Вячеслав Лобачёв

Вячеслав Лобачёв

Новый Монтень № 1 (457) от 1 января 2019 г.

Родом из СССР (часть 1)

Были и небыли

Судьбой уготовано каждому человеку родиться в определённом месте и в определённое время. Так уж случилось, что я появился на свет в Советском Союзе, и так давно, что во время первомайских демонстраций, сидя на плечах у деда, видел живого Сталина.

Да, СССР – это моя родина. Увы, современные писаки частенько на все лады оплёвывают страну Советов, и я с возмущением читаю их нелепицы. Действительно, было всякое: и хорошее, и плохое. И, честное слово, больше хорошего. Как можно хаять свою родину?

Мне пришлось работать в геофизических экспедициях, снимать документальные фильмы, трудиться в редакциях федеральной прессы…. Много времени проводил в командировках, объездил практически весь Союз.

В записных книжках сохранилась масса историй, которые случались со мной, либо с моими знакомыми; эти тексты по разным причинам не были опубликованы. Я решил, что настала пора воспроизвести некоторые из них. Не ищите в моих рассказах политики, не ищите негатива. Улыбайтесь и удивляйтесь! Это была просто наша жизнь.

 

На пляже Баренцева моря

 

На северо-западе Кольского полуострова, в нескольких километрах от норвежской границы, находится город Заполярный. Сейчас мало кто знает о его существовании. А во времена Союза город часто упоминался в прессе. Ведь рядом с ним, в двадцати минутах езды, бурили знаменитую Кольскую сверхглубокую скважину. Её проектная глубина была определена в 15 километров.

Отметим, что это была единственная в мире научно-исследовательская скважина, цель которой ‒ изучить глубинное строение земли. Ведь наша планета, особенно её недра, изучены очень плохо. Намного хуже, чем космос. Если представить глобус диаметром в один метр, и нанести ему укол иголкой, то схематично, на такую глубину исследована Земля.

Бурить КСГ начали в апреле 1970 года. При её строительстве использовали исключительно отечественное оборудование. Чем глубже опускался бур, тем дороже становилась проходка скважины. В 1983 году был установлен мировой рекорд – есть 12 тысяч метров!

Стоимость керна – горной породы, поднятой с забоя, превосходил стоимость лунного грунта, доставленного луноходами на Землю. Чтобы поднять буровой снаряд с этой глубины и заменить коронку, требовалось 18 часов. В лучшие годы на буровой трудилось три тысячи человек. К примеру, лишь в одном геофизическом отряде (партии) работало свыше ста разведчиков недр. Они измеряли искусственную и естественную радиоактивность скважины, изучали электрические и магнитные свойства пород, определяли скорость распространения упругих волн…

В 1984 году в Москве проходил Всемирный геологический конгресс – самое важное событие для специалистов, изучающих земные недра. Он проводится раз в четыре года, и каждый раз в другой стране. После научных конференций участники конгресса приглашаются на геологические экскурсии.

Трудно даже сказать, сколько учёных и специалистов решило посетить КСГ. Гости были в восторге. Они воочию убедились в мировом лидерстве страны Советов в деле строительства сверхглубоких скважин. Кстати, в интервале 1600-1800 метров были обнаружены промышленные запасы медно-никелевой руды. Тем самым скважина частично окупила затраты на её содержание.

К сожалению, почти сразу после отъезда зарубежных гостей на скважине случилась серьёзная авария – на глубине семь тысяч метров оборвался буровой снаряд. Ликвидация поломки заняла массу времени, и практически всё пришлось начинать с нуля. Лишь к концу 80-х скважина достигла своей окончательной глубины 12262 метра, но по причине ещё нескольких крупных аварий и отсутствия финансирования в 1992 году её законсервировали.

Мне в разные годы приходилось трижды побывать на буровой. Впечатление? Самое ошеломляющие! Упирающийся в небо копёр, поднятые на-гора буровые трубы, десятки прожекторов…. В основном приходилось общаться с геофизиками, и не только во время работы, но и отдыха.

Август 1987 года выдался жарким: 25 градусов – видимое ли дело для тех мест! И вот большая группа геофизиков решила в воскресенье отправиться на берег Баренцева моря, на шашлыки. Выехали на двух автомобилях ГАЗ-66. Машины хорошие, до сих пор бегают кое-где по дорогам России.

