Юрий Арустамов

Юрий Арустамов

Нетания 
  
Карнавально пёстр и ярок, 
полон солнцем до краёв, 
здравствуй, город! Ты – подарок, 
наваждение моё. 
  
Позабыв про хмарь и стужу 
на своём пути в Сион, 
очарованную душу 
отдаю тебе в полон. 
  
Неудачи и скитанья, 
память неуютных лет 
я сменил на твой, Нетанья, 
белоснежный силуэт. 
  
То манит, то исчезает – 
полуявь, полу-мираж. 
Не на век нам, понимаю, 
этот светлый вернисаж. 
  
Уведёт тропа другая, 
но припомнится везде: 
город с берега сбегает, 
босы ноженьки в воде. 
  
А пока всевышней властью 
во владение нам дан 
легкокрылый город счастья, 
долгожданный Зурбаган. 
  
Акко 
  
Словно кисти Эль-Греко закаты – 
подсознанье тревожащий свет. 
Крестоносцы, арабы, пираты 
здесь прошли и оставили след. 
  
И пронзала Великая Порта 
бухту сонную стаей фелюг. 
А на пёстром базаре у порта 
одаряют нас море и Юг. 
  
Тёмных башен слепые окошки, 
рыбаки свои сети плетут. 
И блаженствуют толстые кошки, 
почему-то не страшно им тут. 
  
В междуцарствии света и мрака 
лучших слов всё равно не найти: 
благодарствую, Боже, что Акко 
повстречался на нашем пути. 
  
Тель–Авив 
  
          Елене Винокур 
  
Уцелев при распаде империи, 
мы гуляем меж пальм и олив. 
Мы живём в Беэр-Шеве и Тверии, 
всё равно нас зовут – Тель-Авив. 
  
До свидания, площадь Дворцовая, 
и свечение белых ночей, 
и заря над Байкалом пунцовая, 
и простой подмосковный ручей. 
  
Поглядите нам вслед и прощайте-ка, 
мы забудем друзей и врагов. 
Ни Арбата тебе, ни Крещатика – 
их заменит ночной Дизенгоф. 
  
Мостовая на улице Алленби, 
ты легла у меня на пути, 
как цветочек аксаковский аленький, 
как волшебная рыбка в сети. 
  
Ах, любовь, лихорадка заразная! 
Этот город, не слишком большой, 
почему-то люблю несуразно я, 
прилепился к нему всей душой. 
  
Как кружит его в быстрой кадрили 
Средиземного моря мотив! 
Только поздно тебя подарили, 
лёгкий город нон-стоп – Тель-Авив. 
  
Иерусалим 
  
          Марку и Дорите 
  
В этом городе странные зданья – 
вместо камня и мраморных плит 
он пошит из мечты и страданья, 
он сколочен из тысяч молитв. 
  
Поднимались к нему пилигримы 
воспарить на его высоте. 
Прокураторы грозного Рима 
распинали его на кресте. 
  
Он и чудо, и просьба о Чуде. 
И запомнилось так на века: 
«Если мы о тебе позабудем, 
пусть за это отсохнет рука». 
  
Жизнь бежит, и в прерывистом беге 
не до мелких метаний души. 
Но автобус компании «Эгед» 
вверх по горной дороге спешит. 
  
Здравствуй, город – мираж и преданье, 
и звезда на небесном челе! 
Обложи нас нетрудною данью – 
быть со всеми на «ты» на Земле. 
  
Ты – небесного воинства знамя. 
Потому в суете, в маете 
до конца ты останешься с нами, 
как строка на библейском листе.

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Константин Симонов
Константин Симонов «Пять страниц»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Нам не случалось ссориться...»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Бег»
Зинаида Гиппиус
Зинаида Гиппиус «Пауки»