Григорий Петников

Григорий Петников

Григорий Петников25 января 2014 года исполнится 120 лет со дня рождения поэта Григория Николаевича Петникова (1894–1971). Едва ли эта дата будет широко отмечаться литературной общественностью.

Конечно, Петников не является поэтом совершенно забытым: его стихотворения регулярно печатаются в различных антологиях, в Литературно-художественном музее города Старый Крым поэту посвящена постоянная экспозиция, а другие литературные музеи Крыма время от времени организуют интересные выставки, посвященные его жизни и творчеству. Последняя такая выставка открылась в том же Старом Крыму в августе 2013 года во вновь созданном культурном центре «Дом Леонида Вышеславского». Специально к открытию нового культурного центра впервые была издана небольшая биография Петникова. Все чаще имя поэта упоминают различные мемуаристы.

В то же время поэтические сборники Григория Петникова, последний из которых был издан на русском языке в 1972 году, давно стали библиографической редкостью, его жизненный и творческий путь остается малоизученным, а интересное поэтическое наследие почти невостребованным. Уже в конце 1920 – начале 1930-х годов критики и рецензенты, открывая свои, достаточно редкие, публикации о поэте, считали нужным сообщить читателю, что Петников в ранний период своего творчества входил в окружение Хлебникова, Маяковского и Асеева. В дальнейшем такие указания сделались практически обязательными в любом материале, посвященном Петникову. Таким образом, оригинальный и самобытный поэт был низведен в общественном мнении до уровня «человека из окружения».

Нужно сказать, что Григорию Николаевичу Петникову действительно всегда везло на яркое творческое окружение. Уже в самые юные его годы сложилось удивительное творческое содружество среди гимназистов третьей Харьковской классической гимназии, которое составили, кроме Григория Петникова, также будущий украинский поэт, лингвист, романист, переводчик Майк [Михаил] Гервасиевич Йогансен, будущий писатель, ученый-географ Юрий Гаврилович Платонов и Богдан Петрович Гордеев – будущий поэт-футурист Божидар. В 1912 году Григорий Петников познакомился в Харькове с Николаем Асеевым. Возникла тесная дружба между Петниковым, Асеевым и Божидаром, которой Асеев посвятил стихи «Сердец отчаянная троя (трое)». Основой этой юношеской дружбы, по словам самого Петникова, были «общность интересов, оценок, увлечений слововедением, «Словом о полку», экспериментами в области нового слова». Примерно в это же время произошло знакомство с поэтом Сергеем Бобровым. Молодые поэты создали литературный кружок под названием «Лирика». 14 декабря 1913 года произошла первая встреча Петникова с Владимиром Маяковским и Давидом Бурлюком, в 1914 – знакомство с Борисом Пастернаком. В апреле 1914 года Григорий Петников, Николай Асеев, Божидар и Мария Синякова создали в Харькове издательство и творческую группу «Лирень».

Поступив в 1914 году на юридический факультет Харьковского университета, Петников продолжал усиленно заниматься литературой и языками, изучал классические работы филолога-славяноведа академика Александра Христофоровича Востокова, филолога-слависта Измаила Ивановича Срезневского, филолога Александра Афанасьевича Потебни; одной из любимых его книг стал «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля. Вместе с Петниковым в языковую стихию был погружен и Николай Асеев. В 1915 году они издали в «Лирени» свой совместный сборник «Леторей». Некоторые стихотворения Петникова из «Леторея» были перенасыщены архаизмами, однако иногда поэту удавалось создавать своеобразные, насыщенные первозданной силой картины природы, находить точные и яркие новые слова.