Два часа добирались до моря. Проехали базу военных моряков. Перед въездом в посёлок, прямо возле дороги увидели нос боевого корабля, вмонтированный в скалу. Мы разглядели артиллерийскую установку, носовой шпиль, якоря, гюйс-шток…. Говорят, что этот памятник был установлен в конце 50-х. Такое запоминается!

Машины остановились метрах в пятидесяти от кромки берега. Могли бы подъехать и ближе, но впереди оказалась гряда валунов. Их с хода не возьмёшь, да и зачем рвать технику.

Вокруг расстилалось бесконечное поле тундры. Точнее не поле, а лес, состоящий в основном из карликовых берёзок. Это дерево стелется по земле на 8-12 метров, и лишь верхушка высотой с авторучку возвышается над стволом. И что удивительно: всё пространство вокруг горит красным огнём подосиновиков, которые выросли выше деревьев. Да-да, это тот сказочный случай, когда грибы растут выше леса. Только мне до сих пор не понятно, почему в тундре растут подосиновики, а не подберёзовики.

Но что есть, то есть. Вот один из водителей, от греха подальше, и отправился собирать красноголовики. Полчаса, и несёт к машине ведро отборных шляпок. Его напарник тоже решил заняться отхожим промыслом: ему потребовался золотой корень. Это растение сродни женьшеню и обладает почти такими же лечебными свойствами.

С левой стороны, метрах в пятистах от нас маячил остов выброшенной на берег немецкой баржи, потопленной ещё в ТУ войну.

И вот уже расставлены мангалы, расстелена скатерть-самобранка, и началась трапеза. Было так жарко, что некоторые разделись до плавок, чтобы накопить в себе тепло для длинной полярной ночи.

Надо напомнить молодому поколению, что в те годы был объявлен практически «сухой» закон. То есть алкоголь продавался, но достать его было очень трудно.

А что геофизики? Пили спирт. Откуда? Начальник партии писал заявление завхозу, что для промывки оптической оси электронного микроскопа прошу выдать имярек дополнительно четыре килограмма спирта. Но, во-первых, в партии не было микроскопа, а, во-вторых, в электронном приборе не было оптической оси. Однако завхоз плохо соображал в технике и выполнял заявку.

Впрочем, в то время, так поступали во многих научно-исследовательских институтах, а в геологических партиях это стало обычным явлением.

О чём говорят два десятка мужчин за накрытым столом?? О работе? О женщинах? И об этом тоже. Но в тот раз все обсуждали подробности необычной истории. Известно, что на Кольском полуострове находятся базы подводных лодок. И вот два друга-капитана решили порыбачить. Их субмарины были пришвартованы борт в борт. И как поступили капитаны? Они натянули рыболовную сеть с одного носа лодки на другой…. Не прошло и часа, как неожиданно на рейде появился рыбнадзор, мгновенно засёк это дело и оштрафовал каждого друга на сто рублей. Вот это событие и стало основной темой разговоров.

Солнце всё припекало, да и спирт грел душу и тело. И вот семь человек решили искупаться. Море было спокойным, почти не штормило. Врубили на полную мощность магнитофон, и с криком и гомоном полезли в воду. Отплыли метров на 20 от берега, стали дурачиться, купаться, нырять. Над Баренцевым морем звучали битлы.

Сидящие на берегу шутками и прибаутками подбадривали смельчаков, ведь вода была 12 градусов. Неожиданно все они просто обомлели: в воду вошло семь человек, а сейчас их плавает 12! Кто такие? Откуда?

Как рассказал один из пловцов: «Смотрю, передо мной появляется чья-то голова в серой резиновой шапочке, с длиннющими редкими усами, и морда не знакомая. Неужели перебрал, думаю…»

Оказалось, музыка привлекла нерп, которые решили покупаться вместе с геофизиками. Но прозрение пришло потом, а когда мужики поняли, что в воде происходит что-то не то, они, как ошпаренные, выскочили на берег. И действительно, от резкого перепада температур их тела приобрели цвет варёных раков.

Как часто случается на Севере, резко изменилась погода. С моря подул холодный ветер, начался прилив, брызги волн стали долетать до скатерти-самобранки, солнце прямо на глазах заволокло тучами, начал накрапывать дождик. Отдыхающим оставалось только быстро собраться и отправиться в обратный путь.

 

Пионеры-первопроходимцы

Эта история произошла в середине 60-х, и, возможно, спустя годы повторилась.

