Евгения Баранова

Евгения Баранова

Четвёртое измерение № 12 (37) от 1 мая 2007 г.

Подборка: Другая норма

* * *

 

Я человек с двадцатилетним стажем.

Да будет Бог к писателям пристрастен!

Моих ошибок путь многоэтажен,

поэтому особенно прекрасен.

 

Многоэтажен, но немногословен.

Мой путь – он мой, каким бы ни был он.

Среди чудес мобильных колоколен

и жидкокристаллических икон

 

спешит.

Хрипит,

прокладывая шпалы.

Ползёт неопалимой целиной.

Мой путь один: других путей немало.

Мой путь один – поэтому он мой.

 

Хорошо!

 

Сколько ни корми собаку

волком во поле не пасть.

Без труда не вылезть в драку.

Без зубов не выбить пасть.

 

От любви растает масло.

От бензина вспыхнет шёлк.

– Я пришёл.

– Ну, здравствуй.

– Здравствуй.

Значит – будет хорошо!

 

«Я пришёл», – какая прелесть:

лепестковый снег пришёл.

Значит, есть весна!

Апрель есть!

Значит – будет хорошо.

 

– Я ждала...

– Неправда.

– Правда.

 

Время – лучший часовой.

Боль взлетела, как петарда

и ушла по осевой.

 

Сколько дней,

проклятий,

шторма. –

а не стоит не гроша.

У любви другая норма.

Называется – душа.

 

* * *

 

Я. Дягилевой

 

От гранитного лба –

                          проколачивать стены.

От большого ума –

                          вниз лицом по реке.

Здесь на выставке душ стеклянеет измена.

Здесь любовь предлагают в живом уголке.

 

У колодца нет дна.

   У вины – виноватых.

 

– Смерть идет по следам.

– Так следи веселей.

 

Из фарфора и льна,

   из картона и ваты

создадим антураж гутаперчевых дней.

 

И не нужно прощать.

И не нужно прощаться.

Каждый может лететь – ровно десять секунд.

А когда мы умрём –

чередой декораций

дорогие рекламы

спокойно пройдут.

 

От большого ума...

Без особого шума...

Нас спасает «Тефаль» от излишества бед.

Не болеть.

Не жалеть.

Не влюбляться.

Не думать. –

продавая себя за шмотьё и обед.

 

Автопилот

(maxisingle)

 

Настоящая любовь между двумя людьми всегда в конце концов включает в себя

множество способов причинить настоящие страдания.

Урсула Ле Гуин— «Левая рука тьмы»

 

* * *

 

Поговори со мной.

Мне очень плохо.

От Горького,

От эха за спиной.

От вечности, от вечера, от вдоха,

От выдоха и от себя самой.

 

Поговори со мной,

мне слишком мало

уже перенесённых разберих.

не выбрала, поскольку выбирала

не для того, не тех и не таких.

 

Поговори со мной!

Скажи хоть что-то.

Какой-нибудь «привет» или «пока».

Дрожу.

Дышу.

Подсчитываю льготы

на право предпоследнего звонка.

 

* * *

 

Ходит по кухне и говорит мне:

«Не умирай. Это так не модно»

По телевизору стонет Бритни,

на мониторе повисли «окна».

 

– Хочется выть…

– Так повой, лапуля.

Хочется бросить – с балкона в осень.

После поймать.

От избытка дури

долго лечить, чтобы снова бросить.

 

Каждая ночь

как начало рая.

Все остальное – спагетти-вестерн.

Не отпускаю.

Не отпускает.

– Честно не будешь?

– Конечно, честно.

 

* * *

 

Задохнись от наркотиков.

Или от скуки.

Все равно не найдёшь свой потерянный мир.

Я смотрю на твои волокнистые руки

и уже не пугаюсь наличию дыр.

 

Я смотрю на глаза,

дорогие до смерти.

Каждый отблеск огня по-особому лжив.

Я уйду.

Ты уйдёшь.

И кого пожалеть мне,

если каждый из нас одинаково жив?!

 

Я не буду жалеть. – Тем не менее, жалко.

Мне тебя не спасти.

Ты меня не простил.

Я смотрю, как ты плавишь себя зажигалкой,

и тихонько реву от отсутствия сил.

 

* * *

 

Погонов тишины погонным метром

зима коснулась будто невзначай.

Природы торопливый архитектор

неслышно форматировал печаль.

 

…И падал снег.

На небо и на крышу.

По витражам зазубренных домов.

Не приходи. – Я больше не услышу.

Все голоса изучены давно.

 

Не приходи.

От ёлочных объятий

осталась пыль.

От чёлки – бигуди.

Ни писем, ни прощаний, ни распятий

не надо…

ничего…

Не приходи!

 

* * *

 

Я знаю, ты вернёшься насовсем.

Придёшь с утра, застенчивый сначала.

И в праздничность намыленных вокзалов.

И в преданность распахнутых арен.

Я знаю, ты вернёшься насовсем.

 

Я знаю, я предчувствую шаги.

Обратный бег всё по тому же спуску.

Бессилен бред любовного искусства,

но как его предательства горьки.

Я знаю, я предчувствую шаги.

 

Мне нужно ждать. – Поэтому я жду.

Как ждёт шахтер в полузавале шахтном.

Как ждёт солдат, свою проспавший вахту.

На утро ждёт последнюю звезду.

Мне нужно ждать, поэтому я жду.

 

зима 2006–2007