Эльвира Пархоц

Эльвира Пархоц

Сим-Сим № 4 (244) от 1 февраля 2013 г.

Подборка: Белым по белому

 Подруге

 

Мне с тобой говорить легко.

Мы не ищем тем разговора.

Ты так любишь петь

Старые нудные песенки.

Вот мы и поём,

Каждая о своём,

И не расстаёмся.

Я не доверяю тебе тайн,

Потому что не доверяю никому,

Но ты, проницательная,

Знаешь многие мои тайны.

Я часто не понимаю:

Друг ты мне или враг?

Скорее – родственник,

Хотя и неблизкий.

Ты спесивая и красивая –

Гордая, важная;

А иногда сумасшедшая,

Весёлая и непредсказуемая.

Не могу вспомнить,

Сколько тебе

                    лет.

У тебя словно нет

Возраста: ты не меняешься.

Но ты-то помнишь,

Сколько лет мне.

И за это я тебя

Недолюбливаю.

Мы столько времени вместе –

Ты стала обыденной.

Что будет, когда ты уйдёшь?

Не знаю.

 

Вот мы сидим

И глядим друг на друга

Искоса.

Странно, но я забываю,

Что ты

Не человек, а моя пожилая

Ангорская кошка Лилька.

 

2006

 

Ветер

 

Ветер ходит по некошеным лугам,

По лесам, срывая листья на ходу,

По озёрам – мелким, осторожным шагом,

Вдоль домов, заглядывая в окна.

Бродит испокон веков;

Может, ищет что-то невозвратное,

Может, от кого-то убегает.

Ветер рвёт страницы белых писем,

Не умея прочитать, бросает

Их куски на голубом столе.

А потом хохочет громом, как безумный,

Скатерть выпачкав пятном чернил,

И рыдает истерическим дождём.

Успокоившись, садится на скамейку

И листает недочитанную книгу.

Улыбнётся солнцем, выстирает скатерть

И спасёт других взамен убитых. Снова

Носит воду и пасёт овец.

Но в качестве забавы непременно

Сделает какую-нибудь маленькую гадость:

Вырвет шарик из доверчивой руки,

Унесёт его, насытится и бросит. После

Тяжело вздохнёт, но не вернёт чужого.

И опять в дорогу: обойти

Целый мир (и каждый закоулок),

В поисках не то убежища,

Не то дороги к дому.

Ветер многие считают

Хмурым и сердитым стариком.

Но он – подросток.

 

2006

 

* * *

 

Шла на город гроза –

ДЕМОНстрировать молнии.

Но, увидев рекламные ДИКОрации,

Ругнулась раскатом и ушла восвояси.

 

2007

 

Зимой

 

Чёрная холодная вода.

Вылезая на замёрзший берег,

В темноте крадутся камыши.

Нитка бисера сверкает в поле:

Там ползёт ночная электричка.

 

2007

 

Лирика

 

– Уютная тесная кухня.

Шелуха, недопитый чай.

Темнота за окном стоит

Спиной к нам.

Ты смеёшься. Молчу.

А потом говорю:

«Прощай.

Я скоро вернусь».

 

– Уже поздно.

Жду тебя.

Так тихо в доме.

Топают часы, как часовые.

Подхожу к окну.

Фонари меня не замечают.

Улица, заснеженные тени.

И прохожий – торопливо.

Ночью в городе опасно.

Жду.

 

2007

 

Девушка-литературовед

 

– Я сделаю тебя бессмертным, брат!

Я напишу о творчестве твоём

                                        трактат,

Где проведу анализ всех стихотворений,

Доступно и подробно объяснив

Значения метафор и сравнений.

Читатели услышат шелест нив

И голос ветреного снежного раздолья,

Когда узнают, что размер стиха –

Разноударный дольник.

Моя работа будет нелегка.

Но надо же растолковать народу

Твоё самосознание и скрытую природу

Твоих произведений.

И проблематику, и образность суждений,

Новаторские принципы, мой брат…

Ну, рад?

 

2008

 

Дух озёр

 

Посвящаю Онежскому озеру

 

Озеро-море закрыло

Блики-глаза. Но не спит.

Озеро-море беседует с небом.

Отвечает прибой ветрам.

В это безлуние, как и в другие,

Слушаю вечный ночной разговор.

Я забытою лодкой качаюсь

На воде. Пролетаю бесшумно

Тёмной птицей, задев волну.

Зыбкой ивой смотрю в глубину,

Ветви с водорослями сплетаю.

 

Было, будет веками –

Небо, озеро и острова.

Буду слушать веками,

Как неспешная плещется речь.

Но сегодня я вижу:

Вдали – огонёк.

Люди, значит.

Недолгие гости.

Постоянно шумят, бегут,

Не умея понять голос ветра.

Что ж… Пойду погляжу на людей.

 

Подплываю листом опавшим

К островку, где горит костёр.

Вылезаю лягушкой на берег.

Среди мха замираю. Жду.

Вот они – непонятное племя,

Мотыльками вокруг огня.

Чем повеет от них? Узнаю.

