Владимир Георгиевский

Владимир Георгиевский

03.07.1959 – 26.09.2013

 

Владимир ГеоргиевскийВладимир Георгиевский (Амельченко) родился 3 июля 1959 года в городе Каховка Херсонской области (Украина). До 1976-го жил в Тюмени, увлекался поэзией, занимался спортом, много путешествовал. С 6 лет ходил с отцом на охоту. После окончания школы учился на электротехническом факультете Уральского политехнического института в Свердловске. С 1982-го трудился в НПО «Уралэлектротяжмаш».

Вырастил двоих сыновей.

Наряду с основной работой большую часть времени отдавал поэзии. В 70-80-х годах его стихи и статьи публиковались в журнале «Советские профсоюзы», газетах «Тюменская правда», «Вечерний Свердловск», «Уральский рабочий», «На смену», многотиражных изданиях... Позже они появились в сетевом журнале «Вечерний гондольер». Владимир активно публиковался и на сайте «Поэзия.ру», многие авторы и читатели которого стали его друзьями...

Две книги стихов: «На остановке этой тишина…» (издательство Уральского госуниверситета, 2001) и «Я иду босиком по осколкам стекла» («Уральский рабочий», 2010). В 2010 году стихи Владимира Георгиевского вышли в приложении к журналу «Урал» «Складчина». Стихи также были опубликованы в региональном приложении к газете «Аргументы и Факты» (2011) и журнале «Урал» (2012).

Прижизненная публикация в «45-й параллели» – читатели найдут её на нашем сайте без труда...

 

* * *

 

Умер человек, который мне был родным... Есть одно, не часто употребляемое сегодня, слово: «неподкупный». Володя был неподкупен, в высшем смысле слова –  бескомпромиссен, и ему, естественно, претило все, противоположное этим качествам. Он был подлинным гражданином своего Отечества. Трезво смотрящим на происходящее в нём, любящим и очень страдающим. У него был колоссальный жизненный опыт и интуиция, он прекрасно разбирался в людях и умел радоваться чужому успеху.

Можно много говорить, каким он был другом. Жил заповедью «положить душу за други своя». Оставаясь на сайте «Поэзия.ру» безусловным авторитетом для людей очень разных – иногда непримиримых между собой, Володя был настоящим мужчиной, справедливым и рыцарствующим, вступался за оскорбленных. Его рефрен в письмах «я всегда рядом» – не просто слова, много раз он подтверждал это, причем чудесным образом оказывался рядом в самую тяжелую минуту. Ему я буквально обязана жизнью…

А ещё он был очень нежным и добрым. Как он называл всех по именам: Иринка Сидоренко (рано ушедшая от нас), Надюша Буранова, Петя Боровиков (тоже ушедший), Серёжа Красиков, Саша Лукьянов… так он говорил об авторах сайта разного возраста – по-отечески, по-братски. И верил человеку до конца, всегда оправдывал его, до известного предела. Насколько мог, ждал, по своим меркам, от человека – порядочности, искренности, верности своему обещанию… Нельзя назвать это наивностью, это, безусловно, чистота души – «для чистого – всё чисто». Наряду с этим был очень раним, переживал, болел сердцем, всё пропускал через него. И это не снимает с нас ответственности. 
При его поразительной мудрости был по-детски открыт. Никакого двойного дна, искренность предельная, и самое главное – оптимизм. Вскользь говорил о своих недомоганиях, шутил, был бодр и энергичен, всегда переключал разговор на проблемы собеседника и давал поистине судьбоносные советы. Это были дела любви. А мы и не догадывались, с какой болью он жил…

Его стихи: «Я иду босиком по осколкам стекла…» – не просто метафора, каждый шаг давался ему страданием и замиранием сердечным. Очень любил жизнь. Радовался чуду выздоровления зимой 2010-го, когда врачи были просто поражены и не находили объяснения тому, что он выкарабкался. Что его держало? Воля к жизни, высокая ответственность за близких и – поэзия.

