Юрий Кобрин

Юрий Кобрин

Юрахтанон садится в камень-кресло, 
нубиец-раб почёсывает чресла, 
в неволе рёбер лёгким тесно, пресно, 
и фараону жизнь неинтересна, 
его нефритовый не целит в солнца лик, 
боец ристалищ пылких он поник. 
Ещё нет русских, нет ещё литовцев, 
есть майи, инки – жертвенные овцы, 
и кровь людей не пьёт шайтан-майдан, 
и море Чёрное не выкопал Богдан. 
– Эй, 
кто скрывается за мраморной колонной, 
умащивая потом эрозоны, 
и вожделеет к тёлке фараона, 
похотливый гася ладошкой вскрик? 
Не допущу я ревность революций, 
пустых иллюзий, пламенных поллюций, 
мой жезл нефритовый воспрянет и 
     восстанет, 
в пустыне он, как жёлтый Нил, не канет. 
Позорный раб затеял рукоблудье, 
ужо! Мясца на нём на грамм убудет, 
Амону Ра пожертвую яички, 
твои подлец, за мерзкие привычки 
подслушивать, подглядывать за личной 
сестрою-жизнью. Нож и полотенце! 
Ты станешь, раб, невиннее младенца, 
чего же, низкий, ты затрепетал? 
Жрец-лекарь, вылущить ему орешки! 
На миг пусть ощутит гад многогрешный, 
как я от недостойных глаз устал. 
Пустые шкурки – на песок пустыни! 
Любовный чад в огне её остынет, 
а пепел плотский высыплю в бокал. 
Чу, занавесь раздвинулась, и вышла 
она. Раб-силовик не дышит… 
Испуганно, что смотришь на картуши, 
на них – не имена, а – наши души, 
о, Бог Амон Ра, как же я устал… 
Ну, глянь сюда, царица Неферташи, 
пригубь, испей из ониксовой чаши 
напиток похоти; его состав 
я утаю. Прильни к устам. 
Астрал… 
  
          Луксор-Вильнюс. 2012-2017

Популярные стихи

Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Кукла»
Фазиль Искандер
Фазиль Искандер «Ежевика»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Ноктюрн»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Букет»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Ну, пожалуйста, пожалуйста»