Роман Смирнов

Роман Смирнов

Четвёртое измерение № 13 (577) от 1 мая 2022 г.

Подборка: Чернильный семафор

* * *

 

Ах, кинематография летящая

и музыка тревожная вот здесь.

У наших зим с тобой хватает льда ещё.

У наших лет на дне стакана взвесь.

 

Один для всех стакан, как получается,

то с первою водой, то со второй.

И стих идёт, как снег, и не кончается.

Не потому ли он всегда сырой?

 

* * *

 

куда тебе сейчас идти

ведь ты пришёл пришёл

поплачь над фильмами митты

так будет хорошо

найди закладку уголок

пока такой покой

вчера ты палец уколол

странице на какой

проверь на месте ли своём

катарсис малых форм

пусть фарувеет славы той

чернильный семафор

съязви о будущем усни

проснись без четверти

двенадцать адцать адцати

строкой крути верти

насыпь какао на лимон

налей и выпей весь

прочти последний арион

да голову повесь

 

* * *

 

Чёрный год завершается скоро, где

что ни вздох, то летучая тень.

Тает снег, через день в нашем городе.

Соответственно – снег через день.

 

Словно роба на всём полосатая,

но следы избавленья видны,

потому что не годы двадцатые,

а двадцатые к выходу дни.

 

И от этого легче немножечко,

и надежда какая-то есть,

лишь бы док не размахивал ножичком,

предвкушая холодную месть.

 

* * *

 

без дождя синоптиком обещано

на кроссовках надпись абибас

эх чего то хочется навечного

для души и тела в этот раз

 

я иду по городу родимому

головой верчу туда сюда

были раньше слёзы крокодиловы

а теперь обычная слюда

 

эх чего то хочется наверного

не считая новых мокасин

вон любовь прошла с ребенком первая

ветер феникс веет хоакин

 

и мигает вывеска щербатая

уступи дорогу молодым

я хожу туда давно с ребятами

и всё время выхожу один

 

* * *

 

Хорошо ходить по огороду,

становясь похожим на отца.

Там колодец набирает воду,

как Москва до третьего кольца,

 

там кривые грядки-малозёмы,

там кусты смородин раздались,

и слезливым воздухом на сломе

тянет память в сторону да вниз.

 

Вот скажи мне, физик-лирик-химик,

в общем, просто умный человек,

я живу за досками глухими,

почему не мыслю я побег?

 

Хорошо сижу, хожу, надеюсь.

Не ношу венков или корон.

В обретённых смыслах виден Теос.

В продолжениях слов – Анакреон.

 

* * *

 

В парке пела Аня Леннокс,

в прошлом веке Энни пела.

Будто призрак птицы феникс,

над своим летала телом.

 

А на выходе из парка

с элементами державы

море, гибкая испанка,

горизонт в руках держало…

 

Я ещё пытаюсь спамить,

вспомнить и послать себе же

эту память, эту память,

этот пляж на побережье,

 

но доносятся отрывки,

как в прибрежных водах мелких,

золотые плыли рыбки –

то ли Ани, то ли Ленки…

 

* * *

 

Нудить ещё раз не слабо

абракадабру октября.

Любовь рифмуется с Ли Бо;

вокруг полно того добра.

 

А если вышел до шести

с конторы в эту красоту,

домой не хочется идти.

Я тоже быстро не пойду.

 

Листочек, жёлтый как банан,

летает ближе к пустоте.

Я вспомню песенку-банал

и клип великий ДДТ.

 

Рвануть бы с места, как дурак…

Зажмуриться. Считать до ста.

Нет зависти, Джек Керуак –

тоска…

 

* * *

 

Худо, бедно ли – весна.

Зачастил отец во снах.

За день, грузен и опрел,

начинается апрель.

Скоро слово воробей.

Скоро мальчик корабел.

Ветры, пьяный и хмельной,

будут меряться длиной.

А ещё, себе заметь,

спячка это или смерть:

мухи скопом по утрам

воскресают между рам.

Солнце льёт на окна клей –

лечит сколы на стекле,

и вокруг, на вид простой,

мир наполнен красотой.

Много, мало ли – идём

вниз, наверх, из дома в дом…