В юго-западной части Кольского полуострова расположился город Ковдор. Рядом с ним геологи обнаружили громадные залежи железной руды, а также апатит, слюду-флогопит, и редко встречающиеся в земной коре минералы, необходимые для промышленности.

С 1953 года, с первых дней освоения месторождения, почти вся обогащённая руда поступала на Череповецкий металлургический комбинат. Поступает и сегодня. Следует отметить, что железная дорога до Кандалакши была проложена с минимальной отсыпкой на болотистой почве. Поэтому 125 километров, соединяющих Ковдор с «воротами» на Кольский полуостров, состав преодолевает за пять часов.

Вокруг города на многие десятки километров раскинулась тайга, богатая зверем и птицей. В многочисленных реках и речушках идёт на нерест ценная рыба. А грибов и ягод вокруг – не сосчитать.

Примерно в тридцати километрах на запад от Ковдора проходит граница с Финляндией. Район считается погранзоной. Появление здесь посторонних лиц карается законом.

Через 15 лет со дня основания в городе проживало 20 тысяч жителей. Развитая инфраструктура, отличное снабжение, северные надбавки манили в этот край рабочий люд.

Однажды в конце зимы, на исходе длинной полярной ночи, трое друзей-одноклассников в воскресный день решили покататься на лыжах. Стояла замечательная погода: светило холодное северное солнце, не было ветра, да и мороз упал до десяти градусов.

Лыжи прекрасно скользили по насту. Школьники с лёгкостью преодолевали подъёмы и спуски, ловко объезжали деревья, осторожно проскальзывали мимо выступов скал. Неслись, как говорят, куда глаза глядят.

Неожиданно начала портиться погода, мрачные тучи закрыли солнце, поднялась метель, переходящая в пургу. Уже в трёх шагах ничего не было видно. Решили повернуть назад, но выпавший снег запорошил лыжню. Ребята выбились из сил, стали замерзать, продолжая еле-еле двигаться в прежнем направлении.

Прошло часа два, как они вышли на прогулку. Упал в снег идущий впереди школьник. Друзья подняли парня, стали думать, как переждать непогоду. Разжечь костёр у них не было ни сил, ни опыта. Тут они обнаружили плотную группу елей, растущих рядом друг с другом. Это было хоть какое-то, но укрытие. Они встали рядом с деревьями, сняли лыжи, сели на корточки, и, чтобы хоть как-то дать о себе знать, начали хором распевать пионерские песни.

И вдруг они услышали отдалённый лай собаки. Парни запели ещё громче, и вскоре рядом с ними появились два человека в маскхалатах. Пограничный дозор вызвал по рации мотонарты. Прибыло как раз трое саней. Каждого школьника посадили за спину водителя (не забыли прикрепить к ним лыжи), и сани помчались в сторону погранзаставы. А дозор отправился продолжать нести службу.

На заставе ребят отогрели, накормили, дали подержать автомат, пощёлкать затвором. А когда юные путешественники пришли в себя, их на вездеходе довезли до города.

В школе ребята похвастались перед одноклассниками своими приключениями. Те стали им завидовать. На следующее воскресенье уже семь пионеров, включая и первопроходцев, отправились на лыжную прогулку. К счастью, в этот раз не было метели, и школьники сразу взяли курс на погранзаставу. Их остановили чуть ли не на нейтральной полосе. Потом все повторилось: мотонарты, казарма, чай, освоение автомата, вездеход и город…

Вскоре после этого события в местной газете появилось объявление-предупреждение, говорящее о том, что несанкционированное нахождение граждан в непосредственной близости от границы или погранзаставы карается штрафом в размере ста рублей.

Но, как известно, подростки газеты читают редко, и, конечно, они не знали об этом газетном сообщении, а потому в очередное воскресенье к погранцам собрались идти в гости уже 20 человек – целый пионерский отряд. Дорого обошлась эта прогулка их родителям. Наверное, её запомнили и горе-путешественники, по которым прошёлся отцовский ремень.

 

Хозяйка медного карьера

 

Когда наступает время отпуска, то некоторые наши сограждане, если им позволяют возможности, стремятся провести его за рубежом. Зачем? Конечно, новые страны, новые впечатления, неожиданные приключения. Конечно, привлекает экзотическая природа, тёплые моря, местная кухня. А разве у нас стране нет таких мест? Да сколько угодно, только мало кто о них знает.

