Владислав Пеньков

Владислав Пеньков

1 
Сосны шумят на взморье, 
тут и там ‒ земляника, 
долго сидела на шторе 
белая бабочка блика. 
  
Земляничные ранки, 
панская плоть сметаны. 
Скоро рванутся под танки 
дуэлянты-уланы. 
  
2 
И ничего дальше, 
и ничего больше. 
И ни моей фальши, 
и ни твоей Польши. 
  
Плачут твои руки, 
вянут мои маки. 
Это ‒ грызут суки, 
это ‒ свистят раки. 
  
...................................... 
...................................... 
...................................... 
  
3 
Покинуто всеми богами ‒ 
а те, что остались, не в счёт ‒ 
течёт это небо над нами, 
как чёрная речка течёт. 
  
Как речка, как чёрная. Словно 
Шопена приём болевой, 
который этюдом условно 
считается мной и тобой. 
  
И, в небо бросая окурки, 
в его черноту за бортом, 
одно лишь зиянье мазурки 
оставим себе на потом, 
  
чтоб не было больно и пусто, 
чтоб не было больно и зря 
от птицы, влетающей с хрустом 
в семнадцатое октября, 
  
от чёрной, печальной и дикой, 
от чёрного шелеста крыл. 
«Как звали её?» ‒ Эвридикой. 
«Как звали тебя?» ‒ Позабыл. 
  
4 
Вечный мой радостный страх, 
вечный мой обморок-плен ‒ 
центростремительный Бах 
и центробежный Шопен. 
  
Вечная пена волны, 
тайна дворов и глубин ‒ 
ветер качает штаны, 
простыни, рощу осин. 
  
Вижу в окна глубину, 
что ‒ неизбежно вполне ‒ 
в мыслях, идущих ко дну 
нету и мысли о дне. 
  
И никого не сужу, 
а, наливая вино, 
с немцем и пшеком гляжу 
просто в простое окно.

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Михаил Кузмин
Михаил Кузмин «Пушкин»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Олегу Далю»
Максимилиан Волошин
Максимилиан Волошин «Заклинание»
Леонид Филатов
Леонид Филатов «Пушкин»