Полина Аксёнова

Полина Аксёнова

Четвёртое измерение № 15 (111) от 21 мая 2009 г.

Подборка: Любовь смиренная и вещая

* * *

 

Стихов серьёзные тома

Манят своей сердечной тайной.

В окне застывшие дома

Заснежены зимой хрустальной.

Века сливаются в одно

И в тонких шелестят страницах,

И этой ночью вновь не спится,

И смотрят ангелы в окно.

 

2000

 

Снова рассветы

 

Снова рассветы встречаешь тревожным
Письмом по бумаге.
Слово покинуло древние ножны:
Пишутся саги.

В этой душе вновь отболеет
Судьба поколений.
Тонкие руки, пухлые губы –
Маленький гений.

Снова шагаешь по тёмным асфальтам,
Листья футболя.
И где-то в сердце делает сальто
Капелька горя…
 

Снова рассветы кофейные с рифмами
Вместе встречаешь.
Кто-то не ждёт тебя, скольким ты нужен –
Не замечаешь.

С ресниц вытираешь так осторожно
Капельки влаги.
Слово покинуло древние ножны:
Пишутся саги.

 

2004

 

* * *

 

Моё грустное настроение –

В переплетениях дождя,

В разговорах автобусных,

В жёлтых листьях и в отражениях…

 

Моё грустное настроение

Ищет, ищет себе

                        оправдание,

В галереях, музеях и выставках

Не находит себе выражения…

 

Моё грустное настроение

В капюшоне, насквозь промокшее,

В парке звонко по лужам шлёпает,

Но не может найти понимания

И не слышит в дожде объяснения…

 

1996

 

Невесты

 

Я думала: всё так просто. Я думала: будут дети.
Но всё оказалось снами и практикой Менегетти.
Я думала: тем же самым весенним волшебным садом
Тебя зачарую снова, когда ты придёшь быть рядом.
Но станешь ли ты достойным? Сумеешь принять как чудо?
Когда отражусь слезою, как ветер, из ниоткуда?
Я думала: ты не станешь. Я думала: различаешь.
Но тихо молчали стаи заутренних диких чаек.
Ты думал: любить излишне, когда затихает море…
Не понял, что так наступает тот час, когда – только двое.
Я этого так хотела, не зная твоих теорий,
И быть собой не умела, не веря твоей истории.
Я думала: всё так просто. Зачем же не верить в сказку?
В которой есть злые ведьмы, в которой есть свет и краски…
Я сразу с тобой прощалась, задолго, ещё до встречи.
Но долго не прекращалось волненье в какой-то вечер.
Такое, как было нужно тебе для немых коллекций.
Для приготовления супа.
Перца,
соли,
специй.
Я думала… Не ошиблась… И так благодарна Богу.
Не верю тебе так сильно. Не верю в твою тревогу,
Заботу и откровенность… В восторженность… В отреченье…
Не верю – и отпускаю. С рождения и к рожденью.
Твои дороги – навстречу. Мои – не скажу, какие.
Быть может, тебе расскажет внезапный июльский ливень.
Я думала: как всё просто, но это гораздо проще.
Ты слушай. Уже сегодня ты сам всё себе напророчил.
Чего-то совсем не сделал. Чего-то совсем не понял.
Становишься всё скучнее, как деревянный пони.
Иди. Не люблю. Не надо. Ты сам так хотел услышать.
И стать очень грустным садом в оконных широких нишах…
Красиво любить готова любая из лучших женщин,
И быть не твоею снова в остатках античных трещин.
И ты – из такого теста. И что же. Пускай так будет.
Так чувствуют все невесты,
Так думают те, кто люди.
 

13.08.08

 

* * *

 

Освещённая светом тонким

В лёгком танце кружит Земля…

Тает в тёплых ладошках ребёнка

Конец февраля.

 

На чердачном окошке затихнув,

Я рифмую все звуки снизу,

Подбирая под рифмы ритмы –

По холодному звону карнизов.

 

Но все песни в снегу разливаются

Так заливисто, громко и звонко,

И осколки переливаются,

Забавляясь, в руке ребёнка.

