Татьяна Бондарчук

Татьяна Бондарчук

Новый Монтень № 12 (396) от 21 апреля 2017 г.

Всё это было, было не со мной…

Творческий конкурс в Литинститут я прошла с первого раза. Но у меня уже было высшее гуманитарное образование, а в 1984 году два таких образования иметь запрещалось. Один из многочисленных совковых дебилизмов: ау, кто плачет за совком?

– Поступай по аттестату,– посоветовала подруга. И я поступила. Ещё при первом ректоре – балагуре Пименове. Вместе с Алексеем Сосной и Наташей Варлей. Драматург Пименов открыто называл литературный – своим институтом. Этакий феодал.

– Некоторые идут в Литинститут,– говорил он нам 1-го сентября,– потому что спать можно долго. Нет, ребята, нужно вставать в шесть утра и работать. Пробыл он, правда, недолго. Всего год. Его сменил Евгений Юрьевич Сидоров, позже ставший на недолгое время министром культуры. Работу в лите он никогда не прекращал.

Боря Бурда предупреждал: «Представляешь, сколько людей может совершить пятиминутную прогулку от метро «Пушкинская» и рассказать о твоём дипломе?» Но три с половиной года никто этого не делал.

Первой написала свекровь, когда мы с мужем разводились. Надо отдать должное Евгению Юрьевичу – он долго прятал кляузы под сукно. Пока свихнувшаяся старушка из вредности не написала выше. Тогда я всё-таки была отчислена, но с правом восстановления. Что подразумевало восстановление – не совсем понятно. Когда это право наступит? Когда у меня исчезнет первый диплом? Смешно...

Я родила дочь. Через три месяца умер мой литинститутский мастер Фёдор Колунцев... Я родила вторую дочь... Прошло три года. По телефону попросила деканат о восстановлении.

– Если кто-то возьмёт,– неопределённо ответили мне. Взял Анашенков. Кажется, к тому времени это идиотское правило о филологическом образовании отменили.

В общей сложности я проучилась в литинституте девять лет.

Диплом вручал уже Есин.

– Вы откуда приехали?– тихо спросил он, пожимая руку.

– Из Харькова,– ответила я.

– Сочувствую...

– А уж как я вам,– так и хотелось сказать. Но я промолчала.