Юрий Домбровский

Юрий Домбровский

Юрий ДомбровскийИз книги судеб. Юрий Осипович Домбровский, один из самых значительных писателей XX века, родился 12 мая 1909 года в Москве.

Рос в интеллигентной семье: отец – Иосиф Витальевич Домбровский, адвокат, играл видную роль в работе Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства (вместе с Александром Блоком), публиковавшей сведения о тайных агентах охранки. Мать – Лидия Алексеевна Крайнева, биолог.

Учился Юра в бывшей Хвостовской гимназии, располагавшейся в Кривоарбатском переулке…

В 1932 году Юрий Осипович окончил Высшие литературные курсы, а в 1933-м был арестован и выслан из Москвы в Алма-Ату.

Второй арест – в 1939 году: срок отбывал в колымских лагерях. В 1943 был досрочно, по инвалидности, освобождён (вернулся в Алма-Ату). Работал в театре. Читал курс лекций по творчеству Шекспира.

Третий арест пришёлся на 1949 год. Место заключения – Тайшетский озерлаг. После освобождения (1955 год) жил в Алма-Ате, и затем ему было разрешено прописаться в родной Москве.

Занимался литературной работой. Автор романов «Хранитель древностей», «Державин», «Обезьяна приходит за своим черепом».

Роковым для писателя произведением оказался роман «Факультет ненужных вещей», начатый им в 1964 году. В 1978 этот роман был напечатан на русском языке во Франции. В этом же году Юрий Осипович был смертельно избит неподалёку от своего дома. Скончался в больнице 29 мая…

 

«45»: По просьбе нашего издания два эссе о большом русском писателе, кстати, авторе замечательных стихов (!), прислал поэт Сергей Кольцов, живущий в Риге. Первый текст увидел свет в альманахе «Альбион», который редактирует Сергей, а второй он подготовил специально для проекта-45…

 

Кошка не выдала

С Юрием Домбровским мы познакомились в писательском Доме творчества в Голицыно в апреле 1977-го года.

Как-то я зашёл к нему в гости, а жил он в одной из комнат одноэтажного коттеджа. И была у него кошка, а животных в сём заведении держать не полагалось. И вдруг Домбровский увидел, как к коттеджу приближается директор писательского Дома. Делать нечего, надо прятать кошку. Он взял её, положил на диван и, прибавив, что, дескать, веди себя смирно, смотри, не выдавай меня, накрыл подушкой. Зашёл директор, поинтересовался, как работается писателю, всё ли в порядке. Одним словом, вполне будничный разговор, который продолжался минут пятнадцать-двадцать.

Директор попрощался, Домбровский подошёл к дивану, поднял подушку и выпустил кошку из «плена». Кошка за всё время разговора не подала ни звука, не пошевелилась, а лежать под темной тяжестью подушки, думаю, ей было не очень-то сладко, но она Домбровского не выдала.

Однако кто-то из постояльцев всё-таки настучал, что у Домбровского живет кошка, и её пришлось увезти. Все-таки люди – не животные, они – человеки разумные и ничто человеческое им не чуждо.

Впоследствии, уже после смерти Домбровского, директор писательского Дома сказал мне, что он знал о кошке, но делал вид, что ничего не ведает. И вообще очень тепло отозвался о Юрии Осиповиче – об этом удивительном и добрейшем человеке.

 

Последняя, великая книга

Как быстро, без оглядки, летит и уносится время… Кажется, только вчера в Доме творчества писателей «Голицыно» я видел этого необыкновенного, удивительно лучистого человека. Была середина весны 1977 года, а уже следующей весной, в конце мая, его не стало. И родился он в мае 1909 года.

В 2005 году в Москве вышла книга Юрия Домбровского «Гонцы», посвящённая людям, которых писатель хорошо знал и любил. Вторая же часть книги состоит из воспоминаний друзей писателя. Думаю, что будет уместным привести некоторые строчки из них.

