Если ты поэт, если ты читатель... Помоги проекту-45! Помогу



Подборка стихов, участвующая в конкурсе «45-й калибр – 2017»

Анастасия Кинаш

Россия, Белгород


Я однажды спрошу...

Я однажды спрошу: 
«Ты, наверное, очень устал? 
Пересох, как река, истончился прорехой заката, 
Слишком много гремит голосов в чёрных трещинах скал, 
Слишком много причин говорить, прикасаться и плакать. 

Это выбор живых – исступленно кричать в никуда, 
Пока мир равнодушно заводит тугие пружины. 
Только ночь в человеке чернеет, как в море вода, 
Остальное искрит и звучит под каким-то нажимом. 

Ты, конечно, не мог знать заранее этот подвох: 
Человек не способен в себе полюбить человека»... 

Я однажды спрошу: 
«Ты со мной? 
Ты во мне ещё, Бог?».

Тишина – это тоже, я верую, способ ответа.


Очень сложно сказать...

Очень сложно сказать, где осечка случилась и как 
Повлияет дефект на слабеющий твой механизм.
Если будешь маяк, то целующий темень маяк, 
Если тень, то ничья. 
Вот такая дурацкая жизнь.

Рассмеется вовсю в поликлинике дяденька-врач,
Когда ты наконец попадёшься к нему на прием:
«Вы здоровы, дружок. 
Вы звонки и упруги, как мяч.
А умрете, так что? Все мы, все мы (неправда) умрем...»

Город пахнет золой, он горит здесь три раза на дню,
А потом возрождается. 
Ты – его пыль и гранит.
Ты рожден для битья, ты рожден, чтоб попасть в западню.
Человек без амбиций.
Планета без красных орбит.

Я целую тебя, звонко губы касаются лба,
И немеющий вечер сползает в колодцы дворов.
Если будешь судьба, то грызущая небо судьба,
Если дождь, то слепой.
Если гимн, то похожий на рёв.

Непонятно одно – почему в русле этой реки,
Беспощадной,
Влекущей тебя по течению вниз,
Ты касаешься света ладонью,
Как пса,
Вопреки,
И он жмется к рукам.
Вот такая дурацкая жизнь.


Самоубийца

1.
Вот тебе подарок, солнышко, посмотри:
Эта птичка будет жить у тебя внутри,
Под упругим сердцем ловко гнездо совьёт,
Голос этой птахи – в горле горчащий мёд.
Не спугни её,
Не придави бедой,
Только эта птичка будет всегда с тобой.

2.
Дорогие дети, памятка лично вам!
Не ходите по воде и по облакам,
Не вяжите петли к веткам дубов с утра,
Не касайтесь гривы бешеного костра,
Не ищите, дети, края,
Черты,
Границ.
Дорогие дети, поберегите птиц.

3.
Милая мама, дальше я всё сама.
Ты оказалась права –
Моего ума
Не достаёт для житья,
Только для битья.
Все оказались чьи-то, а я – ничья.
Мама, мне будет холодно и темно,
Ты перед сном в ночь распахни окно,
Чтобы услышать, как я пою
Внизу
Милая мама, дай мне свою слезу.
Выпадет снег,
Темный уснёт закат,
Птица моя вернётся в замёрзший сад.

4.
Солнца не помню 
И красоты,
И слов –
Ты всё забрал полностью, птицелов.
Ловко раскинул в небе свои силки...
Я собирала ей, маленькой, васильки
Синие-синие. Чтобы тянулась ввысь.
Ах, птицелов,
Что мне, бездетной, жизнь?
Ты уходи, прОклятый, не гляди,
Что у меня две птицы теперь в груди.

5.
Этой надежде не раствориться впредь.
Память способна выгнать из дома смерть,
Память способна тени развеять вмиг,
Добрая память,
Слово
На памятник.

Ты подожди меня,
Я уже почти.
Птичка, веди меня
До конца 
Пути.


Ничего не изменишь...

Ничего не изменишь. Да в общем того и не надо,
Наш фарватер просчитан до самых последних огней.
В подворотне хозяина ждёт терпеливо дворняга,
Мы похожи,
Но я уже больше не верю в людей.
И в нездешние кущи,
И в помощь бессильного Бога,
И в себя, если честно, не верю 
Совсем,
Потому
В промежутке звучания,
В паузе меж слогом и словом,
Запускаю в себя,
Засеваю в себе
Тишину.
Я учу себя чёрствости,
Блеклому взгляду зеваки.
Бессердечности жителя джунглей из стен и стекла...
Когда я наконец-то пройду мимо грязной собаки
Равнодушно,
Спокойно,
То значит, душа умерла.

Ничего не попишешь,
Ласкаться бессмысленно,
Нынче
Каждый пёс в подворотне сдыхает,
Устав ждать чудес.
Нас затащит вот-вот в мировой океан безразличий.
Это к лучшему,
К лучшему –
Нам будет лучше 
Не здесь.


Дышит в затылок девочка-семилетка...

Дышит в затылок девочка-семилетка,
Куцые косы,
Выцветший сарафан.
– Что тебе, мелочь, надо?
Молчит.
– Конфетку?
– Дай посмотреть на птичку.
Молчу.
– Не дам.

Старая кошка лижет больную лапу,
Тени ползут по пыли.
Давясь комком, девочка по-щенячьи решает плакать:
– Тетя, ну дай хотя бы одним глазком!

Хоть на минутку дай подержать в ладони

Хрупкое тельце, белый пушок крыла...

Сердце стучит,
Будто стучат вагоны.

– Поздно, – скриплю, – девочка, умерла.
Петь перестала,
Пить перестала воду,
Зёрна клевать забыла, без сна дрожа...
Птица моя узнала крылом свободу,
Жёлтые россыпи звёздного витража.
Нет ничего больше во мне такого,

Что бы меня оправдало потом,
в конце.

Девочка жадно слушает.
Щиплет слово,
Каждое слово влагою на лице.

Девочка мнёт подол голубой беззвучно,
Чёлку кривую, щурясь, сдувает с глаз:
– Тетя, ты знаешь, там ей намного лучше,
Все наши птицы там ожидают нас.

Небо асфальт двора красным зноем плавит,
Чей-то ребёнок ищет в траве жука...

Детство всегда страдает и плачет с нами,
Птица всегда ныряет за облака.

 


Перейти к странице конкурса «45-й калибр – 2017»