Саша Петров

Саша Петров

Четвёртое измерение № 15 (219) от 21 мая 2012 г.

Подборка: Из изгнанного

Обязаны

 

За полночь.

Саван постели горяч,

впитав весь огонь из меня,

обжигает бессонницей…

 

Мыслей тайная комната

вскрыта.

Но мне бы не думать,

не чувствовать, не существовать,

превратиться в сухую улитку,

эй, где ты, с дубиной снотворной? –

давай… Усыпи по затылку.

 

Ноль тридцать.

До кухни семнадцать шагов:

семь – по мягкому ворсу,

шесть – по жёсткому,

четыре – по битому стеклу паркета.

 

Саван кухни прозрачен

и чёрн.

Чирк – вспышка пламени:

уголь кометы,

хвост, в чёрноте исчезающий…

затягиваюсь и

выдыхаю, казалось бы –

вместе с мыслями,

отступающими.

 

Тик, тик – время живёт на стене.

Чирк – ноль тридцать восемь.

 

Мысли – песчинки в песочных часах

падают в одну точку:

Душа – рукотворна,

налёй же ей яду,

стань инструментом

могильщика.

Ты придумал себе

этот истинный мир,

в нём душа лишь хранилище боли,

ты обязан стать мёртвым –

равнодушным к живым,

и – свободным,

свободным…

 

Должен,

должен… –

крапает время сквозь ночь.

В замершем дыме сокрылась

прозрачность.

Тёмность окна,

точно тыльная сторона

картины, распятой на улице.

Кто-то тихо шуршит по дороге,

и быть может, внимательно смотрит

на мой портрет, но не видит, что я –

за холстом,

замурован в стене,

замурован для всех,

замурован… –

крапает время.

 

Тик… –

три двадцать... одна… две… три…

 

Сигареты закончились.

Четыре шага, шесть, семь…

и неизбежно – обратно,

в саван друзей.

 

Часы перевёрнуты.

Мысли-друзья за секундами вновь

устремились…

Нет. Вы мысли-враги,

вам убить мою сущность желаемо.

Но не сможете,

у головы пистолет взведён

в ожидании: пять ноль одна.

           

Я сегодня чудовищно трезв

и вздыхаю пустыми словами,

уподоблен стене,

мне бы просто уснуть,

вместо бремени савана,

вместе с часами.

 

Тик, тик, тик, тик…

 

Пять утра, пятнадцать секунд…

Скоро тени приступят к работе,

а мне – пора…

 

* * *

 

Крепость.

Мой мир в ожидании

завтрашнего прихода

одинокого странника

в безликой маске,

толкователя кредо,

я его стражник.

Крепость пала.

Мы тет-а-тет,

странник и стражник,

на руинах сути

молчаливо беседуем.

Кто-то в пути…

 

* * *

 

Сжечь страницы,

и прожитый день,

пусть развеется

боль вместе с пеплом,

дневники не для чтенья,

в них тень,

отражённая манией

света

 

* * *

 

Я вижу звёзды.

Пусть навеки глаза мои

засыпаны песком

Сомнений,

И всё же – звёзды…

Я их вижу,

Я им внемлю!

Они – во мне.

Они – всегда…

 

* * *

 

Холод внимаю –

равнодушие…

стальные маски на лицах

отражают безумие дня,

мне уже в этот мир

никогда не вернуться,

я прошу лишь немного

тепла для себя:

забери меня время –

я устал от безвольной дороги,

ты ведёшь меня пристально,

по частям вырубая мой сад,

я боюсь, всё что было,

опять и опять повторится,

просто дай мне сгореть,

и забудь про меня

 

Ты и осень

 

Посвящается Евгении Петровой

 

Беззвучие.

Ты стоишь среди шатеновой осени,

снег ещё не омолодил постаревший год,

два листка каштана

заколками вплелись в твои волосы,

так природа украсила скромный портрет.

Молчишь,

тишина шепчет твоими устами

три слова:

«Я жду тебя».

 

Ты любила осень разную:

позднюю, раннюю,

особенно ночью, когда

ветер играл на струнах деревьев.

И как заправский поэт

ты её называла:

«Моя подружка – смуглая шатенка».

 

Теперь вы вместе.

Ты и осень.

 

Осень.

Я ведь должен её ненавидеть

за то, что украла тебя…

 

«Я жду тебя» –

слова оживили ветви каштана,

и осыпались плоды,

ты их каждый год собирала,

зная, что они несъедобные.

Это был твой ритуал.

Это было для нас двоих «наше дерево»…

 

Ты уходишь в беззвучие.

Звук разрывает меня, и время

начинает ход заново…

Не хочу.

Не хочу просыпаться,

в этом мире нет осени той, что

давала приют счастливым…

 

Мне не снились сны несколько лет,

но я помню тот, последний,

что вернул меня к жизни

на девятый день:

Ты стоишь среди побелевшей осени,

снег уже омолодил постаревший год,

ты – тишина,

но твой голос звучит в мелодии, которую

играет ветер на струнах каштана:

«Я

всегда

буду

рядом»…

 

10.2011

 

* * *

 

Гирлянды в небе.

Их свет пылает вам словами:

уж лучше б вы меня не знали,

зачем вам боль?

Страницы выцвели.

Но роль своей судьбы

сыграть придётся до конца…

Сценарий прост:

делить

на ноль

нельзя

 

* * *

 

Я говорю Вам – до встречи,

Быть может, вернусь поутру,

В глазах – нескончаемый вечер,

Рассветы сокрылись во тьму.

Я не молчу. Никогда.

Но: завершаю…