Владимир Гладких

Владимир Гладких

Четвёртое измерение № 15 (147) от 21 мая 2010 г.

Годом меньше, или 19 октября по новому стилю

 

Нет человека, который был бы как остров, сам по себе, каждый человек есть часть материка, часть суши; и если волной снесёт в море береговой утёс, меньше станет Европа, и также, если смоет край мыса или разрушит замок твой или друга твоего; смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по тебе.

Джон Донн
 

Знаков было предостаточно, мой скользкий друг, а намёков – ещё больше.

Дж. К. Роулинг
 
01. книга
на десять миль в округе ни души компьютер сдох сиди себе пиши
так нет же эти временные сбои не вилы в бок заметь а ерунда
как рыбку выбивают из пруда и черти надвигаются запои
и вот сидим мы с книжкою вдвоём не говорим по сути только пьём
нам нечего увы сказать друг другу у книги есть цена и переплёт
она молчит коза и смотрит в рот и ждёт что я возьму её на руку
сей голиаф огромная страна тут в пятницу идёшь купить вина
а где-то уже празднуют субботу родная или водка или ты
весь этот клей и буковки понты кому ты нахер делаешь погоду
мерцает электричество гудит окно как полированный гранит
глухая ночь отсвечивает люстру дай книга посмотрю твои стихи
но книга выпадает из руки и шлёпается мордою в капусту
 
02. лирический герой
писатели мои за вас горой придуман мой лирический герой
он помнит счёт но путается в лицах пускай он будет пьяница смутьян
герою обязателен изъян и пусть о нём справляются в больницах
с утра до ночи с ночи до утра ему компьютер чёрная дыра
ну да вернее белая воронка он ворон-альбинос из мухи слон
он сам в себе и вор и сам закон нет сам в себе и нос и сам картонка
такая череда круговорот он курит он читает напролёт
ложится дым колечками на темя неделями трясясь и не дыша
он ищет подходящего гроша чтоб оправдать потерянное время
скажи на радость или на беду его я наблюдаю и веду
хотя воспринимаю как заразу ведь если бы к нему прикинь кино
все ваши музы въехали в окно он даже не заметил бы их сразу
 
03. упражнение
вверх подкинута монета втрое сложена газета ухожу в сияньи бета
альфа гамма и тэдета удаляюсь как комета не нашел саид джавдета
у ручья гуляй кассета от заката до рассвета год не драмы а балета
нету темы для предмета разговора тет-а-тета почему-то я тут где-та
почему-то ты там где-та и на всем пространстве света от масквы до бангладета
кроме слов из интернета ничего иного нета как рифмуя из куплета
гретта лета ли галета встав на полку парапета ощутив в себе поета
прыгнуть в небо как планета и расплАтиться за ета что-то вроде винегрета
только ты не плакай света потому что всё суЕта суетов ещё до лета
мнооого месяцев карета будет подата beretta не потребуется спета
её песенка задета марки честь но для пиита показался лучик света
всё шомпанская допита догорает сигарета жисть не кончета finита
 
04. сеть
висел октябрь случайное число какого меня чёрта занесло
на эту сеть паучию инета лепи ты из меня моя судьба
бухгалтера маркшейдера раба кого угодно только не поэта
так нет же угораздило осла решиться выбрать большего бы зла
не пожелал и лучшему я другу но позен час парадное ку-ку
пропикало и вот вписав строку ты как сиртаки топчешься по кругу
родная сеть губительный магнит ну кто себя за глупость не корит
просиживать часами будто кролик и красными глазами зырить sos
как сей удав нежнейший пылесос уже втянул тебя экраноголик
уже ты там не вырваться увы ещё идёт сигнал от головы
но он всё реже глуше и в итоге когда бы кто решил ну шутканул
убрать из-под тебя опору стул скорее б ты завис чем встал на ноги
 
