Владимир Лавров

Владимир Лавров

Погост католический, сбоку костёл, 
тропинки протоптаны по могилам: 
кресты, обелиски для тех, кто обрёл 
вечный покой в этом мире застылом. 
В бурьяне и поросли диких кустов 
разбросаны камни, кто соберёт их? 
Надеть акваланг и, как Жак Ив Кусто, 
плыть в этом море с тенями мёртвых. 
Они, раскрыв плавники, зависают над 
разрушенным временем городом-местом, 
из которого истекает дорога в ад, 
ибо не пахнет раскисшее тесто, 
что липнет к ногам, той небесной 
     манной, 
что райские дети бросают в окно, 
кривя свои губы и пряча от мамы 
следы этой шалости, им всё равно 
не будет серьёзного наказанья. 
Херувимы безвинны – так, баловство 
возрастное,  у небесных созданий 
тоже есть детство и естество... 
 
Пузырящийся воздух щекочет мне щёки, 
видимо шланги травят немного. 
Проплыву вон  к той стеле у самой 
     дороги – 
светлый памятник тянется вверх, словно 
     к Богу. 
На нем барельеф – профиль мужчины: 
Коростелёв Евгений Иосифович, похож на 
     Есенина, 
волосы кучерявятся даже после кончины, 
но он помоложе – удостоверено: 
1908 – 1934 – вот эти даты. 
Что случилось тогда – болезнь? 
     репрессия? 
Падает тень – не морские ли скаты 
плывут вверху в безмолвной процессии? 
Нет, это клён, что растёт из могилы, 
роняет листья, а те кружатся 
вокруг барельефа, с неистовой силой 
врастая в камень, пытаясь вжаться. 
Но один листок, обернувшись ласточкой, 
рвётся из мрамора в небо с клювом 
     раскрытым, 
словно охотясь за этой солнечной 
     бабочкой, 
что порхает над и ползёт по плитам. 
 
Кислород закончился, всё, всплываю – 
отстегнут баллон, сняты ласты (точка). 
Мраморный барельеф у дороги, с краю, 
окаменевшие листья клёна – один из них 
     ласточка.

Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Если ты любишь...»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Знаешь»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Байкальская баллада»
Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «Счастья не будет»