Юрий Ряшенцев

Юрий Ряшенцев

С греческой девушкой встречи под грубою 
     Кафой 
были, конечно, давно. Но ведь позже 
     Гомера. 
Позже и Генуи шустрой и Порты лукавой, 
несколько позже табачного миллионера, 
дача которого служит Грицкам да 
     Галинам, 
и уж значительно позже великой Победы, 
Кафу отнявшей у немцев впридачу с 
     Берлином. 
  
Девушку знали под простеньким именем 
     Леды. 
  
Гадким утёнком я не был. Но лебедем – 
     тоже. 
Что-то во мне возражало и мифу и быту 
с общей их тягой к соитьям. Мы были 
     похожи. 
К морю мы шли, как к разбитому нами 
     корыту, 
зная, что скользкие мышцы, купанье 
     нагими, 
солнце – то слева, то справа, а то – 
     над тобою – 
это у каждого, только с другими, с 
     другими: 
ведь мудрено по прибою валяться с 
     судьбою. 
  
Та не судьба, что тебя хоть навек 
     заманила 
и научила бояться любой ахинеи. 
Та лишь – судьба, что сначала тебя 
     изменила, 
а изменила тебе лишь потом, лишь 
     позднее: 
позже Елены, войной освящающей ложе, 
позже Манон, позже вольнолюбивой 
     Земфиры, 
позже Карениной и уж значительно позже 
верной жены в тишине безразмерной 
     квартиры. 
  
Девушке шли и хохлацкая милая мова, 
и безнадёжных духов хулиганские 
     вопли... 
Помню, рыбацкий господь с черепичного 
     крова, 
благословляя, послал нам по вяленой 
     вобле...


Популярные стихи

Константин Симонов
Константин Симонов «Ледовое побоище»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Литовский дивертисмент»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Ангел и бес»
София Парнок
София Парнок «Белой ночью»