Нузет Умеров

Нузет Умеров

Четвёртое измерение № 35 (383) от 11 декабря 2016 г.

Подборка: По щеке мирозданья

* * *

 

Напрасно

Искал я причину:

У кого же язык

Повернуться мог?

Сказать –

Что из ребра мужчины

Женщину создал бог.

 

Видно,

Секретарь Всевышнего

В тот день

Был безбожно пьян,

И в акте,

Хлебнув излишнего,

Такой проглядел изъян.

 

Наутро,

Где это видано –

Тёр, скоблил и ломал перо,

Забыв,

Что пером написанное

Не вырубить топором.

 

Всевышний

Вздохнул, наверное…

Запись в акте – не ерунда!

И помчалась молва неверная

По сёлам и городам.

 

Шла с небес она,

С верха самого,

Неверная истина та:

Что из ребра адамова

Женщина создана.

 

И грех свой невольный

Чувствуя,

Ни в чём не повинный Адам,

Сердца тревогу чуткую

В наследство оставил нам.

 

Всё лучшее в мире этом:

От земли – до высоких скал,

Женщины именем светлым

Первый мужчина назвал!

 

Гора и гордыня – женщина.

И капля она,

И волна.

Звонкая радость – женщина.

Мечта и отрада – она.

 

Луна, на закате пьяная,

Нежность,

Любовь,

Весна…

Женщина – зорька румяная,

Пробуждающаяся

Ото сна.

 

Не верю

Ни в чёрта,

Ни в дьявола.

В одно лишь

Поверить я б смог:

Мужчины – не знаю.

Но женщину….

Всё-таки создал бог!

 

* * *

 

Ты мне приснилась молодой –

Совсем девчоночкой.

С такой роскошною косой,

Короткой чёлкой.

 

И я за юностью своей,

Сил не жалея,

Бежал по шпалам

Давних дней,

Как ошалелый.

 

Я прыгал в пропасть

С высоты,

Летел, как камень.

Всё норовил

Схватить косу

Двумя руками!

 

Ты оглянулась невзначай,

Взглянула жёстко…

Сказала – зря не догоняй

С такой причёской!

 

* * *

 

Была девчонка у меня.

Девчонка – егоза.

Глаза – два голубых огня

И рыжая коса.

 

Я уводил девчонку в степь,

Где стелется трава…

А ей мерещились вдали

Седые острова.

 

И я, не споря с ней, шутя,

Как в танце моряки,

Разыскивая острова.

Глядел из-под руки.

 

Качалась волнами трава,

Мерцал луны маяк.

Она смеялась надо мной:

«Какой же ты дурак!

 

Закрой глаза и посмотри

За окоём земли.

И ты увидишь остров мой,

Ракушки на мели».

 

Ты погоди, я научусь

Весло в руках держать.

И мы отправимся вдвоём

Тот остров открывать!

 

Перрон.

Прощальный свой гудок

Выводит паровоз.

Девчонка машет мне рукой,

Не вытирая слёз…

 

А я, не веря

В долгий путь,

Глотая боль и грусть,

Кричу сквозь шум колёс –

Ты жди,

Я за тобой вернусь!

 

Дорог коротких

В жизни нет.

Счёт позабыв годам,

На безымянных островах

Я строил города.

 

Каналы рыл.

Тонул в песках.

От жажды умирал.

И, замерзая по ночам,

Кого-то проклинал…

 

Но, помня жаркие глаза

И рыжую косу,

Однажды ринулся к тебе

Сквозь дождь

И сквозь грозу!

 

Иду, несу в руках цветок.

Вот дом твой.

Твой причал.

В дверь покосившуюся я

Несмело постучал…

 

На стук окошко распахнув.

Сказала тихо мать –

Что ты уехала

С другим

Свой остров открывать.

 

* * *

 

Жила

По соседству со мной

Хадиша.

Ох, до чего же была

Хороша!

Стан тонкий и гибкий,

Словно лоза.

Щёки – гранат.

Две пули – глаза.

 

Три года вздыхал я,

Три года страдал.

И как-то при встрече

Ей всё рассказал:

«Люблю я тебя.

Хочешь верь – хочешь нет.

Ты жизни моей

Бирюзовый рассвет.

Горит моё сердце,

Пылает душа,

Прошу – выходи за меня

Хадиша!»

 

«Ну что ж, – отвечает,

Ты нравишься мне.

