Владимир Монахов

Владимир Монахов

Четвёртое измерение № 13 (289) от 1 мая 2014 г.

Дудочка января

Маленькая поэма

           

Чем дольше без тебя, тем ближе Бог.

Памяти Ирины Монаховой 
 

1.
Гладь вязкой пустоты, где камушком по водам
Бегут секунды, вечность раскрошив,
И памяти птенец под звёздным небосводом
Глотает жадно зёрнышко души. 

Собою свет наелся до отрыжки.
На флейте крысолов ведёт весь день игру.
Армяк небытия жмёт бытию под мышкой,
И смерть бросает в жизнь спасенья лёгкий круг.
 

2.
Если я тебе должен, то приди и возьми,
А не можешь, так заткнись про старинный долг.
Я давно положил усталый прибор на мир,
Который с восходом солнца задирает подол.
Срок годности жизни моей ещё не истёк.
Я строгаю, пью, создаю за куплетом куплет…
И когда за окном вызревает кровавый отёк, 
Слышу голос жены с того света, которого нет.
 

3.
Спасает каждый жизнь внутри себя
Другого – до беспамятства любя.
И если ты любил или любим,
То даже в смерти быть тебе живым!
Спасает каждый жизнь вокруг себя
Иного в бескорыстии любя,
А если не любил иль не любим,
То даже в жизни не был ты живым.

4.

Я в мир иной не тороплюсь,
Концом пути не скован.
Я личной смерти не боюсь –

Страшит лишь смерть другого:
Того, кто рядом жизнь ведёт,
Родня – родные лица,
Кто смерть свою бесстрашно ждёт,
И лишь моей – боится! 

5.

Между солёным и сладким
Жизнь прошмыгнула тайком.
Вымерло всё без остатка,
Землю собрав бугорком.
Замерло слово под кожей,
Сердце молчит ему в такт.
До бесконечности множим
Бога на мёртвых устах!

6.

Детали Бога все переписать
на чистый лист, что вырван из контекста,
где чёрному глаголу вволю места,
что мелким бесом точит небеса.
И падает средь точек, запятых –

червивый небосвод теряет звёзды,
а разум мировой вбивает гвозди
в мой тихий дом, где дочки держат тыл...

7.

Никто не знает – как, зачем идти?
Но каждый верит, что он будет первым
В дороге, что покрылась едким пеплом 
Сгоревших душ – их Бог списал в утиль!

8.

Чем дольше без тебя, тем ближе Бог,
Что видит всё глазами тьмы и света.
Я без тебя стоптал уж семь дорог,
Но до тебя не выдали билета...


9.

Свет попутный по краю
Вдоль горизонта ребра
Адамова в сторону рая
Движется по утрам
Гущей воды и хлеба
Замесом текущих дел
Корочкой чёрствого неба 
Но к путеводной звезде
 

10.

Между нами разлад, 
Как смертельная трещина,
Вяло сердце стучит,
Душу жмёт холодок.
Господи, как одиноко 
Теперь без женщины,
Что была в моей жизни, 
Как твой поводок!

11.

Под моим окном страна в непроходимых заносах.
Жизнь с трудом выбирается из снежного холста.
Господи, я посылал ежедневно на небо доносы,
Ты их иногда перелистывал, если не читал?

Понимаю, небеса задыхаются от земного спама
Людей, желающих выиграть в халявную лотерею.
Пусть мои послания почитают жена, папа и мама:
И в холодную зиму эта мысль мне душу согреет!


12.

Жизнь набирается силы и роста,
Звёзды печально с неба глядят.
Траурной тенью в снегах января
Память врастает в деревья погоста!

13.

Тело становится  необитаемым –

С последним выдохом сходит на нет,
И только души скупая проталина
В памяти держит прощальный свет!
 

14.

Где-то жизнь течёт в запое
Я смотрю цветные сны
Между мною и тобою
Бродит ангел тишины
Каждый день напоминая
Наш счастливый миг удачи
Как любовь твоя слепая
Душу сделала мне зрячей
.......................
Но навылет жизнь несёт-

Ся в переулочках крутых
Отражая анти-сё
В анти-то зеркал кривых

15.
Чёрный квадрат памяти
На белом холсте
Января, бродит мимо моих
Зашторенных окон.
Но нет от тебя с того света
Ни худых, ни благих вестей,
Видимо, ты загробный мир
Увела за собой далеко-далёко!
Думаю о тебе почти каждый
Безбожный свой день,
Создавая из суеты сует
Неприкосновенный запас.
И ты со мной всюду,
А я без тебя нигде,
Потому что весь свет 
С високосного года
Пропал и  угас.
Думалось – стану свободным,
И научусь обходиться с любой,
Но вышло, что жизнь 
Без тебя протекает зря.
И тут хоть дрова коли,
Хоть куплетами вой,
А смерть заводит  
Прощальную песнь
В дудочку января.

 

16.

Мне жена изменила со смертью:
Шар земной без неё опустел.
Где могила – там в дудочку ветер
Что-то нежно-щемящее пел...


17.

ну вот и всё – смерть подвела итог
и щелкнула затвором – ненавижу!
а я стоять остался как влитой
у стенки мёртвых, что мне стала ближе...

18.

Мой милый Бог уж заметает свет...
Кому светить, когда в кромешной тьме, положим,
удобнее всего хранить на склоне лет
молчание – как на ночном, так и на смертном ложе...

19.
Запомнил всё – и то, что не сбылось,
О чём в дороге только помечталось,
Особо то, что мимо пронеслось
И к прошлому травинкою прижалось.
Теперь я знаю – кладезем надежд
Был мир заполнен, но они не сбылись.
И в Лету канул наш прощальный день,
Всё гуще зарастая небылью и былью.

 

20.
Я – Бога частица. Меня расщепить
Можно только на слово,
Хоть черти пытались меня подловить,
Но нет в преисподней улова.

Вечность играет со мной в поддавки,
Стирая земную картину,
Швыряет под ноги лужи-плевки,
И смертью толкает в спину.

Но я продвигаюсь сквозь заросли мглы,
Неся чуть живую душу,
И к берегу неба стараюсь доплыть,
Границу рая нарушив,

Где встретятся мёртвые, чьи имена
Засеяли путь звёздномлечный.
Но равнодушно смотрит страна
Памяти искалеченной! 

21.
Ничего я больше не должен белому свету.
Всех дел, что осталось представить Богу озябшую душу.
Но жизнь продолжается новой песней поэта,
И кто-то за горизонтом песенку эту слушал.

 

Фото из семейного архива;

обложка и коллаж Елены Атлановой (Ташкент)