Кто-то из литературоведов придумал фразу о том, что в Харькове «возник один из провинциальных «филиалов» столичного футуризма», и эта фраза отправилась путешествовать по различным текстам, посвященным истории футуризма в целом и творческой биографии Петникова в частности. Безусловно, содержащееся в этой фразе утверждение является не совсем верным, или вернее, совсем неверным. Живущие в Харькове талантливые поэты Петников, Асеев, Божидар в начале своего творческого пути отнюдь не подражали «столичным» мэтрам и вовсе не шли по дороге, уже проложенной Давидом Бурлюком, Владимиром Маяковским или иными авторитетными представителями зародившегося в 1910 году литературного направления под названием футуризм. С самого начала своей творческой деятельности они шли своим собственным, индивидуальным путем, горячо отстаивая право поэта на новаторство. И когда в 1916 году Харьков впервые посетил Велимир Хлебников, то в лице Григория Петникова и Николая Асеева он встретил отнюдь не учеников или «провинциальных» апологетов, но равноправных соратников и верных единомышленников в области словотворчества.

Принципы словотворчества Хлебников несколько позже изложил в статье «Наша основа», которая была опубликована в московском сборнике «Лирень» в 1920 году. Хлебников писал: «Словотворчество – враг книжного окаменения языка и, опираясь на то, что в деревне около рек и лесов до сих пор язык творится, каждое мгновение создавая слова, которые то умирают, то получают право бессмертия, переносит это право в жизнь писем. Новое слово не только должно быть названо, но и быть направленным к называемой вещи. Словотворчество не нарушает законов языка. Другой путь словотворчества – внутреннее склонение слов. Если современный человек населяет обедневшие воды рек тучами рыб, то языководство даёт право населить новой жизнью, вымершими или несуществующими словами, оскудевшие волны языка. Верим, они снова заиграют жизнью, как в первые дни творения».

Сам Петников достаточно осторожно относился к созданию неологизмов и разрушению слов, и к безоглядным поклонникам «самовитого» слова он не принадлежал. В своей статье Хлебников приводит несколько образцов словотворчества на примере поэтических образов из стихотворения Петникова «Поросль солнца»: «Слову боец мы можем построить поец, ноец, моец. Именам рек Днепр и Днестр – поток с порогами и быстрый поток – можем построить Мнепр и Мнестр (Петников), быстро струящийся дух личного сознания и струящийся через преграды «пр»; красивое слово Гнестр (быстрая гибель); или волестр: народный волестр – или огнепр и огнестр, Снепр и Снестр – от сна, сниться. «Мне снился снестр…» Есть слово я, и есть слово во мне, меня. Здесь можем возродить <...> – разум, от которого исходит слово».

21 апреля 1917 года, вместе с повторно приехавшим в Харьков Велимиром Хлебниковым Петников написал знаменитое ритмизованное «Воззвание Председателей Земного Шара», опубликованное в том же году в Москве в сборнике «Временник-2» за подписью: В. Каменский, Г. Петников, В. Хлебников. Не ограничившись одной только поэтической декларацией, молодые поэты на практике принялись создавать Правительство Земного Шара. С целью «удлинить список Председателей», Хлебников и Петников весной 1917 года предприняли легендарную поездку в Петроград, описанную в статье Хлебникова «Октябрь на Неве». А осенью 1917 года по командировке-мандату «Известий Харьковского Совета рабочих депутатов» Петников снова выехал из Харькова в предреволюционный Петроград. Из окон «Квартиры № 5» здания Академии художеств Петников наблюдал прибытие «Авроры» из Кронштадта, вставшей на якорь возле Николаевского моста, движение красногвардейцев и матросов к Зимнему дворцу. Наступившим утром после захвата Зимнего дворца он написал стихотворение «Начало Октября»:

 

Когда заря на водах Невки

В мостах встревожит сон течений,

И Красной Гвардии запевки

Уже на заводских дворах –

В сырых кострах простой ночи

Сверкает искрой имя – Ленин.

 

Через много лет поэт и переводчик Михаил Зенкевич в письме Григорию Петникову подтвердил: «Ведь вы один из первых, а, по-моему, даже первый из поэтов воспевали трехтрубный крейсер «Аврору», который видели на Неве перед Академией художеств, где вы гостили у Льва Бруни». Таким образом, Григорию Петникову выпала честь стать родоначальником советской поэзии, что, впрочем, так и не было признано официально.

