Рубрика: Золотое сечение

Александр Флоря

Александр Флоря

Венок хочу сплести я

Переводы из немецкой поэзии
 
Фридрих Шиллер
 
Ода к Радости
 
1
 
Радость! Пламя эмпиреев!
Дочь Элизия средь нас!
Души свежестью овеяв,
охватил нас твой экстаз.
Развернув на всех просторах
невесомые крыла,
ты миришь людей, которых
злоба жизни развела.
 
Хор
 
В храме Света миллионы
ты умеешь побратать.
И сияет благодать
нам за звёздною короной.
 
2
 
Тот, кто выбрал часть благую –
был любви и дружбе рад,
к нам пускай примкнёт, ликуя,
будет принят он, как брат.
Но вредит своей планиде
кто ни хладен, ни горяч.
Скажем мы ему: «Изыди
и судьбу свою оплачь!»
 
Хор
 
Выпей Радость из фиала,
тот, кто был и слаб, и мал!
Высший Разум воссиял.
Эра Истины настала.
 
3
 
Мать Природа всеблагая
Радостью поит детей,
милости распределяя:
что кому всего нужней.

№ 12 (540) Читать
Ханох Дашевский

Ханох Дашевский

Молитва перед закатом

Переводы
 
Из Ури Цви Гринберга (1896-1981)
 
Пёс и человек вечером
 
Пса я видел, который смотрел на ребёнка при свете вечерней зари.
Счастлив тот, с кем ребёнок в синий час говорит у двери.
Не такая судьба у полночных неприкаянных псов:
не услышат они в синей мгле человеческий зов,
ибо заперты души людей на засов.
 
Вот ребёнок и пёс возвращаются в дом.
Открывается дверь им навстречу – домашним теплом,
ароматом вечерним над накрытым столом.
Но тоска всех собак у пса отражается в оке,
и двуногих тоска, за которых в ночи воет зверь одинокий.
Ибо нет у них матери даже, что молится Богу и стонет:
 
«Где же бродит мой сын? Где он голову ночью приклонит?
Как сама эта ночь, его бедность синеет везде…
Боже мой! Даже птица – и та до рассвета ночует в гнезде!»
 
И бывает, в ярме бытия человек, как привязанный пёс,
бьётся в путах своих, надрываясь до слёз.

№ 11 (539) Читать
Владимир Кафаров

Владимир Кафаров

Огонь, тобою приручённый

Переводы
 
Сулейман Рустам

Сулейман Рустам (1906-1989) – азербайджанский поэт и общественный деятель. Народный поэт Азербайджана.
 
Первая любовь
 
Кто испытал её, те знают сами
Какой бывает первая любовь
Воспоминаний, что милей с годами,
Не обрывает первая любовь.
 
Не жалуюсь, мне это не пристало,
Каких бы испытаний ни послала,
Воистину влюбленному всё мало -
Обуревает первая любовь.
 
Любовь уйдёт, навек остынет сердце,
Окажется под стать пустыне сердце.
То обжигает и поныне сердце,
То согревает первая любовь.
 
Соединить мы не успели руки,
Как протянулась к нам рука разлуки
Какой же врач унять сумеет муки,
Что открывает первая любовь!
 
Я полюбил её весною ранней,
Она меня оставила в буране.
Зажить дано любой на свете ране
Не заживает первая любовь.

№ 5 (533) Читать
Аркадий Ровнер

Аркадий Ровнер

Стихотворные переводы

Рильке
 
Пиета
 
Я вижу ноги белые твои,
Совсем ещё мальчишеские ноги,
Они в моих укрылись волосах,
Как будто птицы белые в кустах,
Когда, разув, я мыла их с дороги.
Я вижу ноги бедные твои,
Две белые подстреленные птицы,
Мы не ложились вместе для любви –
Теперь уж это не случится.
И руки, залитые кровью алой,
Увы, не я их, милый, искусала,
А сердце, что для всех обнажено,
Лишь мне принадлежать могло оно.
Мой Иисус, мой мальчик, ты устал
И не нужны тебе мои уста.
Любимый мой, а был ли этот час?
Как странно смерть притягивает нас.
 
1970 г.
 
Сущность роз
 
Для сущности их нет достойного обличья –
есть только пелены и раны.
Какие небеса и грани
отражены во внутренних озёрах
раскрытых
не боящихся угроз
беспечных роз –
смотри, как безмятежно
они раскинулись, как будто знают,
что никогда дрожащая рука
их лепестки просыпать не посмеет.

№ 5 (533) Читать
Александр Флоря

Александр Флоря

По светлым вселенным тоска

Переводы
 
Из английской поэзии
 
Перси Биши Шелли
 
К...
 
Мы треплем святые слова –
О том я скорбею.
Мы чувствам поверим едва –
Но предан тебе я.
Мы знаем: надежда одна
С отчаяньем схожа,
Но жалости выше цена
Среди безнадёжья.
 
Того, что зовётся людьми
«Любовью», – не знаю.
Но в дар моё чувство прими:
В нём сила иная:
Влеченье к звезде – мотылька
И ночи – к рассвету,
По светлым вселенным тоска,
Затерянным где-то.
 
2020
 
Роберт Саути
 
Божий суд над злым епископом
 
Дожди без перерыва всё лето шли,
и урожая нивы не принесли.
Свела людей усилья на нет судьба,
в Германии погнили в тот год хлеба.
 
Голодомор, неистов, там лютовал.
Зато Гаттон-епископ не бедовал:
по правилам сквалыги живя всегда,
свои заполнил риги он на года.

№ 1 (529) Читать