Анна Креславская

Анна Креславская

Четвёртое измерение № 8 (464) от 11 марта 2019 г.

Подборка: Веточка-жизнь качается…

* * *

 

так грянуло так выпало так вышло

никто не виноват что ты один

кругом метёт весна цветеньем пышным

то отцветают плакальщицы вишни

и жар и холод средь родных равнин

так выпало что ты сейчас калека

нелепо полагать что ты герой

на всё хватило времени у века

нельзя войти в одну и ту же реку

и жизнь уже не кажется игрой

слепое от рожденья чувство речи

единственное что тебе дано

пусть бедное но все же человечье

оно к тебе бросается на плечи

и вмиг уносит боль твою на дно

а там уже струится и двоится

песочная притихшая луна

её лучи как слёзы на ресницах

и ты прочтёшь на болевых страницах

глухое отраженье силы дна

день ото дня становишься моложе

не можешь выжить без больной строки

гони гони свой страх и будь же строже

от новостей мороз идёт по коже

но выживи всем бедам вопреки

 

* * *

 

в ночи яснее хрупкость жизни

темней значение вещей

и камнем над тобою виснет

сознание что ты ничей

что ты в беде такое горе

иконы кроткие глаза

и дождь тебе слезами вторит

косынку ветра повязав

 

* * *

 

когда болеешь долго и мучительно

а помощи не выискать нигде

так больно и немного удивительно

что ты оставлен близкими в беде

ты странник сквозь болезни и страдание

хоть страсти и кипят в твоей душе

но всем простил ведь слово до свидания

не прежним смыслом полнится уже

 

Весна возвращается

 

но вот соседское дерево розовым зацвело

пусть и холодно ночью даже хуже зимы

а для человека это что утопающему весло

жить говорит хочется будем живы и мы

 

живы и жить хочется вопреки страданиям и тоске

вот что птицы насвистывают в предутренний час

а для человека это как божий след на песке

значит господь своей милостью не оставил нас

 

из-за тумана выползла круглая жесть и муть

тусклая поначалу но позже греющая окно

а для соседского дерева это солнечный свет и суть

весна возвращается всё же и каждому будет дано

 

* * *

 

не бойся маленький сильней меня убить

чем ты сумел болезнь уже не может

у парки неразмотанная нить

наверное из чёртовой рогожи

она сильна и сердце бьёт зарю

и просыпается и что даёт мне силы

сама не знаю но я все смотрю

на этот мир и на тебя мой милый

издалека смотрю на чужака

что искренне в придуманное верит

и так к тебе дорога далека

что не раскрыть объятия и двери

уже проходит но ещё болит

дышу весной как белая аллея

как месседжей раскованный транслит

и не вишу крестом на бедной шее

твоей не бойся знаешь так легко

мне дышится когда решенье близко

и дух уже летает высоко

и лишь душа в обнимку с телом низко

но это временно она уже в пути

распутается узелок старинный

меня ведут и выходы найти

она сумеет в коридорах длинных

пока жива я верю сможет мир

найти пространство для её страданий

среди обычных городских квартир

знакомых улиц и привычных зданий

кружится и кружится мыслей рой

что плачущему вовсе не подмога

не бойся маленький и мысленно построй

спокойной старости мощёную дорогу

закрой глаза ладошками и спи

мой седенький невыросший подросток

всей силой незапамятной любви

тебя спасу тем что не буду просто

с тобою рядом как была всегда

хоть возвращусь хоть нет я точно знаю

нас разлучили страны города

и рана от предательства сквозная

 

* * *

 

маленький орфей большого мира

где ты бродишь с музыкой своей

пусть тебе нашёптывает лира

что напел невзрачный соловей

ты ещё распеться должен вроде

только волки рыскают в логу

кот учёный по цепи все бродит

да весталка стонет на лугу

ах уже пропала эвридика

но за ней вдогонку не спеши

от её заоблачного лика

путь лежит в другие миражи

витражи немыслимой окраски

счастье обжигающей любви

но не предавай любовь огласке

имени её не назови

не оглядывайся что там или кто там

всей тоски не выразить в словах

а душа уже за поворотом

что сомненье превращает в страх

этот мир бездарен и отчаян

каждый неизбывно одинок

будь же благодарен изначально

тем кто от печали изнемог

вот она обласканная песня

возникает из груди твоей

было бы наверное чудесно

оставаться тенью средь теней

но даётся каждому причастье

эвридика плачет отлетев

а твоё немыслимое счастье

твой незабываемый напев

одиночество дано навеки

нужен всем а значит никому

и текут мелодий слёзных реки

прожигая душную тюрьму

ветрено-безжалостного мира

где не слышат сколько ни зови

где твоя наигрывает лира

песню о потерянной любви

 

