Александр Правиков

Александр Правиков

Четвёртое измерение № 16 (436) от 1 июня 2018 г.

Подборка: Скорей бы уже Алиса

* * *

 

Вот выйдет новый фильм Уэса Андерсона,

Вот настанет лето

или наоборот зима.

Глупо жить будущим, но в конце концов это ‒

Небольшая цена,

Чтобы удержаться в рамках ума

 

Когда в мониторе такие пейзажи...

Когда купил себе лыжи,

А вместо снега вода,

Глупо надеяться выжить

Без глупостей. А без обнимашек ‒

Вообще никуда.

 

* * *

 

У короля было три сына:

Секс, Драгз и Рок-н-ролл.

Ни один не дожил до старости.

До сих пор историки спорят,

Кто из них кого убил.

Правда один старик уверяет,

Что он выживший сын короля,  

Сбежавший от ведьмы Времени,

Обманувший злодея Шоу-бизнеса.

Но ему никто не верит:

Где твои туфли на манной каше, дедуля?

А кожаные штаны из мертворождённого пони?

 

* * *

 

Приглашает мальчик

Девочку в кино ‒

Не подозревает,

Что она ‒ «Оно».

 

Скоро свет погаснет,

Затрещит попкорн,

Ахнет семиклассник

И пойдёт на корм.

 

Пусть киногерои

Отвлекают зал ‒

Девочка раскроет

свой потенциал

 

И взамен искусства,

Турусов и колёс,

Всем подарит чувство

Гибели всерьёз.

 

* * *

 

В широких шляпах, в длинных пиджаках…

Н. Заболоцкий

 

Прекрасны ваши фото детские,

О мои взрослые друзья.

Какие вы на них чудесные

И без единого изъя...

 

Как удивлённы и апрелевы

Те чёрно-белые глаза,

Которыми сюда смотрели вы.

Где это всё и что же за...

 

Сидит один из вас на стульчике

В сандалях, в новеньком костюмчике,

Ещё не знает, как он глуп,

Но выглядит уже растерянным.

Всех бед ‒ один невкусный суп.

Хрусталь в шкафу, хоккей по телеку.

 

«А Саша дома, дома же?» ‒

Заклятый друг в окно вопит.

А Саша на брегу другом уже ‒

В широкой шляпе, в длинном пид...

 

* * *

 

Практически в каждой сваре

Мои ‒ с обеих сторон.

Так что любая свадьба ‒

С привкусом похорон.

 

Так что любая правда

С одной стороны черна,

Как у носящего Прада ‒

Каждая сторона.

 

Служат молебны, Боже,

Как Ты поможешь им?

Все победы похожи

На стрельбу по своим.

 

Все победы похожи

На со слезами домой,

Господи мой Боже,

Боже не только мой.

 

* * *

 

Колода карт приходит в азарт,

Когда с человеком столкнутся.

Бычат валеты (у них пистолеты),

Шестёрки визжат и рвутся.

Радость у дам течёт по мордам,

Гордые короли

Глядят на взятого из земли,

Как на взятого из земли.

И человек видит: дело табак,

Так и помрёшь небритым.

И он тогда говорит им так,

Разбитой губой говорит им:

«Колода карт, вы колода карт,

Вы просто колода карт ‒

Мозги из картона, глазки из краски,,,

Но знаете, pieces of art,

Вы сделаны так прелестно, что, честно,

Вы сделаны так искусно, что грустно

Было бы вас порвать,

И всё-таки ... ох, вашу мать...»

И он с улыбкой в разбитом рту

Отправляется в дальний путь,

А своре червей говорят ‒ Ату! ‒

На другого кого-нибудь.

Я знаю, что это заведено

Не нами и что продлится,

Видимо, ещё долго, но

Скорей бы уже Алиса.

 

Вальс «Весенний сон»

 

Пока я ждал, каким кино

Порадует весна,

Крылатый бык зашёл в окно ‒

И больше нет окна.

