Полина Аксёнова

Полина Аксёнова

Четвёртое измерение № 21 (153) от 21 июля 2010 г.

Подборка: Мой нелюбимый Питер Пэн

* * *

 

И все одиночества,

Начавшись, кончаются

В кругу, ограниченном

Чертой Настоящего…

 

Жестокость

 

Сметена была подчистую,

Как шалаш на песке ураганом.

Как-то радовалась, как-то зимуя,

Не лелеяла ни грамот, ни планов...

 

И чем ближе к концу зимы,

Будто отблески от блесны,

Словно солнце из-за Десны –

Невротическое чувство вины...

 

Что же, значит, в преддверьи лета

Песня наново перепета.

То ли я, то ли вся планета

Новая... А жестокость не нужна эта...

 

Нежность, доброта и любовь

В моей тишине оставлены у своих постов.

Жестокость или мудрость отцов –

Кто чего хотел, кто к чему готов.

 

И чем ближе к концу зимы,

Будто отблески от блесны,

Словно солнце из-за Десны –

Невротическое чувство вины.

 

2009

 

* * *

 

Тонкие песни слетают с губ:

Лёгкие глупости вечно врут.

Льётся небо из облаков

Белым снегом из всех веков.

 

Звонкий смех и тяжелый грех –

Смейся, плача, тоскуй, шутя.

За каймою – прозрачных век

Смерть невинная, как дитя.

 

Наших комьев тупая грязь,

Наших мыслей немая связь.

Размечтаемся – об обман!

Затеряемся – за туман.

 

По теченью весны-реки

С миром пустим свои стихи.

 

2002

 

* * *

 

Я предпочту тебе ивовый ствол;

Наверное, он всё-таки добрее,

Наверное, не изменяет вере

За сотню лет…

 

Я предпочту тебе полёты в небесах –

Как птица, забываться от восторга,

Как птица, поселиться, всё отторгнув,

В сиянии планет…

 

Я предпочту себе любовь твою...

Я вновь верну мечтание и веру.

И пусть любовь моя не знает меры.

Я вновь люблю…

 

1996

 

* * *

 

Жизнь бурным потоком

Несётся мимо.

Я пытаюсь понять

Суть этой песни.

Сижу на своём

Месте под солнцем

И смотрю на мир

Глазами ребенка.

 

На моей гитаре

Вырастают травы.

Мы сливаемся с ней

В созвучии странном.

Я ребёнок. Я ещё

Не пишу сонат.

На берегу реки

Я играю гаммы.

 

октябрь 1996

 

* * *

 

Как в зале ожидания,

По переулкам памяти

Мелькают непонятные

Созвучия и образы.

А где-то коридорами

Бегут мои знакомые.

А, может, только кажется:

Ведь очень тихо вечером,

И люди неизвестные

Давным-давно покинули

Мою обитель детскую.

А я сижу, невидная,

На самой дальней лестнице.

Листок упал за окнами,

И всё труднее дышится

От слёз дождливой осени.

 

ноябрь 1996

 

* * *

 

Заплетает в мысли ветер

Грустных звёзд мерцанье.

Тяжело на этом свете,

Свято – ожиданье.

 

март 1997

 

Мантра осени

 

От деревьев по всей земле –

Жёлтый лист на моём окне.

От тепла на земле во мне –

Слёзы горечью, боль в тишине.

Мудрость жизни – слова стихов

И других невозможность слов.

Ожиданье тебя – я в слезах,

И слезами – страданье в глазах.

Я всё жду, что взойдет луна,

Что не буду больше одна.

От метели по всей земле

Белый снег на моём окне.

 

январь 1997

 

* * *

 

Я сквозь слёзы не плачу

печально

смотрит небо

в моё молчанье…

 

* * *

 

Любовь – это чувство

Меланжевой грани заката

И таянье снега,

Печально, неслышно когда-то

Волшебной мечтою

На землю слетевшего с неба,

В невольном прозрении ставшем

Слезой, что питает

Цветочные нервы и реки…

 

Любовь – это небыль

Разлуки, она тихо дремлет

В ладонях ребёнка –

Принцессы прекраснее феи,

И мчится куда-то –

Искать ту песчинку в пространстве

Меланжевой грани заката.