Возьмём, к примеру, город Учалы и его окрестности, удивительно красивый и даже уникальный для Южного Урала район. Он расположен на востоке Башкиростана. Кстати, по территории города проходит географическая граница между Европой и Азией.

Рядом с городом, примерно на 30 километрах протянулась гряда, над которой возвышается гора Ташбиек высотой всего 720 метров. Эта гряда интересна тем, что на ней можно обнаружить фрагменты нескольких природных зон: от степной до тундры, увидеть ковыль и кустистый лишайник, встретить дрофу и полярную куропатку.

А вот в десяти километрах на северо-запад от города природа разместила удивительное по своей красоте озеро Калкан, любимейшее место отдыха учалинцев. Чистейшая вода, берега с выступами скал, песчаные берега. В XVIII-XIX веках здесь добывали яшму. В Государственном Эрмитаже выставлена самая большая по диаметру ваза, сделанная из калканской яшмы, которая стала экспонатом Всемирной выставки в Париже 1867 года.

Несколько лет подряд на берегу озера проводился конкурс авторской песни, но, чтобы не нарушать экологию, его закрыли.

Ещё одно место, которое придётся по нраву каждому туристу – природный парк Иримель. К нему можно добраться, если проехать на сорок километров дальше по той же дороге, что ведёт к озеру.

Здесь, в восточных отрогах Уралтау, находится одна из красивейших вершин Уральских гор Большой Иремель высотой 1582 метра, которая двести дней в году покрыта снегом. Рядом расположился Малый Иремель. Он чуть пониже ‒ 1450 метров. По свидетельству учёных, это одни из древнейших горных вершин в мире, так как являются ровесниками Земли.

В парке работает оснащённая современной инфраструктурой туристическая база. Организуются пешие, велосипедные и конные походы.

Главным предприятием города по праву считается Учалинский горно-обогатительный комбинат. Рядом с административным корпусом построена шахта, в которой добывают медную руду.

Не один раз задумаешься, прежде чем решишься спуститься в царство Аида. Решился? Перед спуском в забой все проходят под висячими над головами молитвой оптинских старцев и стихом из суры «Корова» Аятуль-Курси, голоса муллы и священника, записанные на магнитофон, читают их. Природа не делает различия между людьми, все подвластны её стихии. В городе проживает 51 процент башкир, 26 русских, 20 – татар. Почти каждый учалинец в той или иной мере связан с комбинатом.

Необычный плакат весит на шахтном дворе. На нём словами Л. Кэрролла говорит Чёрная королева из Зазеркалья: «Чтобы оставаться на месте – нужно бежать, а чтобы куда-то попасть – нужно бежать вдвое быстрее».

До шахты руду добывали из карьера. Это сложное инженерное сооружение. Чтобы добраться до рудного тела, необходимо освободиться от пустой породы. И чем глубже проникают горняки в лоно земли, тем больше требуется выполнить вскрышных работ, тем дороже становится каждая тонна добытой руды.

Учалинский карьер поражает своей мощью. Просто удивляешься, как смог человек выкопать такую яму. Вершина его перевёрнутого конуса достигает глубины 350 метров, а диаметр условного основания составляет почти два километра.

Но что это? На северном склоне карьера, где, словно открытая книга, читается геологическая история земли, выступает выполненная самой природой 200-метровая фигура женщины. Вы только представьте: расширяется карьер, снимается слой за слоем пустая порода, и проявляется рисунок!

Её признают все. Она получилась молодой, фигуристой, с распущенными, как бы на ветру, волосами, одетая в ситцевый сарафан. Единственное: природа не смогла проработать ступни…. В городе все её называют Хозяйкой медного карьера.

 

Дело мастера боится

 

Вспомните строки Маяковского:

 

У меня растут года,

будет и семнадцать.

Где работать мне тогда,

чем заниматься?

 

Современная молодёжь стремится в начальники, чтобы получить всё и сразу. Туда, где платят хорошие деньги, где можно безбедно прожить до преклонных лет. Мало кто выбирает рабочие профессии: краснодеревщика, каменотёса, слесаря-инструментальщика… А ведь это элита рабочего класса, её «белая кость». Чтобы стать профессионалом в своей области, требуются годы упорного труда, а потом всё придёт: и награды, и высокий заработок, и престижное положение в обществе.

В стране всегда были и есть удивительные самородки, которые способны изготовить или починить любую вещь, которая требует дополнительных знаний и опыта.

