер-забулдыга,

Ноет, как дурак над книгой,

С полем ссорится и с визгом

Глупо пляшет невпопад.

 

А земля заткнула уши,

И боится – вдруг завьюжит? –

Душу сунула от стужи

В снегокашу наугад.

 

Небо цвета крыла голубиного

 

Небо цвета крыла голубиного

С отголоском простылой воды.

Лебедь мельные крылья раскинула –

Раззимила гульбой пустыри:

 

Разнеслась весть-зима по окраинам,

Городам, по деревьям и по

Весям взвесью воздушной, и Каином

Горько стынет весны забытьё.

 

Спят былинки и шорохи летние.

Ветер тёплый простужен. А дождь

Легче стал, да и глазу заметнее –

В кружева нарядился, как гость.

 

Он расправил манжеты с узорами,

Накрахмалил манишки батист,

Ему радовать хочется квёлые

Сердца грусти – искусный флейтист

 

Также звуки роняет чудесные,

Проникая, внушая порыв

Закружиться, как птица над бездною,

Как снежинок раскатистый взрыв!

 

Время выйдет… Устанет, состарится

И прокиснет снегов молоко…

Облаков белизною останется

В свой черед и зимы забытьё…

 

* * *

 

Небо затянуло хмурью туч,

Серой непроглядностью с одышкой.

Взгляд у дня кисельно стал тягуч,

Тёмен, как нутро коробки с крышкой…

 

Тяжесть отвергая бытия,

С лёгкостью порхают крошки счастья –

Снежность озорует, теребя

Ветра охладелые запястья.

 

Чудо! Улыбнулся кавалер,

Тронутый наивностью вниманья,

Бережно, с изяществом манер,

В танце закружил зимы мерцанье...

 

Слышен тихий аккомпанемент –

Вечер зазвучал очарованьем.

Снова прожит день. Ему взамен –

Сумеречный вальс-воспоминанье…

 

Предрассветная музыка

 

Стоят деревья частоколом,

Как дирижёры тишины,

Сплетя в ветвях пюпитр узором,

Расставив всюду ноты тьмы.

 

В ручье звучат осколки пепла

Сгоревших звёзд, упавших в лес.

Сливаясь с жалостью, ответно

Луна играет полонез.

 

Внимая молча светлой скрипке,

Тень облаков скользит, таясь,

Скрыв от усталости улыбку,

На трепет ветра осердясь.

 

Кружат надежды в ля-бемоле,

Проникнув в предрассветный сон.

А облака, гонцы в неволе,

Стремятся к солнцу на поклон.

 

Разнеожиданность сплошная

 

– Смотри! На дереве! – З а к а т!

И там – на небе нашем – тоже!

– Да, дочка, солнышком в гранат

Окрашен лес и мир. И что же?

 

– Как «что»?? ведь это – ч у д е с а!

Разнеожиданность сплошная!

– Ведь вечер. Это так всегда.

Какая, Кнопка, ты смешная.

 

– Мам, слышишь? Облачко поёт,

Снежинки-нотки вниз роняя!

– Малышка, это снег идёт,

Напевно, бережно ступая.

 

– Куда идёт?? В е з д е следы!

Нам не узнать его дороги…

– Пути его повсюду. Мы

Учёт вести не будем строгий.

 

– Ах вот ещё! Каков нахал?!

Проснулся ветер рассердитый!

– Не дуйся. Он полдня лежал

Болезнью-мирностью разбитый.

 

– Ну вот и пусть! Пойдём домой?

Расскажем папе про находки!

Про ветра грусть, закат зимой

И… как там?.. снежную походку!

 

Королева Вечности

 

Не смотри ей в глаза – одиночества двери,

В них познать можешь ты путь к всевечности льдин.

Не найти в них тепла и смирения в вере –

Только снег лишь один, только снег лишь один…

 

Безупречна она – рук изгибы изящны,

Но согреть их не в силах любовь никогда.

А волос её локоны – иней горящий –

Только кружево льда, только кружево льда…

 

Её хрупкие плечи – прочнее металла,

Её взор – ненасытная власть холодов,

Её губы застывшие – вечности жало,

Бездыханности снов, бездыханности снов…

 

Её тело прекрасно – фарфора белее,

Грациознее самого дивного сна.

Но дыханье её – бурь кромешных темнее,

Она – смерть лишь одна, она – смерть лишь одна…

 

Расплету свои годы, как косу

 

Расплету свои годы, как косу,

Ясноглазым ребёнком взгляну

Снизу вверх.

 

Знаю – глупость бежать вон без спроса.

Но девчонкой с азартом рвану!

Слышишь смех?

 

Время, время… Ты таешь, как сонность

Поутру.

Сколько, сколько? Разреженность? Плотность?

Не пойму…

 

Что от детства? – Потерянность просто...

Вера в мир.

Что от взрослой? – Стеклянности россыпь.

Жизнь-сапфир…