Яков Полонский

Яков Полонский

Дом стоит близ Мойки - вензеля в 
     коронках 
  Скрасили балкон. 
В доме роскошь - мрамор - хоры на 
     колонках - 
  Расписной плафон. 
  
Шумно было в доме: гости приезжали - 
  Вечера - балы; 
Вдруг все стало тихо - даже перестали 
  Натирать полы. 
  
Няня в кухне плачет, повар снял 
     передник, 
  Перевязь - швейцар: 
Заболел внезапно маленький наследник - 
  Судороги, жар... 
  
Вот перед киотом огонек лампадки... 
  И хозяйка-мать 
Приложила ухо к пологу кроватки - 
  Стонов не слыхать. 
  
«Боже мой! ужели?!. Кажется, что 
     дышит...» 
  Но на этот раз 
Мнимое дыханье только сердце слышит - 
  Сын ее погас. 
  
«Боже милосердый! Я ли не молилась 
  За родную кровь! 
Я ли не любила! Чем же отплатилась 
  Мне моя любовь! 
  
Боже! страшный боже! Где ж твои 
     щедроты, 
  Коли отнял ты 
У отца - надежду, у моей заботы - 
  Лучшие мечты!» 
  
И от взрыва горя в ней иссякли слезы,- 
  Жалобы напев 
Перешел в упреки, в дикие угрозы, 
  В богохульный гнев. 
  
Вдруг остановилась, дрогнула от страха, 
  Крестится, глядит: 
Видит - промелькнула белая рубаха, 
  Что-то шелестит. 
  
И мужик косматый, точно из берлоги 
  Вылез на простор, 
Сел на табурете и босые ноги 
  Свесил на ковер. 
  
И вздохнул, и молвил: «Ты уж за ребенка 
  Лучше помолись; 
Это я, голубка, глупый мужичонко,- 
  На меня гневись...» 
  
В ужасе хозяйка - жмурится, читает 
  "Да воскреснет бог!» 
«Няня, няня! Люди!- Кто ты?- 
     вопрошает.- 
  Как войти ты мог?» 
  
«А сквозь щель, голубка! Ведь твое 
     жилище 
  На Моих костях, 
Новый дом твой давит старое кладбище - 
  Наш отпетый прах. 
  
Вызваны мы были при Петре Великом... 
  Как пришел указ - 
Взвыли наши бабы, и ребята криком 
  Проводили нас - 
  
И, крестясь, мы вышли. С родиной 
     проститься 
  Жалко было тож - 
Подрастали детки, да и колоситься 
  Начинала рожь... 
  
За спиной-то пилы, топоры несли мы: 
  Шел не я один,- 
К Петрову, голубка, под Москву пришли 
     мы, 
  А сюда в Ильин. 
  
Истоптал я лапти, началась работа, 
  Почали спешить: 
Лес валить дремучий, засыпать болота, 
  Сваи колотить,- 
  
Годик был тяжелый. За Невою, в лето 
  Вырос городок! 
Прихватила осень,- я шубейку где-то 
  Заложил в шинок. 
  
К зиме-то пригнали новых на подмогу; 
  А я слег в шалаш; 
К утру, под рогожей, отморозил ногу, 
  Умер и - шабаш! 
  
Вот на этом самом месте и зарыли,- 
  Барыня, поверь, 
В те поры тут ночью только волки выли - 
  То ли, что теперь! 
  
Ге! теперь не то что...- миллион 
     народу... 
  Стены выше гор... 
Из подвальной Ямы выкачали воду - 
  Дали мне простор... 
  
Ты меня не бойся,- что я?- мужичонко! 
  Грязен,беден,сгнил, 
Только вздох мой тяжкий твоего ребенка 
  Словно придушил...» 
  
Он исчез - хозяйку около кроватки 
  На полу нашли; 
Появленье духа к нервной лихорадке, 
  К бреду отнесли. 
  
Но с тех пор хозяйка в северной столице 
  Что-то не живет; 
Вечно то в деревне, то на юге, в 
     Ницце... 
  Дом свой продает,- 
  
И пустой стоит он, только дождь 
     стучится 
  В запертой подъезд, 
Да в окошках темных по ночам слезится 
  Отраженье звезд. 
  
          1868


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Я жизнь люблю»
Даниил Хармс
Даниил Хармс «Очень страшная история»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Не тростник высок колышется...»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Само упало яблоко с небес...»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Любовь»
Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина «Взойти на сцену»