Зинаида Гиппиус

Зинаида Гиппиус

Мне повстречался дьяволёнок, 
Худой и щуплый ‒ как комар. 
Он телом был совсем ребёнок, 
Лицом же дик: остёр и стар. 
  
Шёл дождь... Дрожит, темнеет тело, 
Намокла всклоченная шерсть... 
И я подумал: эко дело! 
Ведь тоже мёрзнет. Тоже персть. 
  
Твердят: любовь, любовь! Не знаю. 
Не слышно что–то. Не видал. 
Вот жалость... Жалость понимаю. 
И дьяволёнка я поймал. 
  
Пойдем, детёныш! Хочешь греться? 
Не бойся, шёрстку не ерошь. 
Что тут на улице тереться? 
Дам детке сахару... Пойдёшь? 
  
А он вдруг эдак сочно, зычно, 
Мужским, ласкающим баском 
(Признаться – даже неприлично 
И жутко было это в нем) – 
  
Пророкотал: «Что сахар? Глупо. 
Я, сладкий, сахару не ем. 
Давай телятинки да супа... 
Уж я пойду к тебе – совсем». 
  
Он разозлил меня бахвальством... 
А я хотел ещё помочь! 
Да ну тебя с твоим нахальством! 
И не спеша пошёл я прочь. 
  
Но он заморщился и тонко 
Захрюкал... Смотрит, как больной... 
Опять мне жаль... И дьяволёнка 
Тащу, трудясь, к себе домой. 
  
Смотрю при лампе: дохлый, гадкий, 
Не то дитя, не то старик. 
И всё твердит: «Я сладкий, сладкий...» 
Оставил я его. Привык. 
  
И даже как–то с дьяволёнком 
Совсем сжился я наконец. 
Он в полдень прыгает козлёнком, 
Под вечер – тёмен, как мертвец. 
  
То ходит гоголем–мужчиной, 
То вьётся бабой вкруг меня, 
А если дождик – пахнет псиной 
И шерстку лижет у огня. 
  
Я прежде всем себя тревожил: 
Хотел того, мечтал о том... 
А с ним мой дом... не то, что ожил, 
Но затянулся, как пушком. 
  
Безрадостно–благополучно, 
И нежно–сонно, и темно... 
Мне с дьяволенком сладко–скучно... 
Дитя, старик, – не все ль равно? 
  
Такой смешной он, мягкий, хлипкий, 
Как разлагающийся гриб. 
Такой он цепкий, сладкий, липкий, 
Все липнул, липнул – и прилип. 
  
И оба стали мы – едины. 
Уж я не с ним – я в нём, я в нём! 
Я сам в ненастье пахну псиной 
И шерсть лижу перед огнём... 
  
          Декабрь 1906, Париж

Популярные стихи

Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Картинка детства»
Ярослав Смеляков
Ярослав Смеляков «Я напишу тебе стихи такие»
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Дикое поле»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Пастернаку»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Горение»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Может быть, всё-таки мне повезло»