Владимир Лифшиц

Владимир Лифшиц

В сыром углу мой грозный стол 
Стоит с надменностью монгола 
На грузных тумбах, вросших в пол, 
На тумбах, выросших из пола. 
  
Я знаю, этот стол стоит 
Века – с невозмутимым видом, 
Суконной плесенью покрыт, 
Как пруд в цветенье ядовитом. 
  
С тех пор как хам за ним сидел 
Времен Судейского Приказа, 
Он сам участник чёрных дел – 
Мой стол, пятнистый как проказа. 
  
Потел и крякал костолом. 
На стенах гасли блики зарев. 
За настороженным столом 
Указ вершили государев. 
  
Но в раззолоченный камзол, 
В глаза ханжи и богомола, 
Плевала кровью через стол 
Неистребимая крамола! 
  
. . . . . . . . . . . . . 
  
Мой друг – эмпирик. Он не зол. 
Но вы представьте положенье – 
«На грузных тумбах – грозный стол» – 
Одно моё воображенье... 
  
Он вышел некогда из недр 
Древообделочного треста, 
Был скверно выкрашен под кедр 
И скромно занял это место. 
  
Он существует восемь лет. 
Разбит. Чернилами измазан... 
Должно быть, так... Но я – поэт 
И верить в это не обязан! 
  
          1934


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Сидя в тени»
Иван Крылов
Иван Крылов «Чиж и Голубь»
Наум Коржавин
Наум Коржавин «На полет Гагарина»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Эхо любви»
Саша Чёрный
Саша Чёрный «Молитва»