Юрий Лифшиц

Юрий Лифшиц

Четвёртое измерение № 5 (497) от 11 февраля 2020 г.

Азохнвэй, советские евреи!

Азохнвэй, советские евреи!

Лифшицкий венок сонетов

 

Всё началось с невинного вопроса на одном из литпорталов: не родственник ли я поэту и литературоведу Льву Лосеву, «девичья» фамилия которого как раз Лифшиц. Я призадумался. С одной стороны, я не был родственником Лосева, с другой – все Лифшицы, включая Лившицей и Липшицей – друг другу родственники, ибо, как утверждает русский лингвист и филолог Б. Г. Унбегаун в своей книге «Русские фамилии», фамилия Лившиц произошла от названия городка Leobschutz (теперь Глубчице) в некогда германской Силезии (теперь в Польше). Так начал формироваться замысел.

Сложнее всего оказалось отобрать для венка 14 Лифшицей, ведь их оказалось даже не 15, а в несколько раз больше. Пришлось поломать голову, отыскивая самых-пресамых. До этого я мог навскидку назвать всего лишь 5-6 имён, зато теперь приходилось с сожалением отводить в сторону, скажем Александра Лившица, одного из создателей знаменитой «Радионяни», или автогонщика Эмманиула Лифшица, победителя ралли «Сафари-71». Отбор продолжался практически до самого окончания цикла. А начался он, само собой, с первой строчки магистрала «Азохнвэй, советские евреи!», каковая примерно с месяц была единственной в венке, пока, наконец, дело мало-помалу не сдвинулось с места.

В самом конце венка я привёл список избранных мною Лифшицей. Каждый сонет насыщен реалиями из их жизни и творческой деятельности. Небольшой комментарий по каждой персоне прилагается.

 

1. Азохнвэй, советские евреи!

И полутороглазый Бенедикт,

постигший всё – от ямба до хорея –

до срока отсчитал последний икт.

 

Видать, стрелецкий вкрался благовест,

в канон прамузыки материковой,

в которой дилювическое слово

преодолел георгиевский крест.

 

Но на ветру трепещет волоконце

живой строки, забредшей в мёртвый скит,

из топи блат взошло не волчье солнце

и снова флейта Марсия звучит.

 

В бессмертной мерзлоте первооснов

немало вас, талантливых жидов.

 

2. Немало вас, талантливых жидов,

сбежали от погромов и распятий,

чтобы возглавить вовремя и кстати

кержацкий институт иных миров.

 

Новосибирск и Хаймыч Исаак –

вполне себе обыденное дело,

призвавшее врача ускорить шаг

от здравоохраненья до расстрела.

 

Неплох был тот еврейский рядовой,

который, хоть служил у атамана

всего лишь две недели в лекарской,

ждал (не дождался) манны из нагана,

 

о гиппократах будущих радея,

работавших на матушку-Расею.

 

3. Работавших на матушку-Расею

набыченных до одури телят

вела на свет отнюдь не наугад

рука полуопального халдея.

 

Эстетикою лифшицких наук,

набитых ортодоксии зарядом,

палил он изо всех своих базук

по модерновым авиаотрядам.

 

И всяческих разумных шагинян,

подобных дневниковой Мариэтте,

брал на философический аркан,

сам далеко не будучи как эти,

 

кто из-за пары суверенных слов

своих пейсатых не снесли голов.

 

4. Своих пейсатых не снесли голов

иные синеблузники, не Шуров,

который оказался жив-здоров

для скетчей, шуток, песен, каламбуров.

 

Он пел, играл, хохмил и думал втуне:

«Израилевич, мать его ети!

Ну, разве плохо – Лившиц и Рыкунин?..»

Но на эстраду вновь пора взойти...

 

Зато теперь все Манечки в борделе,

нет «Аннушки» и масса «Главсметан»,

Касьяны пашут на своих Ульян,

а песенки зае... зае... заели...

 

Вы поняли, как стало всё немило,

пархатые, куда вас заносило?

 

5. Пархатые, куда вас заносило?

Иных белобилетников – на фронт,

где Кенигсберг ломает горизонт,

но отсылает в тыл, а не в могилу.

 

А броненосец чьих-то лучших лет

на всех парах парит из Кохановки

туда, где нет не только остановки,

но и обратно ходу тоже нет.

 

И хоть неймётся снять (или сыграть)

тот самый матч, хотение умерьте:

не каждому даётся благодать

судьбой распорядиться в матче смерти.

 

Тому, кто принимал инфаркт на грудь,

каких небес хотелось досягнуть?

