Владимир Набоков

Владимир Набоков

Люблю я световые балаганы 
все безнадежнее и все нежней. 
Там сложные вскрываются обманы 
простым подслушиваньем у дверей. 
  
Там для распутства символ есть единый — 
бокал вина, а добродетель — шьет. 
Между чертами матери и сына 
острейший глаз там сходства не найдет. 
  
Там, на руках, в автомобиль огромный 
не чуждый состраданья богатей 
усердно вносит барышень бездомных, 
в тигровый плед закутанных детей. 
  
Там письма спешно пишутся средь ночи: 
опасность... трепет... поперек листа 
рука бежит... И как разборчив почерк, 
какая писарская чистота! 
  
Вот спальня озаренная. Смотрите, 
как эта шаль упала на ковер. 
Не виден ослепительный юпитер, 
не слышен раздраженный режиссер, 
  
но ничего там жизнью не трепещет: 
пытливый гость не может угадать 
связь между вещью и владельцем вещи, 
житейского особую печать. 
  
О, да! Прекрасны гонки, водопады, 
вращение зеркальной темноты. 
Но вымысел? Гармонии услада? 
Ума полет? О, Муза, где же ты? 
  
Утопит злого, доброго поженит, 
и снова, через веси и века, 
спешит роскошное воображенье 
самоуверенного пошляка. 
  
И вот — конец... Рояль незримый умер, 
темно и незначительно пожив. 
Очнулся мир, прохладою и шумом 
растаявшую выдумку сменив: 
  
И со своей подругою приказчик, 
встречая ветра влажного напор, 
держа ладонь над спичкою горящей, 
насмешливый выносит приговор. 
  
          1928


Популярные стихи

Римма Казакова
Римма Казакова «Постарею, побелею»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Детство»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Давай поедем в город...»
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Прощанье»
Мария Шкапская
Мария Шкапская «Сердце в ватке»