Таня Даршт

Таня Даршт

Четвёртое измерение № 13 (253) от 1 мая 2013 г.

Подборка: Второстепенные герои

* * *

 

А может это мне всё снится,

И то не лес, а лишь ресницы?

И отчего я так мала,

Вода, как будто бы смола,

И птицы стонут, и лица тонут...

 

А может это лишь казалось:

Богами небо надрезалось.

Ко мне гуманны были годы,

Тайком показывая броды.

И солнце жгло, и было зло...

 

А может кто-то будет рад

Сказать, что описала ад...

 

* * *

 

Ты закомплексован,  милый гений,

Нервничаешь, плачешь и дрожишь.

Страх в тебе преодолел ступени,

По которым от себя бежишь.

Впрочем, есть на свете осторожных

Это нечто чёрствых сухарей,

Что, презрев экзотику, вельможно

Анапестом заменив хорей,

Вызволит откуда-то из сердца

Чахленькое семечко любви,

Превратив его в единоверца,

И посеет, наказав: «Живи!».

Только жизнь – совсем не наказанье,

И не в каждой женщине – Лилит,

Свойственное страхам  истязанье

Так противно воет и скулит.

Косвенные признаки элегий

Обобщают посвящений тени...

Одиноко на пустынном бреге

Обитает уцелевший гений.

 

* * *

 

Второстепенные герои,

Талантливые примадонны...

Падут миры в глазах бездонных,

Я их прикрою...

 

Все смотрят почему-то в небо

И прославляют синеву.

Так отчего же мне потребно

Обнять траву?

 

Она, наверно, на погосте

Растёт янтарней и сочней,

Чтоб люди помнили: мы – гости

Своих же дней...

 

* * *

 

Не губерния, не волость,

То в душе такая полость:

Там  провал твоей души

Обживают камыши.

(Твои мысли, как секвойя,

А слова – как команчи).

Что-то всё-таки живое,

Шелестящее в ночи.

Твоё время бесконечно

(Кто не любит – не живёт),

Кто в тебя войдёт далече – 

Будет луговой койот.

Но никто тебя не знает –

Много тайны в диком свете.

Лишь в зрачке луны рыдает

Кислый разъярённый ветер.

 

* * *

 

Почему так мало радуги?

Чтоб рассеялся туман, –

Люди слава-виноградари

Бьют в тревожный барабан.

Чтоб плоды, налившись свежестью,

Сизый выделив налёт,

И, презрев труды невежества,

Наполняли счастьем рот.

Почему так мало радости,

Есть печали и обман?

Люди, добиваясь сладости,

Сеют в радугу туман...

 

* * *

 

Нет обречённости в живущих.

Всё ложь – про грубость чёрных рук.

В терновнике – двоих поющих –

Кровав досуг...

 

Противники себя же сами,

Помяв цветы,

И,  восхитившись чудесами,

На них же стоя, жгут мосты.

 

И падают с испугом в Лету

Притоком рек...

Неужто видно лишь поэту:

Слаб человек...

 

* * *

 

Расколи эту полночь звонком,

Отними у традиций занятье

Возвращаться босым и пешком,

И в потрёпанном бурями платье...

 

Можно бурю вдвоём переждать,

Даже можно прижаться друг к другу,

И в любви ощутить благодать,

Замерзая в колючую вьюгу.

 

И вдвоём упадать в глубину

Этих звёзд и жестокого неба.

И губами врастать в тишину

Наших тел, как насущного хлеба.

 

И, растаяв, вернуться опять,

По зерну собирать наши годы.

И, смеясь, на цветах увядать,

И кончаться в законах природы.

 

Всех разбуженных встретит приют,

Где берут отпечатки души.

Там за ужином ложь не дают.

Я люблю тебя, спи и дыши...

 

* * *

 

Только что открою двери –

Из подъезда хлынет вьюга.

Тополя роняют перья

В уверение друг друга,

Что под ними пух лебяжий,

Их, отбившихся от стаи...

Колдуном обезображен –

Тополь лебедем летает...

Тополь лебедем не станет...

Лишь немного не хватает –

Крыльев – тополиной стае.