 

1999

 

* * *

 

Снег из холодных облаков.

Сорвётся день с цепи веков.

Какая блажь, какой пустяк –

Тепло дарить не за любовь,

А просто так…

 

Оборванной струной звенев,

В глаза печальные смотрев,

Стихи – земле, и в небеса

Оборванные голоса.

 

Спасибо всем.

 

2002

 

* * *

 

Город, бегущий передо мной,

Ветка омелы в твоих руках.

Всё это так, долгожданный мой!

Мы сегодня с тобою в разных веках.

 

Солнце моё, ощути этот мир

Так же, как я, на блистательный миг –

Эту печаль и ласточки крик,

И неземной волшебный эфир.

 

Только деревья, и только слова

Знают меня на чуть-чуть и молчат.

И со стихов опадает листва

Невпопад, невпопад…

 

2001

 

* * *

 

Почему меня вновь не слышно?

Ты спроси напрямик –

Я не стану запахом вишен,

Не прочту всех книг…

 

И не вырвусь никак из объятий

Городской толчеи,

Оттого, что никак не хватит

Мне мирской колеи.

 

Оттого на вокзале шумном

Я ищу поезда туда,

Где над яблоней в мире чудном

Воссияет моя звезда.

 

2002

 

* * *

 

Пускай до осени печаль

Не даст мне знать о горьком вкусе,

Пускай потушит свой фонарь,

Сорвёт аккорд гитарных струн,

Забыв баррэ холодной грусти.

 

По проволоке телеграфа,

Натянутого между нами,

Я… помашу тебе руками,

Я… прокричу тебе словами.

Я – солнце, вставшее с колен

И наплевавшее на холод,

А ты по-прежнему так молод,

Мой нелюбимый Питер Пэн!

 

октябрь 2002

 

* * *

 

Я давно не писала стихов.

Зарекалась озвучивать рифмы.

Забывала любимые риффы

И боролась с теченьем часов.

 

Своё сердце закрыв на засов,

Никого я туда не пускала,

От начала я – убежала,

Мириады растратила слов.

 

До конца ещё много шагов.

Я пишу в перемену погоды.

Бесполезно растрачивать годы,

Расползаясь по жизни, как шов.

 

Жгу тебя.

Как волна по песку.

Прогоняю, как барин – слугу,

Я себя исчерпать не могу.

Я теперь на другом берегу.

 

Ты берёшь, ты не даришь любовь,

Голос твой – словно лёд, словно лёд.

Ты поёшь – меня холод берёт.

Я давно не писала стихов.

 

2004

 

* * *

 

Наша смерть рядом с нами всегда, как изнанка души,

Как земля, на которой, быть может, взойдут семена.

И побег от нее – суета; в этой гулкой тиши

Никому не достать сокровенного, дикого дна.

 

Смерть – причина всего, порождение грешного сна,

Проявившего мир в опустившейся сути своей.

Смерть – как створка окна, заплутавшая в зимах весна,

Паруса вдалеке уплывающих прочь кораблей.

 

Смерть – смиренная суть, добродетелей светлый родник,

Оживляющий души от страшных бесчисленных ран,

Смерть для мира – для Бога рождение, тихий туман

Поутру, предрекающий солнца сияющий лик.

 

2005

 

* * *

 

Тишина, как подарок: ни птиц, ни звонков

Поутру только солнце в апрельском величье

Боль в груди, боль в сплетеньях изнанки висков

Как пунктиры колес на вокзалах столичных.

 

Ничего не случилось; свершается жизнь –

Так обычно на вид и наивно несмело

Чтоб подняться на новые виражи,

Чтоб избавиться от лжи сумела.

 

Чтобы смело глядеть в обрыв,

Чтоб летать и не чувствовать тела,

Чтобы в цель долетали стрелы…

Поэзия назрела, как… нарыв.

 

апрель 2007