Юрий Ряшенцев

Юрий Ряшенцев

Вздыбленный проулок. Сумасшедшая икона 
смотрит тёмным взором в неглубокое 
     окно. 
Голубое дерево тбилиcского балкона 
язычками перца вдоль перил опалено. 
  
Здравствуй, свадьба курдская, 
     звени-бренчи на таре, 
дай увидеть счастье да скорее отпусти: 
аль за жёлтой речкою, в высоком 
     Авлабаре, 
улочки сосчитаны, не спутаны пути? 
  
Где же наша молодость? Да здесь же, за 
     горами. 
Волей честной памяти, средь честной 
     суеты 
прошлое, как дьявол, заключённый в 
     пентаграмме, 
всё никак не вырвется из городской 
     черты. 
  
Всё поёт в подвальчике лудильщик или 
     медник, 
всё поёт, всё жалится, всё просит 
     поберечь 
огненный, балкончатый, певучий 
     заповедник 
диких и непуганных, и не забытых 
     встреч… 
  
Имена ли, даты ли и – да свершится! – 
     лица: 
синий свет даиси к воскрешению воззвал. 
Розовеет в сумраке кривая черепица, 
вот забрезжил в комнате хевсурский твой 
     овал!.. 
  
Но и смерть немыслима, и жизнь 
     неповторима… 
Мальчик моментальный, проносящий в дом 
     лаваш, 
забери и взгляд свой, и меня, и запах 
     дыма 
в дальний вечер – твой ещё, давно уже 
     не наш. 
  
И тогда на улочке, даст Бог, такой же 
     тесной, 
в незнакомой памяти, в неизвестный миг, 
в час даиси пристальный я, может быть, 
     воскресну… 
Дай нам Боже, мальчик мой, дай нам Бог, 
     старик! 
_______ 
* Даиси – сумерки (груз.)


Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Люди слова»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «В чем отказала я тебе»