 

* * * 

 

«Он не был ни на кого похож, не укладывался ни в какой определенный тип… Высокий лоб, копна взлохмаченных чёрных волос, живые, умные и временами весёлые, обращённые прямо к тебе, глаза. В фигуре, в плечах, в походке проступала часто разбитость, печать пройденного пути. Страдание было и в лице. Но страдание сливалось с вдохновением.

Он умел чувствовать и предчувствовать, мгновенно проникать в тайники души, в смысл сцепления фактов и событий. Острая его мысль при этом целиком подчинялась чувству – что в нынешние времена редко встречается среди людей. Так было и в творчестве, и в жизни. Но не надо думать при этом, что он был простым, – он был очень сложным, его нельзя было “привести к одному знаменателю”. Он ненавидел эти знаменатели».

 

Анна Берзер

 

* * * 

 

«Его творчество будет жить. Его книги войдут в мировую литературу сквозь парадные двери. Он обладал глубоким умом, юмором, заострённым, как толедский клинок, благородством и гордостью испанского гранда».

 

Арман Малумян

 

* * *

 

«Всегда он производил впечатление ярко-блестящее, праздничное, хотя многие периоды его жизни были совсем не праздничными, а материально он до конца жил весьма скромно. Знаниями он обладал энциклопедическими. Какая бы тема в области литературы, искусства, истории, философии не затрагивалась, Домбровский мог говорить по поводу её часами – с глубочайшим знанием предмета и всегда обнаруживал свою, остро оригинальную точку зрения на него».

 

Павел Косенко

 

* * *

 

«Свобода и личное достоинство, личное достоинство каждого из нас, которое очень легко уронить и при этом что-то мимолётное, эфемерное выиграть, не дать себе утратить самого себя за счёт каких-то внешних облегчений, выгод, приспособиться… – вот этого он не мог. И вот это – стержень, который держал его с поднятой головой всю жизнь».

 

Юрий Давыдов

 

* * *

 

«Ни в какой толпе для него не было чужих, были только незнакомые. Сам он мог выглядеть чужим лишь в какой-нибудь респектабельной обстановке, в среде с оттенком, пусть самым невинным, изысканности или кастовой особости; в такой компании его было представить так же трудно, как в президиуме и в галстуке.

Его фамильярная трезвость и простота взгляда на мир и историю наводили порой на мысль, что из него мог бы выйти незаурядный политик – если бы этому не мешали органическое благородство, прямота и отвращение ко всякой корысти, или крупный учёный – если бы он не был художником. Впрочем, последнее неточно: разум исследователя и художническая натура в нём как раз тесно и своенравно сочетались; хозяйский, несколько мужицкого покроя реализм отношения к миру иногда рождал мыслии ходы чуть ли не сюрреалистического толка, но обоснованные столь трезво и просто, словно так только и может быть, как он говорит».

 

Валентин Непомнящий

 

...Последний раз я видел Юрия Осиповича Домбровского в конце 1977 года. Мы пришли к нему в гости с одним московским писателем. А когда ушли от него, а побыли мы недолго, Александр, так звали писателя, сказал мне, что Юра написал книгу своей жизни. Речь шла о романе «Факультет ненужных вещей». С этим романом у меня связано одно воспоминание. Летом этого же года Домбровский получил письмо, в котором сообщалось, что его роман «Факультет…» выходит во Франции. Когда он прочёл об этом, то сразу же хотел броситься к телефону и звонить Генсеку Брежневу Л.И. Он быстро и возбуждённо ходил по комнате и говорил, что это провокация, что романа он не передавал за границу и т. д. Но вдруг остановился, высоко поднял голову и, зорко вглядываясь в одному ему ведомую даль, сказал: «Нет, не стану звонить. Пусть хоть там выйдет».

Слава богу, что он успел подержать в руках свою последнюю книгу, свою великую книгу.

 

Сергей Кольцов,

главный редактор альманаха «Альбион»

 

Рига

 

Иллюстрации:

Фотографии Ю.О. Домбровского разных лет;

обложки некоторых книг писателя.

Подборки стихотворений

Свободный поиск

Мостбет официальный сайт

мостбет официальный сайт

my-mostbet.ru