Я жду,

Приезжай на горячем коне.

Ночью к окну

Скакуна подведи,

И если ты любишь меня –

Укради!»

 

«Ты что,

За осла принимаешь меня?

Да нынче с огнём

Не разыщешь коня!

Хочешь –

Комбайн к окну подкачу?

Хочешь –

На новенькой “Волге” примчусь!

Хочешь, у друга,

Друг мой – пилот,

На пару часов

Попрошу вертолёт?

Если я лгу,

Провалиться на месте!

В нём сил лошадиных –

Две тысячи двести!»

 

Мне в сердце

Две пули вонзила она:

«Жду ровно в двенадцать,

Готовь скакуна!»

 

Два года искал я

Достойную лошадь,

Чтоб увести

Драгоценную ношу.

Чтоб ноги,

Чтоб грива,

Чтоб из носу пар.

Чтоб ахнула девушка –

Это тулпар!*      

 

Клячу

В одном зоопарке нашёл,

И ночью

В кишлак незаметно вошёл…

 

К окну дорогому

Неслышно припал –

     И от удивленья

     Едва не упал….

 

Мой друг, вертолётчик,

Спал сладко в постели.

Рядом качался малыш

В колыбели…

На них любовалась

Почти не дыша,

И радость,

И горе моё – Хадиша!

 

Ноги не гнутся,

Из носу пар.

Я клячу с трудом

Поволок в зоопарк.

 

Ну кто мог предвидеть

Подобные вещи…

Пойди и пойми

После этого

Женщин!

___

*Тулпар – сказочный конь.

 

* * *

 

Утонула грусть в твоих глазах.

И слеза застыла на реснице…

Почему мне снится по ночам

Непогодой раненная птица?

 

Снится мне

Тяжёлый взмах крыла.

И протяжный крик

Усталой птицы…

 

Но при чём тут грусть

В твоих глазах

И слеза –

Пронзённая ресницей?

 

* * *

 

У ревности,

Как у змеи –

Незрячие глаза…

Здесь правоту свою ещё

Никто не доказал.

И мы в плену

Своих страстей

Мосты готовы сжечь,

Забыв,

Что день назад клялись

Любовь свою беречь.

 

А за окном,

А за окном

Вовсю шумит гроза.

Стекает каплей по щеке

Горючая слеза.

Хочу кричать, но в горле – ком.

В клубок сплелись слова…

И я шепчу тебе вослед –

Ты не права!

 

В душе тоска и непокой,

И не пьянит вино.

А вдруг ты больше не придёшь,

Не постучишь в окно?

И буду ждать напрасно я

Сквозь неспокойный сон –

Когда же снова зазвенит

Притихший телефон…

 

Пускай пословицы твердят,

Что время лечит нас…

Пока в глазах огонь любви

Навеки не погас,

Нам ревность голову кружит,

Как резкий поворот.

Попробуй сердцу докажи,

Что всё – наоборот!

 

* * *

 

Закон у мироздания один.

Оно своих привычек

Не меняет:

Приходит день –

Родится человек.

Приходит время – умирает.

 

Жизнь человека –

Как горящая свеча…

Кто он?

Чьё хрупкое созданье?

Сгорит дотла

И скатится слезой

По щеке шершавой

Мирозданья…

 

* * *

 

Я с первого взгляда тебя полюбил.

Увидел – и сердце своё погубил.

 

Пусть о тебе не напишут поэты,

Ты для меня – всех прекрасней на свете!

 

* * *

 

Сегодня я с утра в ударе

И с вдохновением творю:

По книге поварской для Вари

С утра вареники варю!

 

Пускай по лбу огреет ложкой –

Завидный поварской недуг –

Сварю разваристо картошку,

Зажарю золотисто лук.

 

Желток яйца, щепотку соли,

Воды бокал и горсть муки.

По скалке разотру мозоли

Неловкой поварской руки.

 

Слеплю вареники, как губы!

Сварю и сброшу на дуршлаг,

Как некогда бросали гунны

В бою добытый белый флаг.

 

Преподнесу на блюде новом

Жене, пришедшей на обед,

Чтоб услыхать всего три слова:

Спасибо, лапонька, тебе…

 

* * *

 

В небе

Над берёзовою рощей

Белокрыло лебеди летят.

И вослед им белые берёзки

В небо зачаровано глядят!

