Юрий Беликов

Юрий Беликов

Памяти А. А. Малахова 
  
В конце 50-х годов ХХ века в руки 
свердловского геолога, 
профессора Анатолия Алексеевича 
     Малахова 
попала крышка от малахитовой шкатулки 
конца XVIII столетия. Приглядевшись к 
     узорам 
малахита, знаток камня обнаружил в них 
засекреченную неизвестным мастером 
     летопись 
событий пугачёвского бунта на Урале. 
Манера мастера напоминает принцип 
     стереооткрытки, а то и голограммы. 
  
Я – резчик по малахиту. 
Я – мастер уральского толка. 
Гремите по монолиту, парчовые 
     московиты, 
вам – колокол, мне – молитва, 
вы – молотом, я – иголкой, 
едучей зело, 
от плитки 
ведущей чело 
на пытки! 
  
Крамольные 
              мои други, 
жгут молнии 
              ваши струги, 
ткут слухи 
           царёвы слуги, 
что плуги уже – 
                    подпруги, 
гудящая от натуги, 
в округе все зубья вил 
в санях, 
сеновалах, 
сенцах 
молва перечла с усердством. 
Я между ударами сердца 
Россиюшку схоронил! 
  
Скиталец, в каком году 
забрел ты с котомкой в скит? 
Который же век в скиту 
лучинка моя трещит? 
И хитро блестит малахит. 
И твари сидят в чаду. 
И я разговор веду: 
  
– Дай мне, змея, 
зуб, чтоб не выпал зря! 
Дай мне, рысь, 
ухо свое на кисть! 
Дай, ястреб-вор, 
свой ясный взор! 
  
И молвил мне ястреб тощий: 
– Дарю тебе очи, отче. 
Ты ими увидишь то, 
что больше не зрит никто. 
  
– А то, что никто не зрит, 
мой зуб занесёт в малахит, - 
шипящий изрек клубок 
и как-то добавил вбок: 
– Кроши, камнерез, малахит, 
но он без воды – ядовит. 
  
И глухо вздохнула рысь: 
– На ухо моё на кисть! 
Зрит око да зуб неймёт, 
а кисть от беды спасёт. 
  
И вёрсты разверзлись света… 
И крест я сорвал: – Шайтан! 
На камне – цветок, иль это 
рогатая морда шута?! 
  
В глазу у него ячмень. 
А чуть повернёшь – кистень! 
  
Как будто играешь в прятки 
С душою своей. Душа 
от страха уходит в пятки. 
Гляди-ка, и здесь ушла! 
  
Воздушная, как перинка, 
парит в цветке балеринка. 
Глаза ль у меня косые, 
но девку крутну пред собой – 
мерещится мне Россия 
с пуант величиной! 
  
Наверно, с судьбой не расстаться 
и в дар переходит изъян, 
коль видятся в пыли повстанцы, 
в смолистых сучках – Емельян! 
  
И круг я толкну шлифовальный. 
И стружка вскипит, свежа… 
  
Молчат за дверьми сторожа. 
Вода под резцом убывает. 
Я крышу пробью, визжа: 
– Дожжа бы сюда, дожжа! 
  
Ты мог бы роптать собором, 
органом, холстом или ором 
вороньим, но если ты 
пожалован миром грубым 
лишь камнем да тёмным срубом, 
гляди ястребиным взором, 
  
орудуй змеиным зубом 
и кисточкой рысьей пуще 
свои заметай следы! 
  
Зелёная пыль всё гуще. 
А небо не шлёт воды.

Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Лагуна»
Владимир Солоухин
Владимир Солоухин «О скворцах»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Кто долго так способен был...»
Николай Тихонов
Николай Тихонов «Берлин 9 мая»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Люди слова»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Любовь»