Зиновий Антонов

Зиновий Антонов

Четвёртое измерение № 17 (365) от 11 июня 2016 г.

Подборка: Если б вдруг промахнулся Каин

зима 15-го

 

у зимы не зимнее лицо

ни бело ни ярко

не свезло

ни на горках санок и ни лыж

лишь прогорклый воздух

и не спишь

и лежишь

и смотришь на окно

за которым зиму развезло

как назло

а может быть со зла

или чтоб ответить за козла

 

что а если больше никогда – ничего

лишь серость и вода

если слякоть сырость и беда

сутки

и недели

и года

 

всё пройдёт – и это – да и то

что ж зато нам не ходить в пальто

слишком долго

ну а что

и то...

ну

а если повезёт вообще

будем долго мы ходить в плаще

 

поезд

 

зима к зиме и лето к лету

какой-то поезд из годов...

я в нём сижу и ем котлету

нет не один

мы там вдвоём

 

заходит солнце

проводница приносит чай

уносит сон

под стук колёс чужие лица...

вот этот кажется влюблён

а эта будто бы уснула

сползла к стене закрыв глаза

и за окном темно и гулко

под поезд бросилась гроза...

 

потом лило и пахло лесом

сливался век гоня ворон

как просто жизнь промчать по рельсам

так и не выйдя на перрон

 

какой там год

я век не помню

планету

лишь одну тебя

когда луной вагон заполнив

промчался поезд жизнь дробя

 

гроза

 

у законченного неба

незаконченная жизнь

тучи слепо ветру внемлют а затем вода бежит

прямо с неба

криво с неба

мне на зонтик и в трубу

только жаль никто не видит как по лужам я иду

что так мокро и невнятно и неладно так бредут

люди слева

люди справа

словно чувствуя беду…

 

всё сильнее дождь и ветер

всё ненужнее зонты

кто тут за кого в ответе

где здесь я и где тут ты

солнца нет

давно не светит здесь ни солнцу ни луне

на промокшей вдрызг планете в грязь протоптанной извне...

 

прибывает

прибивает

заливает словно душ

наши души злая память в зеркалах огромных луж

 

кап да кап...

не надо в ступе об известном и былом

в воду прежнюю не вступит тот кто овладел веслом

тварей в лодку не пропустит ни один вчерашний ной

первых нет и отстающих там где ходят все гурьбой

 

если знаешь

 

если ты знаешь где

значит должен знать и куда

а иначе зачем же здесь

и куда нас ведёшь не зная

чтоб в дороге мы строили нежные замки из льда

совершая

плодя

и что-то там воображая

 

надоело расспрашивать

мне бы твои года

если знаешь как

то почему бы не поделиться

 

тихо падала с неба на землю твоя вода

твои ветры трепали космы твоих зарниц и

 

ты смотрел мне в глаза

по-стариковски насупив бровь

нескончаемо долго суровым зрачком солдата

мне казалось в тот миг будто я становлюсь тобой

и я верил опять боже мой

как тогда

как когда-то

 

здесь скоро будет

 

Здесь скоро будет солнце и печаль

Возникнет тенью от большой горы

И станет в мире ярче до поры

Волна ударит о пустой причал

Смывая ласково его дары

И в ноосферу снизойдёт любовь

Везде цветы: левкои, астры, розы

И мы – мы тоже будем там с тобой

И нет нужды так истово итожить

Нам наши дни где всё лишь до поры

Как снег лежащий на крутой вершине

Нам всё ещё идти до той горы

Держа над безднами прямые спины

 

Нам всё ещё корпеть над торжеством

Поблекших праздников и не согретых буден

Таща за спинами салютов бывших гром

А на груди разбитый дробью бубен

Путём путин нам всё ещё идти

Вернее плыть меча икру святую

Кричать нам будут ветры на пути

Ату его, ату его, ату их

Таща с волной последнее прости

И нам ещё грести-грести-грести

 

человек человеку

 

человек человеку Авель

до тех пор пока

не сразит его братец Каин

исподтишка

и прольётся тут кровь-кровица

вглубь стишка

и сто раз ещё всё повторится

а пока

 