Но вначале расскажем об экспонате, который когда-то выставлялся (а может быть и выставляется?) в московском музее Востока. Это шар ручной работы, диаметром около тридцати сантиметров, сделанный из слоновой кости. А изюминка этого экспоната заключается в том, что внутри основного шара находятся ещё 24 шарика, и все они могут вращаться вокруг своей оси. Как, каким образом, какие использовал инструменты индийский мастер, чтобы добиться подобного результата?

Недавно прошёл всероссийский конкурс токарей. Они соревновались на станках с числовым программным управлением – ЧПУ. Одному из его участников удалось выточить шар, внутри которого могли крутиться ещё четыре шара. И вновь те же вопросы: как? Каким образом? Какими резцами он выполнял эту работу? Уму не постижимо! Конечно, это не рекорд индийского мастера, но каждое время рождает своих героев.

Иногда рабочий класс устраивает неофициальные соревнования, не согласовывая их с начальством. Например, в кузнечном корпусе ЗИЛа (так на заводе назывались цеха) работало несколько многотонных механических молотов. И вот, обычно в пересменок, кузнецы устраивали свои игры. Одна из них – надо было ударом молота закрыть спичечный коробок, но так, чтобы не помять его, и в то же время так прижать коробок к наковальне, чтобы его нельзя было вытащить.

Самые отчаянные спорили на часы. Условия почти те же, что и с коробком, только молот надо было так положить на стекло, чтобы оно не треснуло. Кузнецы хорошо зарабатывали и могли себе позволить такие игры.

Это же надо так чувствовать тяжёлый механизм, чтобы силу удара молота ощущать на доли миллиметра! Соревнования собирали половину корпуса. Народ болел, переживал, делал ставки.

А эта история произошла в конце 80-х. Три японских журналиста получили задание сделать репортаж о Сихотэ-Алине. Это грациозный красивый горный массив Дальнего Востока. С изумительной природой, впечатляющей флорой и фауной. Именно здесь, например, находится ареал обитания уссурийских тигров.

В путешествие отправились журналисты, переводчик и проводник. Все они на большой резиновой лодке сплавлялись по реке Бикин. И вот на одном из порогов лодка перевернулась. Основную часть груза удалось спасти, но кое-что было безвозвратно потеряно. Особенно сожалел о случившемся один из журналистов, у которого пошёл на дно фотоаппарат. К счастью, оптический прибор удалось спасти, но он перестал работать.

Сделали незапланированный привал, стали сушить промокшие вещи, готовиться ко сну. А вокруг звенела осенняя тайга. Незабываемые краски Сихотэ-Алиня так и просились на фотоплёнку.

Утром, ещё до восхода солнца, пострадавший от воды японец, выполз по своим весьма большим делам из палатки. И увидел фантасмагорическую картину: возле яркого костра сидел проводник, а рядом с ним на брезенте лежал разобранный на косточки его фотоаппарат. Таёжный житель нагретой докрасна на костре отвёрткой прикоснулся к косточкам и начал что-то паять. Журналист, так ничего и не сделав, быстро юркнул в палатку. А утром фотоаппарат был готов к работе, и исправно прослужил до конца путешествия.

В знак благодарности японец решил подарить «Кэнон» проводнику, но тот отказался от подарка, сославшись на то, что к нему трудно найти в тайге плёнку, и что он не умеет им пользоваться…

Можно предположить, что многие из вас видели советский фильм «Верные друзья». Если нет, то обязательно посмотрите. В нём трое друзей совершают путешествие на плоту из Москвы до Астрахани.

В середине 60-х три друга-профессора, преподаватели московского автодорожного института, во время отпуска решили повторить маршрут героев фильма. У одного из них имелся современный по тем временам катер с мощным немецким двигателем.

Всё началось прекрасно. Они посетили Рыбинск, Ярославль, Кострому, побывали в Плёсе… Пройдя места, столь обожаемые художником Левитаном, они были вынуждены остановиться ‒ неожиданно забарахлил мотор. Учёные мужи на вёслах причалили к берегу, стали разбираться, что случилось – всё-таки они были не только теоретиками, но и прекрасными механиками. Выяснилось, что лопнула пополам вилка переключения скоростей в коробке передач. Что делать? Неужели пропал отпуск? И тут, ориентируясь по карте, они обнаружили, что рядом находится крупное село. Может быть, им там помогут? Один остался сторожить судно, а двое отправились за помощью.