В отношении к своему творчеству у Володи была скромность, даже застенчивость. Но удивление и радость: пишут, благодарят – значит это кому-то нужно. А его стихи читали – он был безусловным лидером по количеству откликов на портале, причём от людей совершенно разных, не связанных виртуальным или личным знакомством, и отклики эти были живыми, непосредственными. Точно так же благодарили в письмах за его небольшие по формату и объёму, но очень весомые книги – коллеги, друзья детства и юности, однокашники по Уральскому университету. Всегда был открыт к замечаниям и при этом – деликатен. При всей принципиальности и гражданской позиции жило в нём уважение к дару в другом человеке, к душевной беззащитности и боли, проговариваемой в стихах. 
Очень мало говорил о своем руководстве крупным заводом, работе в администрации города. Только когда вставал вопрос: а что ты собственно можешь предъявить, чтобы так защищать своё Отечество и его святыни, которые пытаются подвергнуть поруганию? Предъявить он мог очень многое из того, что успел сделать для своей страны. И никогда не кичился своим влиянием и известностью, своими достижениями в области производства. Воспитал двух замечательных сыновей – только личным примером и благодаря незыблемому семейному укладу, культуре и почтению к своим родителям и родным. Память, преемство, отзывчивость – его кредо, и ребятами своими он гордился по праву. 
В некоторых случаях добро не оставалось безнаказанным… Но это же обычное дело, это попытка мира заставить человека замкнуться в скорлупе эгоизма и равнодушия, исходя из принципа разочарования: не делай добра – не получишь зла… Но мир просчитывается в таком тезисе, когда сталкивается с людьми, подобными Володе. Они отдают себя без остатка, вновь и вновь подставляют плечо, на их фоне еще больнее наше несовершенство. 
Их так мало, но на них держится человечество.

 

Ольга Пахомова-Скрипалёва

 

28 сентября 2013

 

* * *

 

Владимира Георгиевского я знаю много лет. Судьба подарила мне не только верного друга, но и удивительного поэта, сочетающего в своем творчестве проникновенный лиризм и гражданское мужество. Истоки такого дара, несомненно, связаны со всей жизнью Владимира, с его малороссийским детством, студенческими успехами в Уральском политехническом, наградами в спорте, с работой во главе крупнейшего в стране производства, с теми опытом и мудростью, которые подвергались серьезным испытаниям, выпавшим на долю самых порядочных и честных людей нашего отечества.

Голос его стихов  подчас негромок, но заставляет вслушиваться в озвученную ими по-оруэлловски беспощадную картину современности. В отличие от рифмованных газетных передовиц иных «гражданских поэтов», стихи Владимира исполнены не только горькой констатацией, но болью за свое отечество и милосердием к людям.

Поэтика Владимира Георгиевского тяготеет к школе таких мастеров слова, как Василий Федоров, Николай Тряпкин, Владимир Соколов, чье творчество стало достоянием народной культуры, вошло в обиход самых простых людей - песней в кругу семьи, стихотворением со страницы учебника. Стихи Георгиевского хрестоматийны в лучшем смысле слова.

В 2007 году вышла первая книга автора «На остановке этой тишина», куда вошли как ранние стихотворения, так и те, что были опубликованы на сетевом поэтическом портале «Поэзия.ру». По количеству откликов-рецензий Владимир занимает лидирующее место на портале, он – любимый многими автор, достойный собеседник.  И вот я держу в руках вышедшую в 2010 году книгу в твердой обложке «Я иду босиком по осколкам стекла», книгу того замечательного формата, чтобы можно было брать ее в дорогу, носить всегда с собой, как дорогое письмо. В поэзии Владимир продолжает классическую линию русской поэзии XX века, которую отличает доверительная интонация, близкие сердцу каждого человека темы: любовь к отчему дому, рабочая честь, рыцарское отношение к женщине, материнская доля. Темы, давно не вдохновляющие многих нынешних версификаторов, что жонглируют словами и пытаются привить родному языку чужеродные интернизмы. В эпоху техногенных катастроф и колоссального разобщения людей так не хватает разговора по душам, откровенного и – что главное – по существу. Поэзия Владимира Георгиевского, живущего в Екатеринбурге, и есть такой разговор.

 

Ольга Пахомова-Скрипалёва

 

2012, октябрь

Подборки стихотворений

Свободный поиск

Http://my-mostbet.ru/otzivi-igrokov/

http://my-mostbet.ru/otzivi-igrokov/ мостбет заблокировали

my-mostbet.ru