В 1918 году Петников издал в Харькове сборники «Поросль солнца» (переиздан в 1922 году) и «Быт побегов». В эпоху бурных революционных преобразований в стихах Петникова читателю неожиданно открывался удивительный мир природы, мир лесков и пролесков, полей и нагорий, морских и речных побережий. Широко используя славянизмы и созвучные с ними неологизмы, поэт создавал свой неповторимый архаизованный пейзаж. Он по-прежнему активно пользовался словообразованием. Например, от слова «дочь» происходит родительное «дочери», по этой аналогии «ночь» превращается в «ночерь», «ночери». Однако многое из того, что казалось в стихах выдумкой или новшеством, было взято поэтом из глубин русского разговорного языка. В выражении «Озорь грозовая» «озорь» является северным русским словом, занесенным в словарь Владимира Ивановича Даля. Слово «жерелить» – струиться тонкой струей – встречается в южно-русских наречиях. В стихотворении:

 

Ближе держась к ветру

Райной, повернутой вкось

Знаки печали внедрит

Твой верблюжонок сосновый

 

слово «райна» означает поперечное дерево на мачте, к которому прикрепляется парус – по-морскому рея.

В декабре 1918 года в Харькове – тогдашней столице Украины – была установлена советская власть. Сразу вслед за этим был организован Всеукраинский Совет Искусств, в состав которого входил Всеукраинский Литературный Комитет под председательством Григория Петникова, созданный для руководства литературно-художественной жизнью Украины. В феврале 1919 года следом за правительством Советской Украины Всеукраинский Совет Искусств со всеми своими комитетами переехал из Харькова в Киев. Туда же перебрался и Петников. Но уже в марте 1919 года Григорий Петников оставил работу в Литературном Комитете и ушел в Красную Армию. Сначала он был простым красноармейцем, затем получил должность инструктора Политотдела XIV армии, и пугал своим грозным видом обывателей. Поэт Рюрик Ивнев, с которым Петников вместе служил в Крыму, в своем позднем письме Петникову вспоминал такой эпизод из совместной поездки в Ялту в мае 1919 года: «А помнишь, как ты поднял бучу из-за того, что тебе мешал спать шум моря и потребовал, чтобы нас перевели в другой номер с «видом на горы»? Твой военный вид так перепугал директора гостиницы, что он сейчас же исполнил твое требование (тем более, что почти все номера были свободны по причине стремительного бегства буржуазии!)».

Вскоре после отступления Красной Армии из Крыма Петников заболел тифом. Его привезли в госпиталь на окраине Кременчуга, откуда доставили военно-санитарным поездом в Киев, вскоре занятый Добровольческой армией. Получив в результате тифа осложнение на ноги, Петников вернулся в Харьков. И в 1920 году издал новый сборник стихотворений под названием «Книга Марии – Зажги – Снега», содержание которого никак не было связано с теми драматическими событиями, свидетелем и участником которых был Петников. Романтичный образ Марии Зажги Снега поэт взял из фольклора – так в народе называли первый день весны. Как и раньше, одной из главных тем сборника была природа. Художественный язык Петникова становился более сдержанным. Постепенно поэт освобождался от излишней стилизации, стремясь к предметности, точному и четкому рисунку природы. Это отразилось в названиях некоторых стихотворений: «Рисунок стиха», «Осенний офорт».

1920–1930 годы можно считать периодом творческой зрелости Григория Петникова. Издавались его новые поэтические сборники и книги переводов, началась активная работа в области фольклора….

Однако наступила уже другая эпоха, и советское государство все настойчивее требовало от каждого своего литератора отображать новыми образами и ритмами изменившуюся жизнь. Украинские литературные журналы под завязку наполнялись произведениями на производственную тематику. В этих условиях творчество Петникова, добровольно или вынуждено, претерпело определенную эволюцию. Поэзия его ранних сборников, почти полностью посвященная разнообразным проявлениям дикой природы, как утверждал литературный критик Михаил Доленго в статье «Григорий Петников», опубликованной в 1935 году, «должна была выпасть из круга тех явлений, которыми интересуется литературный критик. Что ему действительно делать с первобытной мудростью цветов, деревьев и дикарей-предков, все это как будто совсем не по его специальности».