Пришли в МТС – машинно-тракторную станцию, где обычно находятся ремонтные мастерские. Там покачали головами и сказали, что такую работу им не сделать. Неожиданно один слесарь вспомнил, что на краю села живёт сварщик-виртуоз. Правда, сейчас он загулял и даже не вышел на работу. Объяснили, как найти его дом. Когда один из учёных поинтересовался о гонораре сварщику, то услышал любопытный ответ: «В сельпо купите две бутылки портвейна 777. Одну отдайте, когда начнёте переговоры, а вторую, когда выполнит работу. И больше ничего не давать!»

Как и было сказано, на окраине села они увидели одинокую сморщенную избушку, наполовину вросшую в землю. Вокруг неё ни ограды, ни огорода. К дому тянулись провода и обрывались возле одинокого столба и трансформаторной будки. Рядом с избушкой стоял сварочный аппарат, к стене были прижаты листы железа.

Долго стучались. Наконец дверь распахнулась, и на пороге появился мужичонка в белых кальсонах, обнажённый по пояс, с взлохмаченной бородой и волосами. Из дверей потянуло таким перегаром, что учёные мужи чуть не задохнулись. Потом начался театр мимики и жеста: ему показали сломанную вилку. Сварщик отрицательно помотал головой. Тогда достали бутылку портвейна. Он с радостью схватил её, и на полчаса исчез в своей избушке.

Вышел хмельной и весёлый, в брезентовой куртке, стал что-то напевать. Поднял осколки вилки, долго смотрел на них, хмыкнул, и стал копаться в своём железе. Наконец нашёл то, что искал, положил лист на бревно рядом с аппаратом. Потом взял соединительные контакты от агрегата и закинул их на провода – те заискрили.

В держатель уже был вставлен электрод. Он положил на железо сломанную вилку, и без маски, прикрывая лицо от искр рабочей рукавицей, без абриса – он не взял мел, начал резать металл.

Учёные не верили своим глазам ‒ впервые они видели подобную работу сварщика. А тот за десять минут вырезал новую вилку, прошёлся по ней рашпилем, снял заусенцы. Получив вторую половину гонорара, сварщик исчез в своей избушке.

Когда установили вилку, она легла на место тютелька в тютельку. Друзья благополучно завершили путешествие.

Не перевелись ещё Левши в нашем Отечестве.

 

Алмазные истории

 

Сколько стоит алмаз? Что за вопрос? Казалось бы, в любом ювелирном магазине можно узнать их стоимость. Однако в этих магазинах не продают алмазы, там покупают бриллианты. Ведь алмаз – это природный камень, ещё не прошедший огранку. Он обычно на 40-60 процентов дешевле бриллианта.

Цена алмаза зависит от его веса, количества примесей, цвета и множества других нюансов. Она резко увеличивается по мере возрастания веса природного камня. Стоимость группы разновеликих алмазов нельзя определить даже приблизительно – она для каждого экземпляра индивидуальна.

И всё-таки приведём такой пример. Напомним нашим читателям, что вторая половина 1963 года чуть не стала катастрофой для СССР. На корню от несусветной жары сгорела почти вся пшеница. Было принято решение закупить зерно у Канады. А расплачиваться за него пришлось ювелирными алмазами. Все обогатительные фабрики страны работали один день на канадских фермеров. Вы только представьте: один день работы, и страна избежала голода.

В Мирный часто приезжали и приезжают различные делегации: члены правительства, знаменитые артисты, творческая интеллигенция… Всем было интересно посмотреть на «живые» алмазы. Для гостей проводили по разработанному сценарию экскурсии. Как правило, все они начинались с посещения обогатительной фабрики №3.

В середине 70-х в столицу алмазного края прилетела большая группа финских коммунистов. Конечно, их повезли на фабрику. Директор пригласил финнов в свой рабочий кабинет. Длинный стол, за которым проводились совещания, был накрыт белым покрывалом.

Директор попросил гостей сесть по одну сторону стола и принялся рассказывать историю освоения алмазного края, о первопроходцах, об открытии алмазных трубок Мир, Айхал, Удачная, Юбилейная, Интернациональная… Его рассказ продолжался где-то полчаса. Затем руководитель фабрики попросил гостей встать. Тут в кабинете появились два человека и быстро сняли покрывало. Под ним, на зелёном сукне, на родном языке гостей, был выложен алмазами лозунг: «Да здравствует коммунистическая партия Финляндии!». Три гостя грохнулись на пол.

