Рубрика: Вольтеровское кресло

Борис Пастернак

Борис Пастернак

Чтобы расти ему в ответ

Избранные переводы
 
Пастернак как переводчик едва ли не столь же знаменит, как поэт. Даже то, что «Гамлет» в его переводе – это, скорее, «Гамлет» Пастернака, чем Шекспира, не умаляет его значения: будь созданный в 18 веке «Гамлет» Сумарокова переводом, а не собственным творением Сумарокова, он был бы давно забыт, а так – живёт у читателей на полке (не пылится!) третье столетие. Думается, та же судьба ждёт и переводы Пастернака, даже «И в сердце растрава» Верлена, где перед нами вообще стихотворение в иронической тональности, почти пародия на оригинал. Переводчики, пытающиеся чему-то научиться у Пастернака, обречены, внешнее воспроизведение его приёмов без его интуиции мертво… Пастернак доказывал сформулированное им правило, что «перевод должен производить впечатление жизни, а не словесности».

№ 14 (434) Читать