* * *

 

и музыка что плачет в тишине

и ласковое облако на склоне

и всё что видится в далёкой старине

летит весной в раскрытые ладони

и сна и яви ты ещё спасти

просвет пытаешься и синий и глубокий

и вот летишь собрав в своей горсти

лучи как незаписанные строки   

что золотятся будто лёгкий пар

дарованный причудой милосердья

ты веришь нам даётся просто в дар

густеющее времени наследье

когда растает жизнь как льдинка сна

и мысль обратится в свет и воздух

ты будешь тем любезен лишь народу

что помнил как нежна была весна 

 

* * *

 

горько старуха плачет где моя молодая жизнь

лежишь себе на кровати так не было ничего кажись

начала вспоминать взгрустнулось учёба роды муж-пьянь да нужда

но вот ведь была же юность смешная юность когда

на столе среди рюмок фрейлехс выплясывала с дружком

сначала на острых шпильках а после после уж босиком

а дружка-то дружка уж сколько долгих лет и на свете нет

уже не сделает больно лишь во сне передаст привет

выйдет из тьмы без слова обнимет старуху опять

старуха припомнит снова совсем другую кровать

когда им было под сорок все в путах своих семей

тяжек греховный морок только любовь сильней

в припадке хмельного счастья сходили с ума не боясь стыда

магендовид с цепочки от страсти срывался и падал тогда

на грешный живот старухин совсем ещё молодой

тянет старуха руки милый милый постой

 

* * *

 

не покидай меня любовь

в страстную пятницу на солнце

когда господня льётся кровь

когда сияет небо вновь

а птицам петь лишь остаётся

 

не покидай меня держи

в своих руках как мякиш хлебный

твои седые этажи

твои крутые виражи

возводят сердце до молебна

 

венцом терновым вдалеке

кончины час и воскресенья

туда приду я налегке

любовь прильну к твоей щеке

и обрету как все спасенье

 

Хоспис

 

вот и заплачешь некстати все слёзы некстати

разве что счастья слеза да когда ж она льётся

ходит рассеянный доктор по вечной палате

рад если кто-нибудь утром сегодня проснётся

 

вряд ли твой зов долетит все они уже где-то

снова светлы повидавшие многое лица

в этой стране ни весны не наступит ни лета

в этой стране ни провинции нет ни столицы

 

только больница где твердь рассыпается в полночь

эта страна так беспамятна так безответна

смерть приезжает сюда будто скорая помощь

и милосердно решает вопросы конкретно

 

я запыхавшись влетаю в палату сквозь стены

мне сюда можно и даже пока что обратно

здесь уже верности нет значит нет и измены

всё очень зыбко расплывчато малопонятно

 

встречи возможны с живущими здесь ненадолго

все поезда и трамваи несутся транзитом

кажется каспий вливается в лету и волгу

да и поэта уже не зовут паразитом

 

это страна где прощаются с жизнью а значит

это страна ожидания смерти как воли

где оставаться в живых не решают задачу

слишком уставшие от нестихающей боли

 

Загадочное кино

 

катит чёрный катафалк по имени смерть

не смей к нему приближаться не смей смотреть

катится машина по имени болезнь

под колёса ей не суйся да и в дверь не лезь

пока такси катится по имени жизнь

ничего не бойся сиди там и держись

да дороговато включённый счётчик стучит

а ты хоть небогатый плати давай и молчи

а чем выше горка тем трудней подъём

но пока мы бодрствуем и едем-идём

не ной и не жалуйся за все сполна плати

а мотор заглохнет подталкивать выходи

увидишь сразу автобус твоих школьных дней

а за ним свадебный кортеж зрелости твоей

а за ним трёхколёсный сына твоего велосипед

а ты думал ничего что этого уже и в помине нет

оказывается всё это тихо катится тебе вслед

к дороге колёсами ластится и катится за тобой

и сам-то ты тоже едешь там невидимый и другой

невидимый и забытый неведомый даже себе уже

но ты сольёшься с ними на дальнем вираже

со всеми своими ликами стёршимися давно

потому что жизнь движется как загадочное кино

 

* * *

 