А что такое трубка или, если её правильно назвать, «трубка взрыва»? Такое определение получил выброс к поверхности земли магматических горных пород при высоком давлении и температуре. Именно выброс транспортирует алмазы наверх. Такие извержения происходили миллионы лет назад. Выброшенное к земле тело, как правило, имеет форму цилиндра, сужаясь к основанию – отсюда и название.

Алмазов в стране не считано. Их нашли даже под Воронежем. Но их запасы настолько бедны, что не стоят промышленной разработки. Самые крупные месторождения драгоценных камней обнаружены в республике Саха (Якутия) и Архангельской области. Наверняка будут найдены и другие алмазоносные провинции.

Известно много случаев, когда жители Мирного находили алмазы в городе или его окрестностях. Например, даже при вскапывании огорода. Случается, что солнечный камень находят охотники в зобу добытой им птицы. Когда демонтировали трубопровод большого диаметра, по которому гнали пульпу в хвостохранилище, то в сварных стыках также попадались алмазы. Находились любители покопаться в отвалах обогатительной фабрики, вроде как «старатели». Однако это дело быстро прикрыли.

А что люди делали с найденным камнем? Законопослушные граждане, те же охотники, сдавали их в милицию. Там не всегда правильно воспринимали их поступок. Охотника сразу же спрашивали: «А где вторая половина?». Часто следовал такой ответ: «Спросите у утки». Потом этих людей долго мурыжили: а не спрятал ли ты, братец, ещё камушков? Чтобы избежать лишних разговоров, горожане всё реже стали сдавать в органы случайно найденные алмазы.

Как-то помогал товарищу сажать картошку. Неожиданно он воскликнул: «Смотри-ка!». На его ладошке лежала стекляшка размером меньше спичечной головки. Мы подошли к окну. Товарищ провёл камушком по стеклу. На стекле оказался порез. «Так это же алмаз!» ‒ воскликнул он и щелчком запустил камушек в огород.

Как поступают остальные горожане со своими находками, пусть остаётся на из совести. Об этом не говорят. Хотя…

Алмазы воровали, воруют и будут воровать. Кому-то хочется мгновенно обогатиться, «вырваться в люди». Таких ловят и крепко наказывают. Штатные и внештатные сотрудники поли-мили-ции знали и знают своё дело туго…

Однажды три водителя после работы заглянули в пивной бар, прихватив «прицеп» ‒ один из них взял с собой большую кастрюлю малосольных тагунков. Так называется рыба из породы сиговых, с красной икрой, размером в две кильки. Ешь – пальчики оближешь, один скелет остаётся. С такой рыбой забываешь про всё на свете.

К ним подходили знакомые, незнакомые, усаживались за стол, пробовали тагунка, уходили… И вот тот мужик, что принёс рыбу, по пьянке брякнул: «А я вчера алмаз нашёл!». «Большой?» ‒ спросил его кто-то. Тот показал на ноготь своего мизинца. «А где?» ‒ поинтересовался тот же человек. «На Мархе, когда рыбачил», ‒ разоткровенничался водитель. «А куда ты его дел?» ‒ опять задаёт вопрос тот же выпивоха. «Ты что, прокурор, вопросы задавать, ‒ зло ответил хозяин рыбы. – В дрова спрятал!»

Кончился тагунок. Им привезли ещё один «прицеп», кто-то приволок мороженного чира, приготовили из него строганину…. Водители посидели в баре ещё часа два, разошлись по домам.

И вот хозяин тагунка подошёл к дому и обомлел: все шесть кубов недавно привезённых им дров были расколоты в щепки. «Да они мигом все сгорят!» ‒ подумал водитель, и пошёл выяснять с женой отношения. А та: «Ты зачем этих трёх мужиков послал? Приехали на УАЗике, со своими колунами, вмиг разобрались с дровами. Я их: кто, откуда? А они сказали, что от тебя…»

Вот так работали штатные и внештатные сотрудники милиции.

 

Фотографии, коллажи и графика представлены

художником Владимиром Беляковым (Устюжна),

участвовавшим в оформлении ряда выпусков

бумажных вариантов «45-й параллели»,

в том числе и первых (заглавных) страниц нашего издания