Владимир Лавров

Владимир Лавров

Самого себя загоняя в угол, 
привыкаешь к азарту. Охотника рог, 
возбуждаясь, поёт и впивается в губы, 
словно не кровь на них, а грог. 
Успеваешь крикнуть: ату – ату его! 
рассыпаясь телом на свору собак, 
отчаянно лающую в этот латуневый 
полурассвет – полумрак. 
  
Зайчишка души умирает от ужаса 
настигающей тяжести, но не умрёт 
ещё долго, петляет и кружится, 
а потом затихает в углу и ждёт, 
сжимаясь в крошечное сердечко, 
задыхаясь в удушье тягучей тоски 
перед тем как зеркальный злой человечек 
расстреляет его не целясь, навскид. 
  
Если жизнь – это грех, как сказал мне 
     Гофайзен, 
почему же тогда ожиданье конца 
не приносит радости и так безобразен 
чёрный ход в пустоту, где сидит у 
     крыльца 
маленький злой человечек – охотник, 
и так долго целится в собственный лоб, 
что собаки устали и спят в подворотне, 
а чёрный заяц забился в су-гроб…


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Стихи о слепых музыкантах»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Хотят ли русские войны?»
Линор Горалик
Линор Горалик «В царстве неги и покоя»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Вошь ползёт по России»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Современная женщина»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Да, умру я!»