 

6. Каких небес хотелось досягнуть,

он пять минут раздумывал бывало,

когда стихов пятиминутных суть

пред ним гасила блики карнавала.

 

Поэт в квадрате больше, чем мираж,

будь он не Лифшиц, а напротив, Клиффорд,

и правду выдавал, пускай навыверт,

его британско-русский карандаш.

 

Нет-нет, поэты, вы не очерствели,

баллады ваши все ещё в цене,

вы были удостоены шинели,

чтоб акростих исполнить на войне.

 

На краткий миг судьба забудет пусть,

какой вам вымораживала путь.

 

7. Какой вам вымораживала путь,

евреи, на каких полях фортуна,

вы ведали. И верили чугунно:

кто с «пятым пунктом» – про футбол забудь.

 

Хотя... Давидыч. Йосип. Не Кобзон.

Но первый Лiфшиць. В киевском «Динамо».

Последний – он же. Не один сезон

его ждала домой Одесса-мама.

 

Защитник. Рыжий. Весом пять пудов.

Под девяносто игр. Четыре «банки».

Брал «бронзу». Опасались даже баски

его подкатов, пасов и финтов.

 

А от серьёзных травм его хранила

терновых звёзд клиническая сила.

 

8. Терновых звёзд клиническая сила

Союзу не сулила ничего,

но проверяли разве что дебилы,

крепка ль броня у русских ПВО.

 

«А лох ин коп! В секретном учрежденье

кого ни встретишь – вылитый аид!

Мы делаем приборы наведенья –

а рулят Лившиц, Залман и Давид!»

 

Но в этом «филиале синагоги»

такое вырастало ПУАЗО,

что за своё нахальное верзо

держались паверсы с большой дороги.

 

Тогда был крепок, несмотря на спазм,

реальности пятиконечной пазл.

 

9. Реальности пятиконечной пазл

в мозаике физического курса

пришёлся впору в качестве ресурса,

пошедшего на атомный фантазм.

 

Воистину не каждому дано

ваять десятитомные скрижали

«Ландафшица», как их студенты звали,

и не упасть на клетчатое дно.

 

Решались уравнения Эйнштейна

и универсум ширился меж тем,

но было нечто выше теорем –

учителя любить благоговейно.

 

Учёные! Режимный дух струбцины

въезжал ли в ваши тришкины доктрины?

 

10. Въезжал ли в ваши тришкины доктрины,

маэстро, например, военный строй,

чтобы потом подвыпивший герой

ходил на пятикратные смотрины?

 

И – светлый путь! Фабричная Психея

слыла идеалисткой неспроста:

наивною была, как Дульсинея,

пока не стала матушкой Христа.

 

Такое назначенье, господа:

ведь и, помимо марафонских буден,

случается по осени беда,

которая под стать нетрезвым людям.

 

Кто перепутал следствие с причиной,

давая вам понять, что всё едино?

 

11. Давая вам понять, что всё едино,

жизнь и острог устроит, и окоп,

и космополитическую мину

исподтишка залепит прямо в лоб.

 

Ступенью первой станет маскарад,

потом – потусторонние ступени,

и выплывут клаверовские тени,

забытые сто лет тому назад.

 

Потом Одесса нежности исконной,

где первый нотабене крик издал,

а после сгинул за базар-вокзал

один политработник Первой конной,

 

о ком весьма подробно рассказал

и Лившиц, и не Лившиц, и шлимазл.

 

12. И Лившиц, и не Лившиц, и шлимазл

вокруг костра водили шуры-муры,

чтоб после из чудесной десантуры

себе заморский выправить оргазм.

 

А впрочем, возвращаются сизифы

в свой иллюзорный мемуарный рай,

где говорящий правду попугай

нью-йоркские рассказывает мифы.

 

Вы сами отбирались в арьергард,

чтобы друзьям скончавшимся потрафить,

не поводя и глазом на фальстарт

литературных автобиографий.

 

В эпохи, неизменно роковые,

как ни крути, вы не склоняли выи.

 

13. Как ни крути, вы не склоняли выи,

хотя в порядке были позвонки

и пораженья спинномозговые

от вас, казалось, были далеки.

 

И будут ваши золотые руки

вершить свой золотой спинальный труд,

и не однажды вас послом науки

и магом медицины назовут.

 

Но ваши десять тысяч операций

по исцеленью всевозможных травм

превыше всех дипломов и оваций,

которые предназначались вам,

 

простые боги нейрохиругии,

не лишние в истории России.

 

14. Не лишние в истории России

в своём неоптимальном далеке,

мыслители находят в тупике

властителей намеренья благие.

