Владислав Пеньков

Владислав Пеньков

1 
  
          Н. П. 
  
Город задыхается от гари, 
музыки, сирени и жары. 
Облако, сравнимое с Агарью, 
покидает милые дворы 
  
и проходит мягкою походкой  
в сторону пустынь и пустырей, 
над дворами, пахнущими водкой, 
белыми от цвета простыней. 
  
Нет, не жалость. Не подходит – жалость. 
Так на этом свете повелось, 
если отчего-то сердце сжалось, 
то, скорей всего, причина – злость. 
  
Вы кого другого пожалейте. 
Здесь Агарь, так вышло, ни при чём. 
У неё – играющий на флейте 
ангел за сияющим плечом. 
  
Ангел гневный, ангел золотистый. 
Нам ещё аукнется потом 
музыка небесного флейтиста – 
нежность, извлекаемая ртом. 
  
2 
  
          Т. Н. 
  
Твоих бессонниц не нарушу, 
и сны уже не потревожу. 
Июньский день снимает душу, 
как шелушащуюся кожу. 
  
Ты это не зовёшь ожогом. 
Но я – международной почтой – 
на языке своём убогом 
просил прощения за то, что... 
  
За что – не знаешь. Сам не знаю. 
За то, что плакала в подушку? 
За то, что таллиннским трамваем 
я приезжал к тебе с подружкой? 
  
Наверное. За то и это. 
За то и это, и другое. 
За то, что золотого цвета 
твоё молчанье дорогое. 
  
За серебро моих приветствий, – 
за месяц набежало тридцать, 
и в силу неких соответствий  
мне поздно за себя молиться. 
  
          Июнь 1997

Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Ночь, одержимая белизной...»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Среди любовью слывшего...»
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «Школьный вальс»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Одиночество»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Гостья»