Владимир Лавров

Владимир Лавров

Я забыл навсегда, что на земле было 
     лето – 
здесь в России снегами заносит башни 
по самые крыши, а морозы своими 
     иголками 
впиваются в лёгкие, и даже солнце, там, 
     в вышине 
промерзло насквозь и звенит над нами, 
     бронзовое и гулкое, 
как и тело моего женераля… шер ами… 
что я должен сказать его жене? 
  
Je parle encore mal le russe… ne 
     comprends pas fout  – откуда 
у меня этот гнусный прононс и дрожание 
     рук? 
и как оказался со мною труп генерала? 
     откуда и этот звук 
походной трубы и эти замёрзшие груды 
солдат императора вдоль верстовых 
     столбов? 
  
Там, за деревьями, видны уже крепостные 
     стены – 
оскалились  смертельной улыбкой с рядом 
     редких зубцов-зубов, 
а к подножью их вздыбился Днепр ледяной 
     своей пеной. 
Отступаем, бежим, бросаем добычу, 
     питаемся падалью. 
Вот какой-то чиновник пытался пробиться 
     в дормезе 
– ou est la toilete? – спросил – нет, 
     видали ли гада вы? 
из него ещё что-то лезет… 
  
Jen ne connais pas cette ville, всё 
     незнакомо мне 
Je me suls egare в этих пустынных 
     улицах. 
Почему я француз? зачем мне блестящие 
     пуговицы 
на рваном мундире драгуна? где часть 
     моя конная? 
Захожу в этот тёмный пустынный собор, 
     лишь взоры иконные 
буравят мне грудь и почему-то хмурятся… 
Боже мой! я исконный русский, живу в 
     двадцать первом, 
промороженном этой зимою веке! 
Неужели сдают уже мои нервы, 
и привиделась эта история о человеке, 
о бедном французском солдате, в 
     которого я вселился, 
в его ужас и в промёерзлое тело? 
Снова где-то труба мне пропела, 
призывая в поход, и штандарт над башнею 
     взвился. 
  
Почему я француз? на кой мне их 
     император? 
завтра надо вставать ровно в шесть, 
     чтоб не опоздать на работу – 
я строю Смоленск XXI века и мне нужен 
     трактор, 
расчистить площадку в эту субботу 
под фундаменты здания, что у подножья 
     собора, 
пятиглаво взметнувшегося в то же 
     морозное небо, 
что было над городом и в те времена, 
     когда в поисках хлеба 
сюда вдруг забрел мой драгун и пересёк 
     этот город 
до  моста, до поворота к нынешнему 
     вокзалу. 
Вон он стоит у касс и сутулит плечи: 
A quelle heure part le trrain на Париж? 
     – сказал я 
и пошёл на перрон к вагону, хотя 
     заплатить мне нечем…


Популярные стихи

Николай Рубцов
Николай Рубцов «Памяти матери»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Моя звезда»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 2. На привале»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Я и мы»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Два часа в резервуаре»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Теркин - кто же он такой?...»