Александр Куванов

Александр Куванов

Четвёртое измерение № 34 (274) от 1 декабря 2013 г.

Подборка: Счастье моё крайнее

* * *

 

Мы теперь уходим понемногу

Кто не от инфаркта, тот от рака.

В spirit превратится, слава Богу,

Этой жизни сладостная брага.

 

Spirit – дух, но вот, брат, в чём беда –

Этот дух отправится… Куда?

 

2012

 

Ночь в городе

 

Я вспомнил вдруг, что был когда-то юн

(Что разум пустяками беспокоить?),

Когда на небе сразу пара лун,

У стариков случается такое.

 

Я вспомнил город юности своей

И ту страну, и даже ту планету,

Которых (не грешно глотнуть, ей-ей)

Давным-давно уже на свете нету.

 

Ещё я вспомнил лица, голоса,

Сиянье глаз и искренность улыбок

(До полночи осталось полчаса),

И правду слёз, и горестность ошибок.

 

Да вспомнилась, представьте, правда чувств,

Которая сегодня позабыта,

И никому не жаль её ничуть.

Ночь вороной кобылой бьёт копытом.

 

Хвостом она метёт, как помелом,

По серым стенам, по зелёным кущам.

Печальная, как память о былом,

Трагичная, как память о грядущем.

 

2012

 

Зарисовочка

 

Когда и где? Но в адресах и датах

Для пониманья сути толку – малость.

Да просто двое мужичков поддатых

О чём-то говорили и смеялись.

 

Они деньжат срубили, забашляли,

И хоть на день, да сделались богаты,

И по апрельским улицам пошлялись,

И приняли по 150 на брата.

 

В троллейбус сев, болтая, знали меру,

Пристать к кому-то не имели мысли…

Две фурии, гламурные мегеры,

Вдруг взвизгнули и в воздухе повисли,

 

Завыли про изгнанье, наказанье,

Чтоб снисхожденья не было и тени,

Четвертованье и колесованье,

И растерзанье львами на арене.

 

И были в этом визге, в этом оре,

И ненависть, и озлобленье ада,

Мучительное старой девы горе

И разведёнки горькая досада.

 

Любовь… Любви в них было очень мало

(Любовь в остатке ныне, там, на донце),

А солнце в окнах радостно сияло,

Как в окнах предпотопных и содомских.

 

2012

 

Жизнь и судьба

           

Над мертвецом висит звезда,

И ничего звезде не надо.

Н. Ушаков

 

Вот судьба – другим пример,

Вплоть до строк финальных.

Октябрёнок, пионер –

Всё вполне банально.

 

Не крутой – потом – маршрут,

А маршрут по штату:

В подходящий институт

Поступить по блату.

 

Вожаком быть и сачком,

Членом профсоюза,

Белым стать воротничком

Сразу после вуза.

 

Да таких полна страна:

Серо и уныло.

Перестройка – вот те на! –

Всё переменила.

 

Вот решенье всех проблем!

Вот перо жар-птицы!

«…был никем, тот станет всем»,

Если изловчится.

 

Это ж глупая страна

(Нефть её кровинка),

Не понять ей ни хрена

Мирового рынка.

 

Хлестануть её войной,

Стать хорём и крысой,

Править глупою страной,

Стоя за кулисой.

 

Сбить громадный капитал,
(Кровь – петлёй на горле:

Вроде как не убивал,

Сами перемёрли).

 

Стать известным всей земле,

Круче прочих в мире!..

 

И быть найденным в петле

В лондонском сортире.

 

14 мая 2013

 

Тебе, мужчина

 

Этих рук бессердечье…

Б. Пастернак

 

Мало ли что нам обещано…

(Слёзы-то глупые вытер ли?)

Тленом отравлена женщина,

Как в Третьем рейхе, при Гитлере.

                                  

Что в ней от Бога – похищено.

В ней имплантат не от трупа ли?

Жадная, гордая, хищная,

Жалкая, пошлая, глупая.

 

Эти ужимки гламурные,

Эта фигурка точёная,

Эта душа нецензурная,

На нелюбовь обречённая.

 

Всё в этой куколке хрупкое,

Чудно-чудное, нелепое…

Бренное, тленное, трупное  

Всё её великолепие.

 

Мир-то мы Божий профукали,

Вот и пришло неизбежное:

Ведьмочки – панночки – фурии,

Как наказание грешным нам.

 

18 мая 2013

 

Знали

 

Мы сердцем хладные скопцы.

