Игорь Вавилов

Игорь Вавилов

Четвёртое измерение № 25 (337) от 1 сентября 2015 г.

Подборка: Удочерить Снегурочку

* * *

 

Бывает тишина стихией,
Навалится – и онемеешь сам,
Окаменеешь или улетишь
Без страха в вечность...
Так летает стриж
Невысоко в предчувствии ненастья,
Меняя направления, и часто
В себя вбивая землю.
От удара – грохочет гром,
И нити тишины становятся дождём.

 

За день


Солнечный день, аттракционы, ситро.
Так было?
«Риорита», «В парке Чаир», «Пароход» –
Так мило.
Дискоболки, купальщики, жизнь впереди
и счастье,
И в слагаемых белого цвета предпочтителен
красный,
И играют оркестры в замедленных парках
столицы,
Только солнце и блеск в офицерских глазах
и в петлицах.
Между тем, меньше суток осталось
до слов гробовых Левитана,
А пока аттракционы, ситро и
« ... Мадам, разрешите на танго».

 

* * *

 

Музыка по радио,
И свежа кровать.
Дочитаю Сада
И пойду гулять
С недовольной миной
Сквозь ноябрь колючий,
А вернусь с Жюстиной –
Пусть меня научит.

 

* * *

 

Стало пасмурно и ватно,
Только тёмные фигурки
Поспешают в закоулки
Раствориться с глаз долой,
Чтобы, недоспав, обратно,
По делам пойти, шатаясь,
Силясь вспомнить план похода
В колкой пляске снеговой.

 

* * *

 

Выправлю справки, удочерю Снегурочку,
Дедка её, пьяницу, выпру взашей,
И начну с ней сначала, как учат детей:
Ходить на горшок, грамоте и музыкам,
По хозяйству покажу и как вести разговор,
Лишь накажу: никогда с идиотским гиканьем
Не прыгать с детьми через костёр.

 

Троянская


«Косили» по здоровью единицы,
В основном – философы с богами,
Все остальные, кроме летописцев,
Шли прямиком в морские пехотинцы.
Тогда совсем ещё дитя, младая Эос,
Заслышав их шаги, взирала влажно
На потные тела, мечи, порядки, марши.
А средний возраст жизни мужика
В то время был не боле сорока,
Хотя задатки к долгожительству имелись:
Хорошее вино, петрушка, мясо, сыр,
Частично совершенный тёплый мир,
Лояльное начальство в поднебесье,
Слепца великого таинственные песни
Под воркованье волн и голубей,
Но всем хотелось Ленку, хоть ты тресни,
Одну на всех, прикинь, хоть ты убей.

 

* * *


Дрыхла лошадь после боя
Без обеих задних ног
Вечным сном.
Через горы лет к скелету,
Подошёл Олег, пытливый
Следопыт - юннат,
Альпенштоком ткнул ей в челюсть,
Раздробил худые рёбра,
Святотат,
Не на шутку разошёлся,
Танец живота исполнил
На костях.
А на поле боя мины
Потихонечку ржавеют
В дождь и в снег…
Так и принял от кобылы,
Смерть, достойную юнната,
Следопыт Олег.

 

* * *


Русская рулетка –
С колокольни – в небо,
На последний рупь –
Водки, а не хлеба.
Войны, бездорожия,
Зимы, непогоды,
В голенищах  – ножики,
В чёрных банях – роды,
В градах древнекаменных
Ради глаз кокетки
В петлю, в пулю, в Каина,
За краюху – в клетки.
Человечье месиво –
Дрянь, поэт, мыслитель –
Одержимо бесами.
Помози, Спаситель!

 

* * *


Местное время, в положенном месте
Вечер выходит из двери подъезда,
Ёжится, путь не спеша начинает,
Группе знакомых подростков кивает.
Дом номер девять, одиннадцать, тридцать…
Пара часов, чтоб назад воротиться,
Вечеру нужно. Ни меньше, ни больше.
Вечер короткий и город – такой же.
Крепко храпел бы, когда б не бездейство
Скорых машин и машин милицейских…

 

На базу


Лилась Печора, текла Двина,
Приеду скоро, а то – хана.

Кавказ Казбеком скакал в Урал,
Слетали искры на спины шпал.

Тамбов бодался, смолил Смоленск,
Приеду скоро, любимый лес,

Один, как раньше, на Покрова,
Вдовей покуда, моя Москва!

Над морем синим Кронштадта хмарь.
Билет на чартер «Июнь-Январь»


Давно в кармане. Одна беда:
Приеду скоро, но никогда.

 

* * *

 
Про весну поёт динамик,
Духов бьёт наотмашь кот,
Облака летят частями
За ближайший поворот,
Настороженная квочка
Мир обходит стороной.
Русь, люблю тебя, как дочку,
Лишь в законный выходной.
В дни иные ты другая,
С мутным огоньком очес
По моим следам шагаешь
С «калашом» наперевес.

 

Лучшая вещь о любви


Жить наблюдателем сторонним
Легко настолько, что шатает.
В местах, которым «юг» – антоним,
Чудес хватает.
Хватает за душу, до воя,
Тепла июльского уродство,
Где мы вдвоем идём с тобою
Под незаметным руководством
Судьбы, амуровых делишек.
Накрапывает мелкий дождик.
Ты нарожаешь мне мальчишек,
Девчонок, ясный перец, тоже.
Ну а потом, перед полётом
На небеса в ракетах красных
В промозглой парка позолоте
Ты скажешь мне: «Всё было классно!»