Однако, как писал далее Доленго: «Октябрьская революция, взяв поэта в свои маршруты, изменила ему и язык, и тематику, избавив его также от опасности примкнуть к символизму или к «бунинскому псевдо-пушкинизму». Четкие и суровые строки известного «Начала Октября» (написанного в дни Октября в Ленинграде) остаются художественным документом эпохи и достойно начинают деятельность Петникова как советского поэта». В изданном в 1928 году сборнике «Ночные молнии», по мнению критика, начинается борьба поэта за новую тематику. В стихотворении «Встреча с жизнью» можно найти первое упоминание про «рожь в хозяйстве молодых коммун». В «Рисунке углем» возникает пока еще анонимный образ нового советского человека с его работой и бытом. Совсем новыми являются такие произведения, как «Морской разговор», посвященный советскому флоту. В то же время, и в этом сборнике Петников слишком любовно привязывает свое новое творчество к минувшим этапам своего развития.

В сборнике «Молодость мира» 1934 года, по определению Доленго: «Петников нашел в себе мужество взяться за производственные темы, и весь сборник проникнут тематично-жанровым экспериментированием, из которого впоследствии несомненно появятся у него по-новому совершенные произведения». Свою статью о Петникове Михаил Доленго завершил следующим выводом: «Мы видим, как старый мастер медленно, но неотступно превращается, собственно, сознательно и органично перерождается на совсем нового и намного более молодого, чем в давних своих произведениях, поэта. Перед этим новым поэтом раскрываются намного более широкие творческие возможности, чем перед Петниковым-футуристом».

Таким образом, Михаил Доленго, которого с Петниковым более полувека связывали дружеские отношения, попытался в своей обширной статье примирить творчество тонкого лирика Петникова с требованиями времени. Но, хотя творчество Петникова и испытало к середине 1930-х годов определенную эволюцию, и дружески настроенные к поэту критики всячески старались это подчеркнуть, его творческая манера в своей сути оставалась неизменной. Хорошо об этом в своей краткой рецензии на книгу «Молодость мира» сказал поэт Николай Ушаков: «Терриконы», «опоки», «тигли», «летный день» и «элероны» в новых стихах Петникова вытеснили старую «радонежь», «дымь» и «дивунью». Но манера строить стихотворение и в новых вещах осталась в значительной степени прежней. <...> Если сравнивать новые стихи Григ. Петникова со скульптурой, то они напоминают кусок глины или камня, на которых только намечены черты лица, овал глаз или линии рта. Но у этого лица, возникающего из груды материала, есть свой характер и своя мысль, следовательно такое произведение искусства должно жить и носить имя мастера».

Впрочем, уже через год-другой после публикации статьи Доленго вышеизложенные соображения литературного критика, по всей видимости, полностью потеряли свою актуальность, и Григорий Петников вместо того, чтобы и дальше пытаться приспособить свою поэтическую музу к требованиям эпохи, предпочёл вообще оставить поэзию. Изданная в 1936 году в московском «Гослитиздате» книга «Избранные стихи» больше двадцати лет оставалась его последним авторским поэтическим сборником. Из обстоятельств личной жизни поэта можно сделать вывод, что в эти годы он несколько раз менял место жительства. 24 октября 1937 года Григорий Николаевич Петников в Севастополе вступил в брак с Екатериной Кузьминичной Шевченко. 18 августа 1938 года в Путивле у Григория и Екатерины родилась дочь Марина. Осенью 1938 года Григорий Николаевич с женой и дочерью поселился в подмосковном Малоярославце – одном из многих городов, расположенных за сто первым километром от Москвы и являющихся местом ссылки членов семей репрессированных.

