Владимир Ершов

Владимир Ершов

Сергею Ничипорюку 
  
Мой давний друг, ослепший нумизмат, 
Похожий на диканьковского чёрта, 
Припёр свой недописанный трактат 
И свод топографических расчётов. 
  
Он поднял на меня погасший взгляд, 
Похожий на стареющего джинна, 
И  тайну мне открыл про древний клад, 
Что был сокрыт в эпоху Аладдина. 
  
– Я слеп и мне закончить не дано 
Мой дерзкий труд до рокового срока, 
Что хочешь, делай с ним, уж всё равно, 
     – 
Сказал он обречённо мне, но строго… 
  
Я знал его в иные времена, 
Когда ещё не выцвели чернила, 
Но вот погибла целая страна, 
Которая его не заценила. 
  
Ему внимали пэры и послы, 
Он щедрым был, но делал то, что должно, 
Знал  перекрестья, курсы и узлы 
Путей морских и железнодорожных. 
  
Он знал состав целительных отрав, 
Названья всех кореньев и соцветий, 
Все тайны рун, орнаментов и глав 
Писаний прошлого и будущих столетий. 
  
На ощупь, бегло пальцами читал 
На аверсах династии и даты, 
И обобрал когда-то всех менял 
На торжищах Дамаска и Багдада… 
  
Он затесался в новых временах 
В обличии нотр-дамовской химеры, 
В прохожих и в собаках сея страх 
Опасной искрой непогасшей веры. 
  
В дыму и в славе, в битвах и в тщете, 
Предметов, слов и дел ценитель тонкий… 
«Он прожил век и умер в нищете», – 
Напишут благодарные потомки. 
  
          24.10.14, 
          Ростов-на-Дону

Популярные стихи

Корней Чуковский
Корней Чуковский «Бебека»
Саша Чёрный
Саша Чёрный «Любовь не картошка»
Валентин Берестов
Валентин Берестов «Читалочка»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Эхо любви»