Владимир Макаренков

Владимир Макаренков

Я лежал на операционном столе 
в стерильном одеянии. 
В оперируемый глаз 
ударил сноп света. 
«А-а-а! С-с-с… 
Слепит как!».. 
Я зажмурился. 
  
– Начинаем операцию. 
Откройте широко оба глаза!.. 
  
Укол анестезии под веко 
сработал – 
расширитель 
коснулся тканей, 
как воздушный поцелуй. 
В миллиардное мгновение 
стал различим квантовый бег света. 
Фейерверк квантов 
слился в слепящий взрыв, 
затопил сознание. 
И я утонул в свете, 
удивляясь мысли, 
что в таком океане 
можно жить. 
  
Луч лазера 
скользил по глади 
глазного яблока, 
как будто водомерка 
тренировалась на стометровке. 
Нежные лапки вибрировали, 
счищая в мельчайшие брызги 
плёнку катаракты, 
с водной струёй 
по щеке 
уносившиеся в бездну. 
Вдруг водомерка исчезла, 
и бархатная беличья кисть 
стала закрашивать 
ткань глаза 
водянистой акварелью. 
  
Надрез, ещё надрез. 
Это вновь догадка, 
как по намёкам, 
по лёгким прикосновениям 
в углах глаза. 
В воображении открылась рана, 
готовая поглотить 
оптическую линзу. 
Вспомнилось детство. 
В пассажирском салоне «Ракеты» 
напротив меня мальчик 
втыкает в яблоко 
перо для чернил, 
вытаскивает 
конический цилиндр мякоти, 
прикладывает к губам 
и языком выталкивает 
из пера в рот. 
Причём тут перо в яблоке? 
Да неслышимое, но представляемое 
трескание яблочной кожуры 
под металлическим лезвием. 
Хрусь! 
Сознание улавливает то, 
что не дано слуху. 
  
– Принесите линзу… 
распакуйте… 
– Под каким углом ставить? 
Покажите мне карту… 
– Сейчас я надавлю на глаз… 
– Операция закончена. 
Вставайте осторожно…. 
– Давайте я вам помогу, 
не спешите… 
Как водолаз, 
я выхожу на берег жизни 
из глубин света. 
  
Мой первый утренний взгляд 
встречает со стены 
картина Ельчанинова 
«Большая советская». 
Боже мой! 
Гармония красок импрессионизма! 
Картина флюоресцирует. 
Я оглядываюсь и ликую 
от чётких очертаний 
предметов в комнате 
и контрастности пейзажа за окном, 
от переливов цветов 
в калейдоскопе взгляда. 
И в сознании сияет 
источник белого света. 
Я вижу, 
как в его искристом потоке 
воздушные женские руки 
держат золотое окно, 
а я смотрю 
сквозь его волшебное стекло 
на радужный мир, 
как новорождённый.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Реквием (Вечная слава героям...)»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Перебирая наши даты»
Борис Заходер
Борис Заходер «Воздушные замки»
Евгений Баратынский
Евгений Баратынский «Приманкой ласковых речей...»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Когда взошло твоё лицо...»