 

2002

 

Любовь смиренная

 

Любовь смиренная и вещая,
И больше ничего не надо…
Укутаешь нетёплым вечером
В уютный шарф из листопада…

Обнимешь клятвенно и трепетно,
Творя пред Богом обещанья.
Любовь смиренная и вещая –
Залог небесного свиданья.

А я смеюсь и снова балуюсь.
Все неприятности ничтожны…
И я смеюсь, и я не жалуюсь,
Шурша листами бестревожно.

За эту детскую улыбку
Ты небесам даёшь обеты.
Она, как настроенья скрипки –
Предверье будущего лета.

Ну, что ещё тебе хотелось бы?
Насильно тут не взять, не надо…
Укутаешь нетёплым вечером
Мне плечи в шарф из листопада…
 

17.04.2008

 

* * *

 

За пределами вне-меня

Столько всего.

За пределами вне-меня –

Какая-то чушь.

За пределами вне-меня

Горят фонари и чьи-то слова.

За пределами вне-меня

Я всегда остаюсь права.

 

Делаю ошибки в словах,

Ничего не могу понять.

Я наивна в свои 15,

Также как сильна в 25.

 

Тёмный лес, покрытый лоском

Света звёзд; такси, огни.

Мы с тобой совсем одни –

И утренний Воздухофлотский.

 

Приз – тревожная жалость

Королевы-свободы, пьянящей

Женщины, имя которой – Усталость,

Молчащей…

 

Делаю ошибки в словах,

Ничего не могу понять.

Я разумна в свои 15,

Также как глупа в 25.

 

За пределами вне-меня –

Между вокзалом и аэропортом –

За пределами вне-меня

Остаются за бортом,

Забывают открыть глаза,

Ловят привидение дня –

За пределами вне-меня.

 

За пределами вне-меня

Плачущей, спящей, смешащей

Я хочу остаться собой –

Настоящей.

 

02.12.2005

 

Детство

 

Оставляя в покое заведомо беспокойное,
Губы измазывая в ниточках сладкой ваты,
Ждать. В сумбуре, в полумраке искать достойное,
Быть на Земле рождёнными в восьмидесятых.

И может быть, кому-то покажется странной
Эта странная быль,
Но есть прохладный туманный день
И окна на монастырь…

Ходить в глубину себя, где есть небо и есть любовь,
Не прятаться от дождя, не видеть снов
И к тёплой руке прижиматься – ты это знай,
Что нет ничего дороже. Лети. Летай

В этом туманном
Прохладном прекрасном дне,
Отыскивая самого себя
На очень глубоком дне.

И может быть, кому-то покажется странной
Эта странная быль,
Но есть прохладный туманный день
С окнами на монастырь…
 

10.10.2008

 

* * *

 

Я знаю, о чём ты молчишь,

Мой печальный Ангел,

Завораживающий сутью:

По сути – любовь.

Прошу тебя, не молчи!

Дай мне увидеть травинку,

Что грустно склонилась

В лепестках твоих глаз.

Нет, лучше не говори ни слова, –

Ведь если ты скажешь,

Тихие явственные сумерки

Упадут на мои губы,

Словно речной песок,

И ты уже не сможешь

Найти заветную ракушку

В трепетных веточках

Моих лёгких рук.

А я не сумею напоить тебя

Нектаром цветков папоротника,

И мы уже не закружимся

В прозрачных брызгах лугов

Нашего дома.

Я просто знаю, о чём ты молчишь,

Мой вечно поющий Ангел.

 

октябрь 1996

 

По осеннему парку гуляют души...

 

По осеннему парку гуляют души,
Разнарядка в силе, а где-то праздник…
И нам так трудно друг друга слушать,
Не слыша лишнего, не видя грязи.

Каждый ищет положенное ему место,
И все – в осени: и шум фонтана,
И любовь, похлопывая по карманам,
Ищет царственное священство,

Троеточия пролагая, полагая все, полагая…
Всё стремясь, и как-то не понимая,
Что судьба сама рукополагает.

И горит расцветками эта осень,
А потом зима. Все шагают прямо
И куда-то. Только чужая проседь
Задаёт вопросы, как в детстве мама.

Прокутив избытки, от недостатка
Любим, тщетно слагая цельность,
И в конце непонятого беспорядка
У каждого – беспредельность.
 