 

И даже не пойму я чот,

Что вместе с ним зашло,

Пока по улице течёт

Оконное стекло.

 

И бык меня толкает в дверь,

Но двери тоже нет.

Я говорю: «Ты чо как зверь?» ‒

А он мычит в ответ.

 

И я вываливаюсь вон,

И кружится со мной

Крылатый май, крылатый клён,

Крылатый перегной.

 

* * *

 

Куст в маске кота,

Кот в маске куста.

Ветер срывает с вечера кепку,

А под ней пустота,

Полная первой травы,

Тополиной листвы.

Конец апреля, идёт Страстная –

Мимо идёт, увы.

Хочешь ‒ лицо умой

Распустившейся тьмой.

Как же после дождя она пахнет –

Господи Боже мой!

 

* * *

 

Алфавит знаком,

Но буквы слиплись то ли в жаб,

То ли пауком

В глазах зажмуренных дрожат.

 

Так и проживёшь,

Как предназначено тебе ‒

между МБОУ СОШ

и ГАУЗ МО ХЦКБ.

 

Тело в мире букв,

Будь осторожен, как Улисс:

Твой корабль ФГУП

С УФМС-ом заждались,

 

С ними же УФСИН,

И спорят, кто страшней урод.

Господи, спаси,

Подай нам наш насущный МРОТ.

 

* * *

 

«Есть ценностей незыблемая скала

Над скучными ошибками веков» ‒

Атолл. Его веками создавала

Колония полипов-чудаков.

 

Никто из них не думал о постройке,

Свистя своё, печатаясь, резвясь

И, каждый в предназначенные сроки,

Деталью организма становясь.

 

Навряд ли рады этому, на равных

В единой вивлиофике слились

Полип-анахорет, полип-державник,

Полип-укроп, полип-сепаратист.

 

* * *

 

Пакуют птицы вещи, чтобы

Убраться прочь из наших мест.

Кричат: «Отстой у вас октобер-

фест!»

 

Унылая, пожалуй, слишком

Стоит под окнами пора,

И нам валить, пришла мыслишка,

пора.

 

* * *

 

Если даже ты случайно

Смысл жизни потерял,

Помни, это не реально,

Это просто сериал.

 

Если ты устал рубиться

Со злодеями уже,

Помни, это сценаристы

Нагнетают напряже...

 

Зомби брякают костями,

Наркоманы жрут стекло,

Криптоинопланетяне

Улыбаются тепло.

 

Ты бежишь по бездорожью,

Ни хренища не видать...

Сценаристы, надо всё же

Вкус и меру соблюдать!

 

Патерсон

 

1

У каждого поэта

В самой глубине

В сердце огромных территорий

По которым бегают одичавшие лайки

есть маленький городок

А на его окраине ‒ скромный дом без особых примет

А в самой глубине дома

В продавленном кресле

Ждёт своего часа

Бульдог судьбы

 

2

С утра я вышел из дома в девять,

А к ночи уже другой век, что делать.

Вчера я был молодой поэт,

Сегодня младшенькой девять лет.

 

Ко мне прибился бульдог судьбы,

И он не знает слов «если» и «бы»...

Утиль Уленшпигель, ты всё проспал.

Уильям Карлос Уильямс, Карл!

 

* * *

 

Я ещё немного поброжу,

Погляжу на голые кусты.

Кто-то мне по капле по ножу

Подливает в душу красоты.

 

Что такое «красота», «душа»?

Общепоэтическая муть

Или то, чем трещины зажать,

Если рассыпаешься, заткнуть,

 

Если разливаешься? Порой,

С ближним перенедоговорив,

Видишь: надо речь держать сырой

И не надо рифмы, не до рифм.

 

Если боль и больше ничего,

Даже проза ‒ чересчур слова.

Человек не остров, след его,

Где река размыла острова.

 

(Всё-таки поэзия права).