я мешаю mozillu с глиной

создавая здесь что-то из

многолетних раздумий длинных

человеческих лиц и риз

запылившихся на неважно

чьих не слишком крутых плечах

человек человеку каждый

и отчаянье и очаг

 

человек человеку тайна

и удар по лицу

и жесть

не пойми его тривиально

просто хочется пить и есть

никаких больше догм и правил

что расставлены кем-то сплошь

человек человеку барин

человек человеку вошь

 

и неведомые границы

то ли вешки то ли столбы

и повсюду немые лица

говорящие «если бы…»

если б стал человеком камень

мог бы вереск любить и петь

если б вдруг промахнулся Каин

и смог Авель не умереть

 

исповедь

 

убегая от базаров

на бульвары в никуда

ни онегин ни базаров

так – обычнейший балда

жизнь переходя на красный

на зелёный тормозя

всесомненьем опоясан

так живу

как жить нельзя

 

всех любя – неважно кто вы

идиот

красавец

бомж

разгибающий подковы странник

или гордый дож

бесшабашная комета

что несётся всё громя

или киллер в маске где-то

убивающий меня

 

и пускай всё будет так же

войны

катаклизмы

мор

правда или ложь не важно

честь почёт или позор

 

это я здесь

ваш покорный

непокорный добрый шут

в гуще сущностей не новых

в суете житейских смут

среди смыслов и устоев

и заезженных таблиц

как и вы творя такое

что хоть стой

хоть падай ниц

 

и пускай того не стоит

хоть клянись и хоть молись

пусть не будет мне покоя

всех люблю поскольку жизнь

 

ми-зан-тропное

 

ему был нужен лишь процесс

а не проклятый результат

сидевший в нём с рожденья бес

всегда вопил что всё не так

не так живём

не так едим

не верно любим дышим жнём

что мир заполненный жульём

не так уж и необходим

что человек давно один

и по природе он лентяй

а потому когда звонит

ты дверь ему не открывай

не вздумай

отвечай что ты

ушёл в тридцатом на войну

сломай забор

сожги мосты

убей четвёртую жену

наведайся в соседний банк

ограбь а после всё верни

и уведи с парада танк

и возврати солдат с войны

и сделав всё наоборот

не так как доктор прописал

приляг усни и наперёд

припомни свой афганистан

и

оценив в войне успех

скажи себе – да ну вас всех

 

бессмертное

 

я умираю почти пешком

немного задвинув засов

пускай мимо рая

зато о том

ни колокол и ни кол

и я не устану

и больше не встану

чтоб снова не умирать

и дню что придёт вновь с утра не настану

покинув кровать

пускай не надеются те на это

а эти пускай на то

я здесь умираю слегка поэтом

зато не конём в пальто

какая тревога

на свете том

так много живущих мало

зато так немного жующих лом

и пьющих траву навалом

я не перестану глядеть в окно

и видеть закат за вышкой

и мышкой водить и пить вино

закусывая одышкой

и слушать советы от докторов

уже пролетая мимо

лесов и дворов и быков и коров

и деланья сыра и пива

и в том что не будет меня

не убудет ни в будущем и ни в прошлом

закат за рекою как пёс приблуден

и снежным кольцом запорошен

 

не с тобой

 

я хотел бы заняться поэзией

но не с тобой

а с тобой лишь любовью

у поэзии будет сегодня пускай выходной

не затронутый болью

 

оторвавшись от пола глагола инета и стен

небеса подпирая

нам сегодня ни смыслов не нужно с тобою

ни тем

ни концепции рая

 

ты нагая – я наг

помню так звали змея в какой-то из сказок я помню

занимаясь любовью мы похожи на змей

дует свежий борей

подбирается день к твоему изголовью

и топорщится тень

 

уползают змеёй непонятные странные мысли

не находятся вещи – подушки расчёски плащи

и летают сердца в невозможной немыслимой выси

смысла в том не ищи

 

всё бессмысленно слышишь

пусть смыслы останутся умным

тем кто знает как правильно думать дышать и молчать

я молчу о тебе обитающей в шелесте струнном

точка подпись печать

 

словно мы и не мы

и летает планета спросонок

натыкаясь везде на вселенной тупые углы

утро бреет виски

прорастает упрямый опёнок

жёлтым цветом из мглы