 

И повеяло радостью света,

Колкой жутью придуманных былей,

Песней, дымом, печёной картошкой.

А ещё – тем, что вместе сегодня,

Что в озёрах ночами туманно,

Что кругом ни души – только ветер,

«Но мы смелые и не боимся».

А ещё – тем, что всё-таки грустно,

Ведь наутро придётся расстаться.

 

Их от тьмы защищает костёр.

Рядом с ним надёжно и тесно.

Ветки сгоревшие – тонкие, белые,

Как деревья в зимнем лесу.

Алые угли смеются, пульсируя,

Словно общее сердце людей…

 

Им дано убегать от комфорта,

Восхищаться закатом и верить в судьбу.

Не страдают бессмертием люди.

 

Подбирается мысль вместе с дымом:

Почему, почему я не с вами?..

 

Уползаю змеёй в камыши.

Опускаюсь корягой на дно.

Снова слушать – веками – холодный,

Опостылевший мне разговор.

 

2008

 

Подарок

 

– Я подарю тебе

Город. Хочешь?

Это всё, что есть у меня.

Он на стенах подъездов хранит

Имена позабытых кумиров,

Полустёртые судьбы и клятвы.

Как альбом с фотографиями. Возьми…

Я увидел вчера: фонари

Лепестки золотые пускали по лужам,

Дождь сверкал ожерельем… Прими

Это золото и

                    бриллианты.

Ветер в городе шьёт для тебя

Платье из

          тополиного пуха…

 

– Целый город!.. Спасибо… не нужно…

Меня бы устроила просто

Квартира.

– Но… увы.

Чего нет, того нет.

 

2009

 

Конец света

 

Города сотрясались в огне,

И рвались сухожилия рек,

Солнце-оберег – камнем на дне,

Выли звёзды, бросаясь на снег,

Змеи-ветры шипели в борьбе,

И горящее море, как знамя…

ЭТО Я ШЁЛ К ТЕБЕ…

 

…Препод злой, на экзамен!

 

2009

 

Тени

 

Кончился город.

Встретились ночью две тени,

Шурша камышом дождя.

И слова в корсетах прошли мимо них;

Тени – молчали.

 

Никогда серебро осин

Не будет звенеть для них.

Им вдвоём не брести,

Опираясь на лунный свет-посох.

 

Мох заглушает шаги.

И река не помнит следов.

Утренний ветер сметает

Ночные тени.

 

2009

 

Змей Кара-Дага

 

Я живу в Мёртвом городе,

Где не жил никто из людей.

В полдень небо

Раскаляется до синевы –

Я лежу, свернувшись кольцом,

В тёмной зале резного дворца

И смотрю, как туристы –

Цветы-однодневки –

Оставляют на скалах желания

И монетки, и оттиски вспышек.

 

А когда ночь-наездница

В лунном шлеме и светлой накидке

Правит каменной пепельной лошадью,

И когда облака укрывают фигуры

Охраняющих город привратников –

Грифов, ящериц, кошек-цариц,

И когда из фонтанов

Льются, пенясь, холодные ветры, –

Выползаю на главную площадь.

 

И выходят на узкие улицы

Белой дымкой далёких волн

Те, кто строил безлюдный город.

 

Мы, собравшись, беседуем о временах,

Что стекают по склонам в воду

Ручейками прозрачного кварца;

И о войске веков, осыпающих

Стены города ливнями-стрелами...

Лишь один, странный дух, молчит.

Он приходит из чёрных ворот,

Возвышающихся над морем.

 

Говорят, ещё не было Мёртвого города –

Странный дух поднимался в тумане

И стоял над скалой, ожидая вестей

От того, кто исчез среди звёзд.

 

 Совет

Подростковое

 

Лечись от безритмия,

Лечись от безрифмия,

Учись фехтованию,

Учись фиг-даванию,

Спасайся в безветрии,

Наплюй на бессмертие,

Надень – поизящнее,

Смотри: настоящее!

Глотай – что полезнее,

Кусай – поболезненней,

Стой! Справа по борту…

– Идите вы к чёрту!

 

2009 

 

Два стиля

 

Мне нравятся камни,

Поросшие мхом,

Что сидят у воды,

Как большие лягушки.

Тебе нравятсяс татуи

Из таких же камней,

С соблюдением точных пропорций

Вырезанные.

И мне нравится лес,

Где деревья, обнявшись,

Отпевают собратьев,

Поверженных молнией.

Тебе нравится парк,

Где деревья посажены,

Словно дети за партами в школе.

Им не нравятся строчки –

Как дикие травы –

Неподстриженные, непрополотые.

Тебе нравятся клумбы

И ровный газон.

Но не режь мои строчки, пожалуйста.

 

2010

 

Белым по белому

 

В русском традиционном костюме

пожилых людей

присутствовали  вышивки,

имевшие сакральное значение.

Белыми нитками на белом фоне.

 

      

Луна морщинистая, пожелтевшая

Покрылась пуховым платком.

В поле вышивка – белым по белому.

Нет ни сёл, ни огней.

И зачем мне скрывать седину

Перед ветром и зимним небом?..

 

2010