когда ты был рядом у жизни моей

что понял ты солнечный зайчик полей

каналов лугов плоскодонных

ты жил как скворец у творца в закромах

ты зова не слыша дыханьем пропах

аккордов шопена влюблённых

ты веришь напрасно что всё хорошо

ты модус вивенди пока не нашёл

хоть очень стараешься милый

но внятен мне голос оживших кровей

я буду хозяйкою жизни своей

и больше не дам тебе силы

сама обескровлена хоть и жива

я рвами такими к тебе прорыва-

лась что потеряла надежду

ты просто щекочешь щекой мой рукав

и так ли уж важно кто прав кто не прав

я знаю не будет как прежде

тебе оставляю без рук рукава

у нашей любви истекают права

на грешное счастье земное

ты плаваешь в памяти птицей ночной

уже без меня ты уже не со мной

и ты не рванёшься за мною

а зною моих беспородных степей

не снятся каналов отчизны твоей

зеркальные плоские дали

легко растворяюсь в полночной глуши

окликнуть меня не спеши не спеши

и только меня и видали

ты мчишься на велике весь впопыхах

с рыжинкой загара на нежных щеках

с рассеянной милой улыбкой

прощаю тебя и прощай же мой друг

никто не виновен что сразу и вдруг

все стало казаться ошибкой

и гиблым отчаяньем полнится ночь

уже мы не силах друг другу помочь

уже мы по разные сторо-

ны света и нет нам единых начал

уже отправленья сигнал прозвучал

и вряд ли увидимся скоро

 

* * *

 

голубые глаза умирающих вёсен слабы

в них нельзя различить столь недавней зелёной судьбы

осыпается свод и жара заставляет все кроны темнеть

превращаться в заржавленных листьев гремучую медь

первомай первоцвет посыпается карой с небес

будто пепельный жар проливает невидимый бес

и настырно струится как фата моргана жара

от рассвета к закату и дальше опять до утра

о безжалостный солнечный бог почему ты оглох

почему ты куражишься пьяно как злой скоморох

отчего так болит голова и полуденный бешеный жар

так впивается в сердце как будто бы в теле пожар

попрошу я у солнца всей ярости силы и зла

чтобы всё я сумела и все бы преграды прошла

чтобы где-то на дальних дорогах невзрачной судьбы

не предать свою музу и жизни не сдать без борьбы

наши судьбы с весною похожи и что ни денёк

то экзамен на верность и даже когда одинок

ты и предан ты силишься верить и жить

и стихом ворожить и друзьями втройне дорожить

жить и птицей лететь над трагически грозной рекой

и когда-нибудь в этой реке обрести свой покой

жарит жаром жестокий и яростный солнечный бог

но пока от страдания ты не совсем изнемог

вечной жизни река что под солнцем течёт глубока

и бездонна пока бьётся сердце и кровь у виска

 

* * *

 

не рвись наружу сердце для чего

такое рвенье при честном народе

страдая припадает существо

ещё нежнее к матери природе

к её едва ли ласковым рукам

но мать есть мать и восковое пламя

недавнего и слабого ростка

восходит и колышется над нами

уже цветком и солнце как цветок

ласкает всё что оказалось рядом

и ты хоть нездоров и одинок

встречаешься с его слепящим взглядом

раскрыт как зонтик тёмной кроны край

гроза и дождь нас не коснутся гневом

и кажется что очень близок рай

и ты не умирай адам ты ева

лежи в его объятьях вопреки

сердитой воле господа над вами

пусть воскресают зяблые ростки

пусть оживают дерево и камень

плакучей вербы листья нам сулят

покой земной хотя он только снится

и больше пусть сердца не заболят

и слёзы не расплавят нам ресницы

мы дома здесь планета приняла

наш одинокий путь с тоской о небе

и тихий ангел летнего тепла

парит по-птичьи с думою о хлебе

 

* * *

 

куда и зачем душа моя ты летишь я не знаю ответа

но улетает странница машет крылом на прощание

и с высоты отвечает прости наступило лето

а у меня ведь с весны ещё любовные свидания

нет говорю так не бывает чтобы душа просто брала

и летела невесть куда пускай и даны ей крылья

не должна ты меня на старости покидать закусив удила

улетать в другие немыслимые для страждущего тела были

быль должна быть одна прописью в скобках ‒ одна

в ней мы с тобой повязаны накрепко хоть не на веки

и когда я тихо покачиваюсь на волнах своего сна

достаю до дна подсознания и смежаю веки

ты не имеешь права свиданничать с кем попало

бросая меня неясно куда и зачем непонятно

ведь я тебя вырастила ведь ты меня создавала

нет я понимаю даже на солнце бывают пятна

и вероятно тебе надоел наш союз нерушимый

и пролегли между нами раздора мёртвые реки

но как скажи мне представить что во сне проплываю мимо

своей души улетающей к телу нового человека