 

И само, так сказать, определяться,

как не предполагает демшиза,

спешат провинциалы деклараций,

не видевшие ни аза в глаза.

 

А тем, кто превращается по вере

в тупую потребительскую сыть,

покажет препод на своём примере,

как надо философию учить

 

нисколько от айфонов не шизея...

Азохнвэй, советские евреи!

 

15. Азохнвэй, советские евреи!

Немало вас, талантливых жидов,

работавших на матушку-Расею,

своих пейсатых не снесли голов.

 

Пархатые, куда вас заносило?

Каких небес хотелось досягнуть?

Какой вам вымораживала путь

терновых звёзд клиническая сила?

 

Реальности пятиконечной пазл

въезжал ли в ваши тришкины доктрины,

давая вам понять, что всё едино:

и Лившиц, и не Лившиц, и шлимазл?

 

Как ни крути, вы не склонили выи,

не лишние в истории России.

 

31 января – 14 апреля 2016

 

Персоналии

 

1. Лившиц, Бенедикт Константинович (Наумович) (1887 – 1938) – русский поэт, переводчик и исследователь футуризма. Репрессирован.

 

2. Лившиц, Исаак Хаимович (1896 – 1938) – советский организатор здравоохранения, заместитель заведующего Иркутским губернским отделом здравоохранения, заместитель заведующего Западно-Сибирским краевым отделом здравоохранения. Первый ректор Новосибирского медицинского института. Репрессирован.

 

3. Лифшиц, Михаил Александрович (1905 – 1983) – советский философ, эстетик, литературовед, теоретик и историк культуры, специалист по эстетическим взглядам Гегеля и Маркса, критик «вульгарной социологии» в 1930-е и модернизма в 1960-70-е годы.

 

4. Шуров, Александр Израилевич (настоящая фамилия Лившиц; 1906 – 1995) – советский эстрадный актёр, более всего известный по эстрадному музыкальному дуэту «Шуров и Рыкунин». Народный артист РСФСР.

 

5. Липшиц, Григорий Иосифович (1911 – 1979) – советский кинорежиссёр. Его самая знаменитая лента – «Обратной дороги нет» (1970), трёхсерийный художественный телевизионный фильм о Великой Отечественной войне.

 

6. Лифшиц, Владимир Александрович (1913 – 1978) – русский поэт, писатель сценарист и драматург. «Создал» английского поэта Джеймса Клиффорда, долгое время выдавая свои стихи за переводы с английского.

 

7. Лифшиц, Иосиф Давыдович (1914 – 1974) – советский футболист и тренер, мастер спорта СССР. Пять лет играл за киевское «Динамо», бронзовый призёр чемпионата СССР по футболу.

 

8. Лившиц, Анатолий Леонидович (1914 – 1973) – генеральный конструктор систем ПВО СССР в 1960 – 70-е. Разработчик ПУАЗО (прибор управления артиллерийским зенитным огнём).

 

9. Лифшиц, Евгений Михайлович (1915 – 1985) – советский учёный-физик, академик, член-корреспондент АН СССР. Область научных знаний – физика твёрдого тела, космология, теория гравитации. Совместно со своим учителем Л. Д. Ландау создал фундаментальный Курс теоретической физики.

 

10. Володин, Александр Моисеевич (настоящая фамилия Лифшиц; 1919 – 2001) – русский драматург, сценарист и поэт. Член Русского ПЕН-центра, творческого совета журнала «Драматург», редакционно-издательского совета альманаха «Петрополь».

 

11. Лившиц, Лев Яковлевич (псевдоним – Лев Жаданов; 1920 – 1965) – литературовед, педагог, литературный и театральный критик. Специализировался на русской и советской литературе и драматургии. Подвергался травле как космополит, несколько лет провёл в ГУЛАГе, был освобождён.

 

12. Лосев, Лев Владимирович (настоящая фамилия Лифшиц; 1937 – 2009) – русский поэт, литературовед, эссеист, автор литературной биографии И. А. Бродского, сын Владимира Александровича Лифшица.

 

13. Лившиц, Аркадий Владимирович (род. 1937 году) – нейрохирург, доктор медицинских наук, профессор, впервые в мире успешно применил имплантированный метод электростимуляции спинного мозга при его травматическом поражении. Живёт в Израиле.

 

14. Лившиц, Рудольф Львович (род. 1947 году) – доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой философии Амурского гуманитарно-педагогического государственного университета (Комсомольск-на-Амуре). Область научных интересов – социальная философия. Автор книги «Провинциальная демшиза. Взгляд из глубинки».