А. С. Пушкин. «Поэт и толпа»

 

Знали б наши праотцы,

Что случится с нами:

Мы живые мертвецы

С мутными глазами.

 

Всё претензии, понты

При уме убогом.

С бесом мы давно на «ты»

И в разладе с Богом.

 

Обустройством заняты

Жизни долгой, сытой,

Правда, мрём от наркоты,

Водки, пули, СПИДа.

 

Что нам Бог? Нам чёрт не брат!

Жмут машины вон как!

Вдоль дорог венки висят:

«За участье в гонках».

 

Пышные похорона –

Пошлость или гадость.

Вроде бы и на хрена?

А кому-то ж в радость.

 

Кто-то же и вправду рад,

Хоть и скорбны лица,

Хоть и тягостен парад,

Кто-то ж веселится.

 

Бес хохочет: «Молодцы!

Судьбы – хлам на хламе!»

Знали б наши праотцы,

Что случится с нами.

 

15 мая 2013

 

За МКАДом

 

Ямщик, не гони лошадей!

Мне некуда боль…

Из романса

 

Мужик – подлец, а баба – дура,

Не скроешь, видно по глазам.

Сбежать от МУРа да гламура,

Сесть и ударить по газам.

 

Расстаться с этим раем-адом

Хотя бы на ночь на одну,

И в паре сотен вёрст за МКАДом

Найти покой и тишину.

 

Ни сволочей, ни баб распутных –

В ночи, на пару миль окрест.

Лафа! Ни встречных, ни попутных,

А только трасса, небо, лес.

 

И всё твоё величье – липа,

Твоё веселие – тоска…

И зазвучит в колонках джипа

Глухая песня ямщика.

 

28 мая 2013

 

«Снился мне сад…»

 

Что нам этот шум-гам

И крепи мирских пут,

Коль наши уже – там,

А мы всё ещё – тут.

 

Видать по временным приметам,

Что скоро перейду черту,

Жизнь кратковременную эту

Сменив на вечную, на ту.

 

Берёзы, пальмы ли, оливы

Меня там встретят – всё равно:

Там будет всё не справедливо,

А будет так, как быть должно, –

 

Кому-то клёны, лавры, кедры,

Кому-то, извините, ад.

Дрова, что наломал я щедро,

Давно в поленницах лежат.

 

2013

 

Солдат

 

Аркадий Александрович Куванов,

участник Великой Отечественной войны,

артиллерийский разведчик.

Надпись на памятнике

 

Не по полю, а по бровке

Прямо – с севера на юг…

Коршун высмотрел полёвку,

И полёвке той – каюк.

 

У полёвки век короткий –

Коршун бьёт наверняка.

Я не брал бутылки водки,

Только баночку пивка,

 

Только грабли да лопату

(Всё, и больше ничего),

Дабы помянуть солдата –

Папу, значит, моего.

 

Ныне мы к солдатам едем

По асфальту, не пыля,

А солдат шагал к победе

По болотам, по полям

 

Неуклонно, непреклонно,

И тверда была рука…

Мой дожил до лет преклонных,

Хоть враг бил – наверняка.

 

30 апреля 2012, с. Колбацкое

 

* * *

 

Если б Клее был немного злее,

Ангел смерти был бы натуральней.

Арс. Тарковский

 

От давленья лишнего шалея,

Мир иной я вижу фигуральней.

«Если б Клее был немного злее,

Ангел смерти был бы натуральней».

 

Рать таблеток, бодрая такая,

Так-таки и победила к ночи, –

Ангел смерти, жизни потакая,

Помаячил и отчалил молча.

 

Улетел, не проронив ни слова,

Чтоб не быть одной тебе на свете,

Чтоб, как срок придёт, явиться снова,

Но когда, он сохранил в секрете.

 

2013

 

* * *

 

Не для сладости стихотворенья

(В пику времени, бьющему в спину),

Для тебя наломаю сирени,

Для тебя наломаю жасмина.

 

Грозовою весёлой водою

Я омою соцветья в букетах.

Как останешься ты молодою

Навсегда – будет нашим секретом.

 

Нам бы только молчать-целоваться

По извечной счастливой причине…

И тебе навсегда – восемнадцать,

Ну а мне – сколько должно мужчине.

 

2012

 

Архивный концерт Сальвадора Адамо по TV

 

Сравнение пришло ко мне само –

TV отключено, погашен свет –

Я младше Сальвадора Адамо

Всего на полтора десятка лет.

 

Он пел, и я растрогался до слёз

(Такой несовременный человек):

«Любовь, она не в шутку, а всерьёз,

Любовь, она не на ночь, а на век.

