Ярослав Смеляков

Ярослав Смеляков

Упал на пашне у высотки 
суровый мальчик из Москвы; 
и тихо сдвинулась пилотка 
с пробитой пулей головы. 
  
Не глядя на беззвездный купол 
и чуя веянье конца, 
он пашню бережно ощупал 
руками быстрыми слепца. 
  
И, уходя в страну иную 
от мест родных невдалеке, 
он землю теплую, сырую 
зажал в коснеющей руке. 
  
Горсть отвоеванной России 
он захотел на память взять, 
и не сумели мы, живые, 
те пальцы мертвые разжать. 
  
Мы так его похоронили — 
в его военной красоте — 
в большой торжественной могиле 
на взятой утром высоте. 
  
И если правда будет время, 
когда людей на Страшный суд 
из всех земель, с грехами всеми, 
трикратно трубы призовут,— 
  
предстанет за столом судейским 
не бог с туманной бородой, 
а паренек красноармейский 
пред потрясенною толпой, 
  
держа в своей ладони правой, 
помятой немцами в бою, 
не символы небесной славы, 
а землю русскую свою. 
  
Он все увидит, этот мальчик, 
и ни йоты не простит, 
но лесть от правды, боль от фальши 
и гнев от злобы отличит. 
  
Он все узнает оком зорким, 
с пятном кровавым на груди, 
судья в истлевшей гимнастерке, 
сидящий молча впереди. 
  
И будет самой высшей мерой, 
какою мерить нас могли, 
в ладони юношеской серой 
та горсть тяжелая земли. 
  
          1942

Популярные стихи

Иннокентий Анненский
Иннокентий Анненский «Нерасцепленные звенья»
Герман Плисецкий
Герман Плисецкий «Я спился. Я схожу с ума»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Не бейте детей!»