05. нищий
товарищи приятели друзья я вышел в свет сияя и разя
но быстро остывая постепенно увидел с т о л ь к о истинных имён
что изначально был приговорён и сам себя сломал через колено
и вот стою трансформер и урод навстречу выдвигается народ
то скромненько то с кровною любовью несут энциклопедии томов
другие выметают из дворов судьбу свою ни чёрную ни вдовью
кому джибриль сиссе кому менглет римейки из прочитанных газет
экспромты попурри другие чёсы быть может я нисколечко не прав
я перестал хватать их за рукав и задавать дурацкие вопросы
я понял почему они близки моей душе изнывшей от тоски
клянусь членораздельны были звуки «родимые мои не рвите жил»
но тут же кто-то камень положил в мои к нему протянутые руки
 
06. пророк
намедни ночью жаждою томим я вижу сон как гайка серафим
с верхов ко мне на радостях скатился и прямо в лоб отверзлися глаза
испуганная вспучилась слеза и я в своём прозреньи убедился
закручиваясь так по часовой мой серафим издал протяжный вой
и в скрежете узнал я содроганье подобное кину «война миров»
игорное падение орлов и пышное природы увяданье
и он схватил за грешный мой язык затвором передернул мне кадык
и вырвал я но требовал таблеток он с помощью своих могучих крыл
мне сонную аорту перекрыл ещё прижёг окурком напоследок
когда наутро встал я будто труп пошёл гасить огонь горящих труб
то даже не поверил за два раза висит записка «вижди сорок бит»
так этот гость пока я был убит всё пиво мое вылакал зараза
 
07. памятник
на памятник стишочков наскрести маленько нужно б о л ь ш е десяти
ещё бы пару цикликов пожалуй и я б мог выйти в гении времён
но вышел пушкин бронзов и зелён и прогремел буквальное «не балуй»
да что за ревность нервы ни в дугу сидел бы где себе на берегу
или стоял на липовой аллее но коль пришёл скажу тебе пиит
пускай ты даже больше знаменит но я тебя проворнее и злее
брат пушкин тут хватать меня рукой и ну ребёнком прыгать на одной
ноге поджав другую тут не скрою я трухануть немножко но как в пыль
рассыпался он вдруг реально быль «да это чёрт» подумать я с тоскою
гореть закат ни ярок и ни слаб и я воскликнуть «господи хотя б
какой-то знак с какою-то подсказкой» и в этот миг откуда-то с небес
поганый голубь в просьбу мою влез как пушкина меня обгадив смазкой
 
08. страна
итак приступим я не одинок в своем стремленьи выстрелить стишок
да так чтобы попало в оба зайца один чтоб лёг в скрижалии времён
другой чтоб стал в стяжании силён и чтобы всё случилось как два пальца
большой народ длиннющая страна разболтана как дохлая струна
гремит шансон Н.Г. и визг резины поэзия ну ты меня прости
читают может два из десяти но сочиняют больше половины
ты глазом не успел ещё моргнуть уже написан портер крёстный путь
палтава медный рыцарь даймон димэн копать не раскопать глаза утрой
не разглядеть под блинчиками трой ту собственно какую выбрал шлиман
нестройные ряды моих коллег что волны надвигаются на брег
штурмуют свою юту и омаху не оттого ль ныряя на волне
задрав штаны так хочется и мне покрепче на груди рвануть рубаху
 
09. татары
нет-нет совсем не так совсем не то никто не рвёт рубаху ни пальто
всё тихо как в заморском королевстве на каждого разметка и песок
у каждого ведёрко и совок и каждый пребывает в неком детстве
идиллия долина эльдорад тебя встречает розовый фасад
и вот ты тут и что там будет после поделен мир на группки и семью
и рожу непонятную твою не очень-то желают видеть возле
да не о чем тужить тебе дружок войдёшь и ты в какой-нибудь кружок
свернёт и на твою делянку праздник забудешь одиночество и сплин
вчера ещё безвестный гражданин проснёшься как жж и одноклассник
и вот тогда послушай вот тогда все эти кнопки мышки провода
все эти блоги посы аватары не качеством пожалуй а скорей
твою и папу маму и детей количеством задавят как татары
 