 

Им бы за спиною чудо-крылья,

Оттолкнуться – и взмахнуть рукой,

Глянуть, что же там

За синей далью?

Что тревожит их ночной покой?

 

Тает в небе

Песня расставанья,

Тает стая льдинкою в дали…

И не в силах белые берёзки

Оторвать ладони от земли!

 

Гладит кудри им

Ревнивый ветер,

Шепчет утешения слова.

Только почему-то у берёзок

До утра кружится голова…

 

* * *

 

Прости, пожалуйста, меня.

Но я ни в чем не виноват:

Гроза накрыла Симферополь,

Обрушился на землю град!

 

Бил по макушке,

По щекам,

Слепил, скрипел,

Царапал нос…

А я, на площади Советской

К ступеньке каменной прирос!

 

Куда бежать?

Кругом вода.

Мотаю мокрой головой…

Пришла она

С грозой и градом,

Раскрыла зонтик надо мной!

 

Стоим под зонтиком вдвоём:

В её руке – рука моя,

Ресницы дрогнули в испуге:

«Ой, кажется, ошиблась я!

Всё этот ветер, этот град.

Я думала… мне показалось…»

Над нами громко рявкнул гром,

Она опять ко мне прижалась!

 

Гляжу в раскосые глаза:

Там тает дождь слепым ручьём.

И я не в силах отодвинуть

Её дрожащее плечо…

 

Прости меня,

Что не вернулся,

Свиданий я не назначал!

Гроза накрыла Симферополь,

А я на площади торчал…

 

* * *

 

Я прошу тебя дождик –

Не лей!

У меня встреча с милой моей.

Умоляю тебя – не лей:

Смоешь рыжую краску с бровей!

 

Я прошу тебя дождик –

Не лей.

Не мешай встрече с милой моей.

Умоляю тебя – не лей:

Смоешь с губ её синий елей!

 

Впрочем, лей!

Пожалуйста, лей!

Я сотру краску с рыжих бровей,

И пока ты гоняешь грозу –

Целовать буду глаз бирюзу!

 

Лей, дождик!

Пожалуйста, лей.

С губ сотру ненавистный елей.

И чтоб мир снова солнечным стал,

Припаду к её алым устам!

 

Лей дождик, пожалуйста, лей,

На ложбинку меж двух лебедей…

Языком прикоснусь к ручейку,

И на этом закончу строку,..

 

Лей, дождик, лей…

 

Детское

 

Дорога хромала

На левую ногу –

Солдат возвращался

К родному порогу.

 

Что стало с тобою,

Скажи нам, дорога,

Зачем ты хромаешь

На левую ногу?

 

Устало пылит

На закате дорога,

Та, что ведёт

До родного порога…

 

* * *

 

Матери как-то

Сказала Айна

– Смотри,

У тебя в волосах седина!

 

Ответила мама:

«От снежной метели

Наверно,

Они у меня побелели.

Может зола

Мне на волосы села?

Может быть, доченька,

Я постарела?»

 

Смеется Айна:

«Ты ещё молодая!

Ты чуточку-чуточку только

Седая.

 

Ты не старей, мама, больше,

Не нужно.

Я буду хорошей

И очень послушной.

 

Буду всегда

И во всём помогать…

И волосы чёрными

Станут опять!»

 

* * *

 

Бабушка молитву поутру читает.

Я слова молитвы тихо повторяю:

 

«Боже милосердный с именем Тенгри*,

Ты нам мир чудесный этот подарил.

 

Горы и долины, степи и леса,

Шум дождя и ветра, птичьи голоса.

 

Небо голубое, реки и моря.

Звёзды золотые, что в ночи горят.

 

Научи нас, Боже, щедрости твоей –

Чтобы стали люди на Земле добрей.

 

Чтоб трава раздора в сердце не росла,

Чтобы друг на друга не таили зла.

 

Чтобы в души внуков наших и детей

Не забрался алчный, ненасытный змей.

 

Чтоб вражда-разруха памяти не жгла,

Отучи творить нас чёрные дела…

 

Пусть любви и дружбы льётся щедрый свет,

Пусть в беду к соседу поспешит сосед.

 

Пусть открыты будут двери в каждый дом.

Путника встречают пышным пирогом…»

 

Я гляжу в окошко утреннюю синь.

Повторяю вместе с бабушкой – Аминь!

___

* Тенгри – христианский Бог тюрков.