Екатерина Каргопольцева

Екатерина Каргопольцева

Четвёртое измерение № 26 (338) от 11 сентября 2015 г.

Подборка: Воинственный хранитель

* * *

 

До мая меньше трёх недель,

И вдруг зима набегом

Пустила в небе канитель

Непрошенного снега.

 

Он мог без устали убрать

Дороги и фасады

В привычный белый

                        и опять –

На сколь хватало взгляда!

 

Но перед ним всё утро шли

Дожди,

            и, долетая

До обнажившейся земли,

Он тут же сразу

                        таял...

 

* * *

 

Утро. Полседьмого. Тишина.

Чёрный кот на белом подоконнике,

А в окне, как в бабушкином соннике, –

Между туч застывшая луна...

 

Пустота,

            колючая для глаз:

В судорогах бешеной усталости

Мается рябиновый каркас,

Безутешно жалуясь о старости…

 

И кривит звериный свой оскал

Серая осенняя тоска.

 

* * *

 

Смотри,

            как ярко фонари,

Храня порядок строгий,

Горят в преддверии зари

По краю вдоль дороги.

 

Во всей округе тишина,

И, кажется, такая,

Что нет у этой бездны дна,

Как нет, пожалуй, края!

 

Ещё немного –

            только миг –

И там, где темень глуше,

Сорвётся эхом птичий крик,

Ночную тишь обрушив.

 

И вскоре с точностью примет

Падёт на наши лица

От горизонта алый свет

Небесной багряницы...

 

* * *

 

Храни, Господь,

             наш каждый час –

Короткий путь и дальний,

Когда никто не верит в нас,

Когда нас нет печальней.

 

Сходящей милостью своей

Покрой и, принимая

Молитвы, нас в один из дней

Убереги от края...

 

* * *

 

Хочу молчать и просто рядом быть –

Признать провал в своей смешной борьбе...

И если вслух открыто говорить,

То только лишь с тобой и о тебе.

 

* * *

 

Над толпою изредка взлетая,

В тесноте гудящего Арбата

Голубей разбросанные стаи –

Словно войско ангелов крылатых.

 

Не хотела! Только вот попалась –

Сердце, как ни лги, совсем не камень...

Я иду смешная, озираясь,

Семеня неровными шагами.

 

Всё слилось в едином долгом звуке,

Не видать сему конца и края:

Здесь поют о боли и разлуке,

Там же песня слышится другая.

 

Ах, Арбат! В растерянности взмокнув,

Битый час искала я не это...

Я пришла взглянуть хоть раз на окна

При царе опального поэта.

 

Из цикла «Малороссия»

 

Славянск

 

От безверия до Веры

В испытаньях путь не близок...

Божья птица,

            голубь сизый!

Здесь огонь и запах серы.

 

На душе скорбящей сыро.

Расскажи мне, ввысь взлетая,

Где отбившийся от стаи

Белый голубь, голубь Мира?

 

3 июня 2014

 

* * *

 

Скорбь гнетущую не пряча,

Всем громам бессчётным вторя,

Безутешным долгим плачем

Над землёй летело Горе.

 

5 февраля 2015

 

* * *

 

Дойдя в молчании

                    до края,

                             до предела,

Сорваться в крик

безудержный готово

Во всеуслышанье –

чернилами на белом –

Моё ещё

не сказанное слово.

 

2015

 

* * *

 

Брат мой кровный, православный,

                                                что с тобой?

Между нами словно пыхнул смертный бой...

 

Речь твоя от неприязни холодна –

В тёмном омуте обид не видно дна.

 

Нет ответа на слова душевных треб,

Ты ко мне, как будто глух и точно слеп.

 

Только я гневливый взгляд и злой прищур,

Помолясь,

            тебе, конечно же, прощу.

 

21 июня 2014

 

* * *

 

Видно, время пришло моё

И таких же, как я, – судьбы

Чашу полную

            до краёв

Испытаний принять, забыв,

О случайности праздных дел,

О молчании без молитв...

Правый Господи,

                        я там, где

Не боятся ни слов, ни битв!

 

21 августа 2014

 

 

* * *

 

И пусть

           года не повернуть,

По праву памяти

                      считаю

За долг

    сказать когда-нибудь

Солгавшим вдруг

                      о правде Мая,

Что трусость – это тяжкий грех,

И нам,

    мечтающим о славе,

Так далеко

           до жизни тех,

Кто ради нас её оставил...

 

13 мая 2015

 

* * *

 

Посвящается Зое Космодемьянской

 

Было ли?

           Было! И не было сном...

Знаю,

    за трусость в бою

Ты не простила б,

           и чувствую в том

Крепкую волю твою.

Смерти

           действительно, девочка,

                                 нет!

Видишь – мы рядом стоим;

В каменной строгости

                                 твой силуэт

Кажется всё же живым,

Ровная поступь, как прежде,

                                 легка.

Помня, что нам по пути,

Хочется,

           тронув тебя за рукав,

Вместе с тобою идти.

Но между нами,

           как пропасть, легла,

В вечности славя твой лик,

Непреходящая

           тяжкая мгла

С чётностью алых гвоздик.

 

22 мая 2015

 

* * *

 

Цветущий город,

                      город-сад...

Уже в четвёртом поколенье

Здесь о войне не говорят,

А плачут

           вплоть до исступленья.

 

Немало в мире городов,

К себе красотами влекущих,

Но ты средь них,

           как твердь основ,

Как память ныне всем живущим.

 

Ты не безмолвен,

           просто – тих.

И, зная павших поимённо,

Бессменно в ночь уводишь их

Краснознамённою колонной;

 

И потому,

           когда заря

Молчит о том, что миновало,

Все окна в городе горят

В сто тысяч свеч –

                      кроваво-алым!

 

Земля,

    познавшая сполна...

До сей поры скорбящим людям

Как будто слышно –

                      тишина

Грохочет залпами орудий.

 

Но в череде идущих лет

Как есть – открыто –

                      каждый житель

Во имя тех,

           кого уж нет,

Её воинственный

                      хранитель.

 

15 мая 2015

 

* * *

 

Моему прадеду Дмитрию Смирнову

 

И после битв,

  и перед битвой,

Когда в смятенье

  плоть и дух,

Я слышал вдруг

  твои молитвы,

Как мысли, 

  сказанные вслух...

 

17 апреля 2015

 

* * *

 

За Ленинград,

           Севастополь

и Брест,

Слёзы Одессы

           и боль Краснодона

Тем,

    кто сознательно

           ломаный крест

Носит сегодня

на пыльных шевронах,

Многоголосием

                      долгим звучит 

И как возмездие

                      ляжет печатью 

Давний обет наш

                      над мрамором плит

Братских могил

                      о борьбе и проклятье!

 

18 мая 2015

 

Луна

 

Она вошла в уснувший дом

Под крик усталой птицы,

Скользнув бесформенным пятном

По тёмным половицам;

Заполнив разом пустоту,

Смешала блики, тени,

Часы, минуты, суету

Дробящихся мгновений...

Коснулась рук моих лучом

И в памяти постылой

Накрыла белым полотном

Всё то,

           что было...