10. нац
мне выставили некогда упрёк насчёт меньшинств мацун башлык урёк
так вот скажу чтоб был порядок в доме манжур мой дед татарка мне жена
сестра кыргыз хохляндия страна не путать с независимой суоми
с утра мой замечательный сосед трубит с метлой узбек вопросов нет
всё песни распевает на пиндосском цыгане по фамилии оглы
начальник мой еврей друзья хохлы и дальше по цепочке отголоском
навстречу дядя тёмен и небрит издалека так точно ваххабит
а ближе свой «постился» в наливайках к нам в гости едет братик мой бурят
у нас здесь кавуны и виноград и девушки с шевченками на майках
в поэзии и той не дураки все сплошь шотландцы негры пруссаки
тут рамки ограничены и узки хотя потом чуковский пастернак
ахматова из тысячи писак быть может я один последний русский
 
11. упражнение
любовь ах да конечно про любовь из рифм какую муть ни приготовь
их ровно пять сама она шестая шестое чувство дым в глаза и в бровь
да я хоть кровь отдам да не буровь и вновь вошла так вот она какая
ещё такие рифмы на любовь: морковь натёрта вареный картоф-ь-
ель куличи и соевое мясо детишки спят отпробовав коровь-
е молоко отменное здоровь-е отчего ж икается зараза
ставь твёрдый знак получится любов-ъ увидел раз и фсё без задних слов
готов луну достать в начале мая вначале да но вскоре на покров
не знаешь наломать с каких бы дров её назад на место задвигая
а с чем ещё рифмуется любовь ты пылу-то немного поубавь
иллюзия обман и катавас-я но ты летишь не жрамши и не спав
плечо подставить вовремя успев завидую тебе идальго вася
 
12. двенадцать
двенадцать глав как месяцев в году тебя я поощряю и веду
мой едкий друг о да но есть и еже и ежели ты прячешься в анфас
то в профиль я смотрю тебя тотчАс он греческий нахала и невежи
двенадцать это нечто вроде зы не объясняй пожалуйста азы
из зеркала когда взираю спьяну-с я ты ты я почти не отличить
такое невозможно залечить двоякий впукло-выпуклый мой Янус
оглядываясь этак наперёд годков на двадцать знаю что не ждёт
меня мой риторический твой нобель однако ты уставившись назад
вдруг говоришь о том как горд и рад в стокгольме зреть свой греческий мой шнобель
я по полу катаюсь ну и бзя всё что не можно значит то и льзя
мы как всегда опять с тобой не в ногу ты пятишься назад вперёд смотря
а я гляжу в былое октября как дверь ты прикрываешь к эпилогу
 
эпилог
мой новый год и чёртов ты и дюж куплю себе шампанского на уж...
верней на ночь нет нА ночь на двена-цать я знаю что опять придёт она
и будет ныть как древняя зурна крутить живот и брюликами бряцать
родная муза дай я обниму тебя мой друг ни встретить по уму
ни проводить как надо не умею но гений ты и я напополам
красивы мы как ева и агдам а пользы что гоняться нам за нею
оставим крылья верный мой пилот нас эта ночь как лист перевернет
родившись вновь как малые детишки с тобой мы посидим ещё вдвоём
я закупил тут целый водоём напьёмся и написаем в штанишки
 
всё
то что зову нло-й все называют луной
спятила видно планета или же я не поэт
выдал 13 куплет будет ещё вам куплета
 
куплета
гаснет цирк смертельный номер
на галёрке кто-то помер
уж ни ай ли он ни ой
мой лирический герой
 
фсё
 
© Владимир Гладких, 2009–2010.

 

© 45-я параллель, 2010.