15.10.2008

 

Начало

 

А казалось, что холодно,
Но это было только начало.
Думала: всё под контролем.
Думала-изучала...
А теперь никого, и нет дел,
Тех, что невпроворот...
И встречать в одиночестве
Новый год,
Улыбаться очень простым вещам,
По плечу только так.
Всем словам – молчать,

О себе ни звуком не поминать:
Безымянный, безобразный ты звонарь,
Часть колокола, благовеста вдоль реки,

В час, как не видно уже ни зги –

На дворе зга згою, и в две руки –

Звоны. Зуммеры и звонки без ответов,
А юность почти прошла.
Что свершила? Что сделала, привнесла?
Говорила обиняками, думала – кем-то стала...
Казалось, что холодно,
Но это было – начало.
 

21.11.2008

 

И женщина тоже…

 

И женщина тоже, быть может, решит быть верной.
И ты не захочешь уйти, и потом привыкнешь,
А я становлюсь всё тоньше и тише, и тише.
И не улыбаюсь почти, а всем говорю: это нервы.

И то, что она так захочет остаться с тобою,
Ни в коем из случаев не станет её виною.
Будешь не думать: нужен или не нужен…
И может быть, станешь кому-то хорошим мужем…

Важен не факт, а последовательность. В этом самом
Мы, хоть и порознь, но, видно, светлее станем...
Это закон, содержание которого – вечность…
За мимолетностью этих страданий сначала
Было иное, и этим же и увенчает
По окончании этой реальности… Что же…
Можно заучивать, можно – чувствовать кожей…

И женщина тоже, быть может, решит быть верной.
И ты не захочешь уйти, и потом привыкнешь,
А я становлюсь всё тоньше и тише, и тише.
И не улыбаюсь, а всем говорю: это нервы.
 

03.11.2008

 

Царевны

 

Мужчины завоёвывают
Новые территории,
Их условия:
Независимость и love-story.

И как будто никто
Им не нужен по-настоящему.
Приветствуются:
Мини-юбки, коленки,
И платья летящие,

Пока не увидят:
Пространства все
Так переменчивы,
Пока не освоят
Одно: пространство
Любимой женщины.

Но все осваивают,
Что и как повезёт,
И в этой игре значима
Не любовь,
А собственный счёт.

– Тебе куда?
– В офис и вроде бы, до шести.
– Я вот тоже об этом:
Нам, знаешь, не по пути.

Но, как бы
Не было сложно порой,
Женщина не должна
Становиться злой,
Но такие мы злые,
Ненастоящие.

Ходят по городу
Царевны спящие.
 

07.11.2008

 

* * *

 

Я не дам тебе прийти.

В силе женщины мало толку.

Сильная женщина и… дожди.

Нитка в иголку.

 

Жизнь на грани, святой баланс

И рассветы.

Сила женщины – альянс

Весны и лета.

 

Измученные бессонницей глаза

Слёз не знают.

В них тайна ночи и бирюза

Небес рая.

 

Маленькая – сон и явь,

Юнь и старость.

Необузданный, дикий нрав

И усталость.

 

Рисунки, музыка, вечера –

Не в убытке.

Потерян в давнем позавчера

Ключ к калитке.

 

Прости и пой, прости, прости.

Судьбу – в иголку.

Я не дам тебе прийти.

В силе женщины – мало толку.

 

23.11.2006

 

Вы

 

Тушите свечи, господа,
Спектакль кончился. И вот
За ним открылась пустота
За вырезанной тьмой ворот.
Вы вышли. Неземная даль
Открылась вам. Всё совершенней
Вам видятся года, года
И мимолетные знаменья.
Смеётесь вы. А у ворот
Встречает вас любовь-зазноба,
И скромно проводить до гроба
Она готова без забот.
Но что же вы? Молчите вы,
И забываете о главном,
Наивный баловень судьбы,
Мучитель маленький забавный.
Готовый небом пренебречь,
Готовый выбросить на небо
Другой любви остатки хлеба –
И в птицу зарядить картечь.
Ну что ж! Невинные забавы!
Увы, спектакль жаждет славы
В устах немудрых чудаков.
Что ж делать, если мир таков.
Там, за воротами судьбы
Вам до меня не будет дела:
Быть может, птица улетела,
Случайно спасшись от пальбы.