Юлия Шестакова

Юлия Шестакова

Четвёртое измерение № 7 (463) от 1 марта 2019 г.

Подборка: Лекарство от одиночества

Панорама Рима

 

На прохладном весеннем рассвете,

Сидя прямо на парапете,

Обними взглядом хмурый пейзаж,

Так похожий на смутный мираж.

 

Насладись полнотою момента,

Окунаясь в dolce far niente*,

Про себя повторяя слова:

Tutto passa, la vita va**

 

Парапет. Панорама Рима.

Тень. Рассвет. На кусте паутина.

Пусть прощание будет длинней

Войска сизых косых теней…

_______

*Сладостное ничегонеделанье (итал.)

** Все проходит, жизнь идет (итал.)

 

январь, 2019

 

Итальянская лауда

 

Тоска. Тоскана.

Впрочем, Авва Отче,

отчаянье – больше подойдёт…

На дне стакана –

сумерки короче,

И пантеон на гребне Санта-Кроче

восходит к солнцу, как на эшафот.

 

Закат. Веранда. Терпко пахнет Gucci.

Густые сумерки, как патока, тягучи.

И кроны пиний меркнут, словно тучи:

Как хочется отсюда улететь!

 

Лучи заката тени преумножат,

Парит на небе каменная твердь.

И долгая разлука так похожа

На маленькую смерть.

 

декабрь, 2018

 

Римские строфы

 

Закатное солнце застыло над теменем,

И в небо вонзается остро

Обглоданный ветром, дождями и временем

Театра античного остов.

 

Закатные сумерки разложены веером

В просветах колонн. Словно остров,

Раскидиста крона ветвистого дерева,

И граем изрыт синий воздух.

 

Крылатая тень устремляется вниз,

Навона темна и туманна.

Хрустальная влага пульсирует из

Холодного зева фонтана.

 

Еловые иглы остры и пахучи

На пальцах сухих. Рослых пиний

Тернистые купы косматы, как тучи.

Осколок луны бледно-синий

 

Запутался в кроне, похожей на невод.

Трепещет от ветра олива.

Ветвями укрыто звёздное небо.

Расширен зрачок перспективой.

 

* * *

 

Как во времена октавиановых дней,

Здесь ночи короче, но стали длинней

Весной опоённые нежные дни,

Но как скоротечно проходят они.

 

С течением времени непримирима

Из мрамора твердь. Очертанья Рима

Восходят из марева войском теней.

Пустынная пьяцца с обелиском на ней

Подобна рулетке: инсектарий людей

Закружит Навону, как карусель,

Когда воцарится сияющий день.

 

* * *

 

Ветер порывист, словно верлибр.

Морщится серыми складками Тибр.

Гибкая рыба, сверкая кольчугой,

Бурный поток рассекает упруго,

Резко чеканя жемчужные брызги.

Бледное небо нависло так низко

Над часовым остриём обелиска.

 

Стелются тучи, и пахнет хвоей.

Длинное облако в форме каноэ,

В рыхлой утробе собравшее влагу,

Небо сминает, словно бумагу

Пресным дождем. Обмелевшая пьяцца

Глубже колодца. Начинает смеркаться.

 

* * *

 

Бесконечный во времени Форум

Постепенно врастает руинами

В небо серое, Летой скользящее

Над высокими хмурыми пиниями 

Кучевыми, как тучи над ними,

Что уходят грядами седыми,

И безмолвно тают вдали,

Как ясоновы корабли.

 

Здесь, в Чистилище из мраморных кружев,

В тихой спальне из света и тени,

Затаив дыханье, послушай,

Как уходит сквозь пальцы время,

И становится частью вечного,

Прорастая из быстротечного.

 

И по глади серебряной зеркала

Проскользнёт не твоё отражение.

И покажется исковерканным

У чужого лица выражение,

Что глядит по обратную сторону,

Разделяя комнату поровну.

 

Ты растерян? Ну что ж, делать нечего:

Упади в объятия вечера,

Заплутай в лабиринтах Трастевере,

Позабыв о сумрачном севере.

Прислонись душой изувеченной

К неземному городу вечному,

Из бокала выпей заката

И включи на пластинке кантату.

Загляни на Пьяццу-Сан-Пьетро

И смешай дыханье с ветром.

И когда ты забудешь о времени,

Дашь глазам пообвыкнуться с теменью,

На сетчатке проступит пророчество:

«Рим – лекарство от одиночества».

 

декабрь-январь, 2018-2019

 

Итальянская молитва

 

Пустующий порт пахнет рыбой и снедью, 

Деревья окрашены плавленой медью, 

И рыбный канал серебром чешуится, 

Началом начал дышат палые листья. 

 

Порывистым ветром растрёпаны пинии, 

И сводов сосновых смыкаются линии, 

Как пальцы ладоней Девы Марии 

Над пухом невинным иисусова темени. 

 

Так терпко и остро пахнет Равенною, 

Раззуженой памятью, хвойными иглами, 

Что звуки небесного милого имени 

Сливаются с морем, вскипающим пеною.

 

октябрь, 2017

 

Подражая Сезанну

 

Невесомые чайки качаются в воздухе, как поплавки,

И свистящая леска врезается в воду упруго.

Бледно-синим пунктиром ложатся на воздух гудки.

И от холода гибкое тело тунца обрастает кольчугой.

 

Покрываясь мурашками, зыбится в лужах вода.

Гулкий рокот дождя озаряет продрогшую пристань.

И скользящая тень альбатроса стремится туда,

Где под бойким обстрелом асфальт чешуится ребристо.

 

Мне глаза прослезил налетевший внезапно мистраль.

Смутный шорох дождя – как перо по шершавой бумаге.

Тускло тает во влажном зрачке ветром смятая даль.

Кипарисы, скульптуры, кресты – всё в бисерной влаге.

 

* * *

 

Стих прибой. Побережье. Пасмурный пляж.

Горизонт растушёван молочным туманом.

Словно в раме Сезанна, немеет пейзаж.

Бесконечные волны идут караваном.

 

Киноварью налитые лужи – как витражи,

Кучевые платаны царапают вётлами небо.

И текучие тучи сливаются в образы, как миражи.

Вся лагуна похожа на сон, на далекую небыль.

 

март, 2018