Владимир Луговской

Владимир Луговской

Когда ты спишь, 
Когда ты спишь, моя милая, 
Когда ты спишь, 
        подложив под голову сон, 
Эпоха решает меня помиловать, 
Эпоха звучит со мной в унисон. 
  
Довольно армейского пафоса! 
                         Довольно! 
Когда ты спишь — я сжимаю рот: 
Мне очень невесело и очень больно, 
Или, быть может, совсем наоборот? 
  
Или, быть может, совсем наоборот. 
Я листаю спокойный учебник истории, 
Я тихонько свищу сквозь зубастый рот: 
Друзья мои, друзья мои — 
                   вы проспорили! 
  
Вы проспорили всё, чем нужно дорожить — 
Мясо мускулов, смех, ощущение времени. 
Вы пускали в ход перочинные ножи, 
А нужен был штык, 
             чтобы кончить прения. 
  
Вы, ощерив слова и сузив глаза, 
Улыбались, как поросята в витринах. 
Потом, постепенно учась на азах, 
Справляли идейные октябрины. 
  
А когда эпоха, челюсти разъяв, 
Начала рычать о своих секретах, 
Вы стали метаться, мои друзья — 
Инженеры, хозяйственники и поэты. 
  
Вы стали подписчиками «Нового мира», 
Оттуда философию выгребали лапами. 
Вы стали грустны, как уплотненная 
     квартира, 
И не слышите, 
          что говорят на Западе: 
  
«Только тот, говорят, 
               кто горяч и черств. 
Расценивается 
           в долг и смолоду 
На миллиарды 
           зонных верст, 
На миллионы золота». 
  
Вы стали бранить москвошвейные штаны, 
И на Форда лить вежеталь восторга. 
Вы увидели ночь, а не день страны 
И не слышите, 
          что говорят на Востоке: 
  
«Только тот, говорят, 
          кто горяч и черств, 
Расценивается 
          в долг и смолоду 
На новый десяток 
            шоссейных верст, 
На первый удар 
          парового молота»... 
  
Мне не спится от вашего храпа и скрипа. 
С вами спят ваши Сони, Зои и Нюры — 
Это влажные груди человеческих скрипок 
Затянули чудовищную 
                 увертюру. 
  
Я листаю спокойный учебник истории, 
Я тихонько свищу сквозь зубастый рот. 
Вас провозит полночь по дороге 
     проторенной 
Или, быть может, 
          совсем наоборот? 
  
Нет. 
Милая, когда ты спишь, 
Когда ты спишь, забывая мои грехи, 
Забывая время, и славу его, и утраты, 
Я понимаю, как страшно писать стихи, 
Особенно в пять часов утра. 
  
          1929

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 21. Смерть и воин»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Ты спрашивала шёпотом»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Приходит врач, на воробья похожий...»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «На что уходит жизнь»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Сто часов счастья...»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «В минуты музыки печальной»
Иван Бунин
Иван Бунин «Родине»