 

И в двадцать лет, и в три по двадцать лет,

И ныне, как в былые времена,

Любовь, она – неугасимый свет,

А глубока, что не достать до дна».

 

Быть может, чуть не так у Адамо,

Но это «чуть» почти равно нулю.

 

Сравнение пришло ко мне само,

Пришло, поскольку я тебя люблю.

 

Поскольку мне уже под шестьдесят,

И вот, виски седые теребя,

Я, пенью внемля, не глядел назад,

Нет, я глядел влюблённо на тебя.

 

Я стар, но крови горяча струя,

Люби меня, любимая моя.

 

2013

 

* * *

 

Темень за окошками,

Фонарём дразнимая.

Спи, моя хорошая,

Спи, моя любимая.

 

Всё-таки распознано,

Что не знал заранее –

Счастье моё позднее,

Счастье моё крайнее.

 

Крайнее, последнее,

Выигрыш по-крупному.

А что за тем последует,

Ясно даже глупому.

 

2012

 

После венчания

 

Ополье, храм, деревья, речка –

Воды студёное стекло,

И мы обвенчаны на Вечность,

И нам покойно и светло.

 

Покой под ивовою сенью,

И странно собираться нам

В дорогу – от Нерли до Сены,

От Покрова до Нотр-Дам

 

19 сентября 2012, над Нерлью

 

* * *

 

Вчера было солнце, сегодня же дождик с утра.

С тобою мы в портике на авеню Опера

Прижались к стене и целуемся (дождь переждём),

Не глядя на тех, кто проходит сейчас под дождём.

 

В Париже сентябрь, то есть очарованья пора.

Купеческим шиком блистает вдали Опера.

Порывистый ветер срывает с платанов листы,

И крепче от ветра ко мне прижимаешься ты.

 

Зверёнок лесной, авеню – это тоже тропа.

Хоть разноязыка, да однообразна толпа.

Но мы вне её. И нам утром ещё повезло,

Что нас не умчало с такой же толпой в Фонтенбло.

 

22 сентября 2012, Париж

 

Вийон

 

«От жажды умираю над ручьём».

Насмешник-герцог, фраза – ни о чём.

И слышатся учтивые «хи-хи»,

И пишутся смешливые стихи.

И среди всех серьёзен только он –

Поэт, бродяга Франсуа Вийон.

Он приглашён, и он тут ни при чём.

«От жажды умираю над ручьём».

Он встал, и стал смешок похож на стон:

«Смеюсь сквозь слёзы, – продолжает он. –

Луга, леса и реки мне родня,

Нет только людям дела до меня.

Я бомж, изгой, я мразь, и… я поэт,

И в целом мире мне приюта нет.

Я глуп или сверх меры обучён –

От жажды умираю над ручьём».

 

Сегодня я увижу Амбуаз,

И Шенонсо, и вас, Шамбор, и вас.

Но никогда мне не бывать в Блуа,

Где умирал от жажды Франсуа.

 

24 сентября 2012, Париж – Амбуаз

 

* * *

 

Помнишь, в Париже 

Ночь наступала, тьма наползала, мы потерялись?

Помнишь, в Париже, 

Собран, спокоен – ты со мной рядом, – не растеряюсь.

Помнишь, в Париже 

Ни языка, ни ориентиров, ни указаний?

Полночь пробило,

И у отеля мы оказались.

 

Только не бойся –

Если ты рядом, буду я Куком и Магелланом.

Только не бойся

В море предчувствий, в бурях сомнений, в шхерах туманов.

Только не бойся,

Что б ни болтали, что б ни шептали, ни говорили,

Только люби меня,

Только люби меня, только люби, и…

 

9 октября 2012

 

Возвращение

 

Как к тебе мне ночью едется?

Превратился в скорость полностью,

Параллельно ковш Медведицы

Мчится с той же самой скоростью.

 

Хоть приеду жутко поздно я,

Знаю, встретишь не кляня-браня.

Из ковша тогда из звёздного

Напоишь живой водой меня.

 

2013

 

* * *

 

1.

 

Ты говоришь: «Зачем родился я на свет?»

Ты говоришь: «Господь, на свете счастья нет».

Но стоит полюбить, и ты увидишь сразу –

Какое счастье жить! Вот Господа ответ.

 

2.

 

И птицы запоют, и зацветут сады,

Забудут люди вкус и горя и беды,

Любовь наполнит мир, и смерть покинет землю,

Засыплют лепестки цветов её следы.