После добровольной ссылки за сто первый километр основным занятием Григория Петникова на многие годы стали переводы и фольклор. В этом виде деятельности у него были свои большие достижения, которые заслуживают отдельного изучения. Например, еще в 1937 году в издательстве «Academia» были изданы «Избранные сказки братьев Гримм» в переводе Петникова (636 страниц). Впоследствии «Сказки братьев Гримм» неоднократно переиздавались; по сегодняшний день они остаются самой известной работой Петникова в области перевода.

И только после переезда из Малоярославца в город Старый Крым в 1958 году, после более чем двадцатилетнего молчания поэтическое творчество Петникова переживает ренессанс. Стихи Петникова стали публиковать в различных крымских газетах, журналах, коллективных изданиях. Стихотворение Петникова «Мое отношение к поэзии» было опубликовано во втором сборнике «День поэзии в Крыму. 1965». Наконец, в течение десятилетия в «Крымиздате» были изданы четыре новых поэтических сборника Петникова: «Заветная книга» (1961), «Открытые страницы» (1963), «Утренний свет» (1967) и «Лирика» (1969). В них были опубликованы и стихотворения из самых ранних сборников, и новые произведения, созданные в 1950-60-е годы в Малоярославце и в Крыму. Литературные критики констатировали: в стихотворениях Петникова по-прежнему живо своеобразие уже отошедших в прошлое периодов русской и советской поэзии. Поэт не расстаётся с некоторыми поэтическими чертами, усвоенными им когда-то, хотя молодые поэты их уже не употребляют. И это свидетельство не старомодности, но силы и художественной цельности его поэтической манеры. Так случается со всяким истинным мастером: ведь себя находят однажды, и настоящая поэзия живет не один и не два дня. Как отметил литературный критик Анатолий Макаров: «Каждый непредубежденный читатель узнает в этих стихах поэта самобытного и свободного поэтому от мелочной тирании моды. Не все из известных и даже покрывших свои имена громкой славой поэтов придерживаются подобной принципиальности по отношению к своей поэтической манере».

Последняя стихотворная книжка Григория Николаевича Петникова на русском языке – «Пусть трудятся стихи» – была издана в симферопольском издательстве «Таврия» через год после смерти поэта, в 1972 году. Хотелось бы надеяться, что уже достаточно длительное забвение творчества поэта, «близко знакомого с Маяковским, Асеевым, Хлебниковым» сменится неподдельным интересом новых поколений любителей поэзии.

 

Алексей Тимиргазин

 

Октябрь-ноябрь 2013

Судак

 

Иллюстрации:

портрет Григория Петникова работы Зинаиды Серебряковой, 1919;

Велимир Хлебников и Григорий Петников, Харьков, 15 сентября 1916 года;

портрет Григория Петникова работы Натана Альтмана;

М. Волошина, Г. Петников, Соня Прокофьева,

внук композитора С. Прокофьева Серёжа, Коктебель, 1960-е;

Григорий Петников, Старый Крым, 1960-е

 

Справка-45 об авторе эссе 

Алексей ТимиргазинАлексей Дагитович Тимиргазин – историк, литературовед. Круг научных интересов – краеведение Восточного Крыма, история русского футуризма, путешествия англичан по Крыму, Кавказу и Османской империи, история армян Украины. Член Межнационального Союза Писателей Крыма.

Автор и соавтор ряда путеводителей и других научных и популярных публикаций, посвященных Восточному Крыму, в том числе: «Судак. Путешествия по историческим местам» (Симферополь, 2000, 2002), «Коктебель. Старый Крым» (Симферополь, 2003, 2012), «Армянские древности горных массивов Святого Креста и Мачук в Восточном Крыму» (Симферополь, 2008), «Планета поэтов. Биографические очерки: Киммерия Григория Петникова. Век Леонида Вышеславского» (Киев, 2013) и др.

Совместно с филологом О. Н. Герардини подготовил и опубликовал ряд произведений английских авторов о Крыме в переводе на русский язык, в том числе книгу Дункана Мак-Ферсона «Древности Керчи» (Симферополь, 2008). Живёт в городе Судак (АР Крым).

Подборки стихотворений

Свободный поиск

Http://my-mostbet.ru

http://my-mostbet.ru http mostbet

my-mostbet.ru